Category: музыка

юзерпик1

Счастье Кандида - 29

Счастье Кандида - 29

Есть ли в нашей жизни место для аримаспов?

Утром Кента ждал горячий завтрак. Помимо кофе – нежная фриттата итальянская с картофелем, сладким перцем и зеленым луком, испанская тортилья (еще одна вариация на тему картофельной запеканки) и брутальный бутерброд с маринованным огурцом, яйцами, ломтиками бекона, красным луком и разрезанной пополам помидоркой черри. Как все это аппетитно выгядело, черт возьми, и какой запах! Похоже, сделано из натуральных продуктов. Что за времена, разве теперь поймешь? На тарелке может оказаться синтезированная голограмма с объемным имитатором вкуса… Нет, нет, похоже, все настоящее – что-то ведь проваливается в желудок и создает эти непередаваемо восхитительные ощущения. Как она все успела? Вечером ее еще не было, вернулась, видимо, когда Кент уже спал, – прокралась словно мышь, он ровно ничего не услышал. А теперь, удивительное дело: только он встал и пожалуйста – завтрак уже готов!
Collapse )
юзерпик1

Счастье Кандида - 28

Счастье Кандида - 28

Вечер в ТЮЗКе (окончание главы)

– Кент, мы тебя сейчас с кем-нибудь познакомим, – сказал Румб и как-то смешно взъерошил свои усы.

Картины необыкновенно очаровательных девушек перед глазами Кента струились, размывались, нимфы рек и ручьев то сливались, то разъединялись в окружении водяных лилий, которые, казалось, поднимались по стенам к потолку. Интегральная сумма доморощенных нимф представлялась ему чрезвычайно притягательной.

Одна из них была в совсем простеньком платьице цвета речной капусты с прожилками железистого лайма. Керамические пуговицы были выполнены в технологии пассивного лазера, а короткая юбчонка представляла собой довольно изящную решетку из кованого железа или его синтетического имитатора, не закрывавшую в полной мере чудесные красные трусики и бледные нежности верхней части ног. Знакомое сочетание – зеленое с красным, зачем искать что-то новое?
Collapse )
юзерпик1

Счастье Кандида - 27

Счастье Кандида - 27

Вечер в ТЮЗКе (начало главы)

Было слышно, как галдят собравшиеся наверху зрители. Лестница несколько раз оборачивалась вокруг себя и напоминала бесконечные подъемы и спуски на картинах Эшера. Те посетители, что начали подъем существенно раньше Кента, вскоре оказывались позади и ниже его. Но те, что шли непосредственно перед ним, оставались все время впереди.

Лестничная клетка усиливала звуки, создавая эффекты необычного вибрато и розлива одновременно. На площадке гостей встречала беломраморная Мельпомена, муза-покровительница театра собственной персоной. Она была в мантии, венке из виноградных листьев и головной повязке, в одной руке держала трагическую маску, в другой – палицу как символ возмездия, которое всегда настигает людей, решившихся пойти против ее божественной воли.
Collapse )
юзерпик1

Счастье Кандида - 26

Счастье Кандида - 26

На следующий день (окончание главы)

* * *

Отобедав Кент принялся подбирать одежду, галстук, обувь. После вчерашних кульбитов с беспризорниками подкладка на рукаве порвалась по шву… Скотча нет, степлера тоже нет, гусеницы шелкопряда превратились в бабочек и улетели. Зато суп из топора получился наваристым. Кент смазал им шов, дождался, пока бульон превратится в студень, крепко сжал края шва и оставил под прессом. Через час все подсохнет, и шов станет крепче прежнего.

Вышел из дома пораньше, решил прогуляться. Эх, что за настроение чудное – что-то расширялось внутри него и поднималось вверх. «Раззудись плечо, размахнись рука», – он резко распахнул дверь и вышел на крыльцо – «Мороз и солнце, день чудесный!», дверь с размаху ударила его под зад, и Кент полетел с крыльца в сугроб. Да, конфуз получился – подъемная сила, накопившаяся в подъяремной впадине, не помогла избежать публичного низвержения с Олимпа. Он встал, отряхнул снег с одежды… Вряд ли кто-то видел его полет, холод разогнал всех по домам. Почти всех.
Collapse )
юзерпик1

Счастье Кандида - 25

Счастье Кандида - 25

На следующий день (начало главы)

Утро началось как обычно. Кент допоздна валялся в постели и вспоминал свой какой-то особо длинный вчерашний день. Вставать не хотелось, вернее – не хотелось столкнуться нос к носу в душевой с его новой весьма светской и образованной, но довольно-таки нелепой соседкой. Может, он поспешил поселить ее у себя? В мире много терпящих бедствие, всем не поможешь. Спешите добрыми делами отличиться – дарите ближнему душевное тепло! Дело, конечно, не в красивых фразах… Он вспомнил, что стал причиной несчастий этой клошарки и, возможно, гибели ее сестры. Нет, не случайные прохожие написали столько всякой дряни на стене его жизни, сам он и написал – при чем тут прохожие?
Collapse )
юзерпик1

Счастье Кандида - 23

Счастье Кандида - 23

Совсем не безумное чаепитие (начало главы)

Клошарка занималась долгими и сложными приготовлениями своей берлоги к ночлегу. Газеты, как ей все-таки важны газеты! А их теперь все меньше и меньше в мусорных баках. Покупать в киосках – слишком это накладно для скромной старушки без определенного места жительства. Скромной, но перспективной. Она внимательно осмотрела плащ, шляпу и трость только что подошедшего Кента, куртуазно раскланялась с ним и поблагодарила «галантного молодого человека» за своевременную помощь. Кент отметил ее неожиданно звонкий и веселый голос, а также абсолютно правильную петербургскую речь. Какая речь, какие обороты – это было нечто совершенно восхитительное!

– Простите, сударыня, – учтиво обратился он к ней. – Не вас ли я так долго и терпеливо искал? Я знаю, насколько неприлично задавать женщине вопросы относительно ее возраста. Прошу покорно извинить меня, и тем не менее… Не вы ли являетесь той самой весьма образованной дамой ста десяти с лишним лет, выпускницей Смольненского инсинуатора благопристойных девиц со знанием четырех европейсковских языков?
Collapse )
юзерпик1

Счастье Кандида - 16

Счастье Кандида - 16

Первый прием (начало главы)

Кент внимательно разглядывал себя в зеркале. Почистил зубы, флюоресцирующей расческой привел в порядок волосы, небрежно посыпал их мельчайшими фиолетовыми межгалактическими кристаллами, которые без труда можно теперь купить в любом магазине компьютерных игр.

Ящерка, уснувшая было в стаканчике из-под зубных щеток, заметила подошедшего хозяина, приподнялась, вытянулась вверх и, облокотившись передней лапкой на край стакана, испытующе взглянула на Кента.

– Ну, Люси́, что ты скажешь? Что ты скажешь о моем намерении сразу после приема гостей найти девушку, в которую я смог бы влюбиться? Как ты думаешь, получится у меня?

Ящерка молчала.
Collapse )
юзерпик1

Счастье Кандида - 13

Счастье Кандида - 13

Шародей (окончание главы)

* * *

Дверь приоткрыта, Кент заглянул в дом. «Музицирует, наверное», – подумал он, увидев Шародея за инструментом, но в доме было тихо. На голове у Никанора Аристарховича оказалось оцинкованное ведро, закрывающее голову, лицо и шею. Он всегда его надевал, когда играл. Даже на концертах, а Шародей довольно часто исполнял свою музыку в концертных залах и даже в филармонии. Если просили снять ведро, он снимал ненадолго, объяснял, что ведро необходимо, чтобы слушатели не отвлекали его, вновь надевал ведро и продолжал играть. К слову сказать, музыкант он был отменный. Карнавалов – когда-то это имя гремело и собирало полные залы. Импровизировал самозабвенно, играл темпераментно, а его узловатые пальцы отличались такой силой, что клавиши иной раз не выдерживали и ломались во время выступлений.
Collapse )
юзерпик1

Публикации и игра на бутылках

Саша Кругосветов

Друзья, в этом посте мне хотелось бы представить несколько новых публикаций Саши Кругосветова, а также двухминутный видеоролик со случайно увиденной и услышанной мною игрой на бутылках. В таком видео как будто и нет ничего особенного, но мне кажется, что оно создает настроение.


В «Учительской газете» (№36 от 3 сентября 2019 года) напечатан недавно публиковавшийся у меня в ЖЖ рассказ «Зашитые». Всех желающих приглашаю заглянуть на сайт издания:
Collapse )
юзерпик1

Счастье Кандида - 4

Счастье Кандида - 4

Любитель «Пустоты» (окончание главы)

* * *

Да, Юра Раздевалов всегда входил в его положение. Единственный, кроме Лины, кто понимал и принимал его увлечение. Надо бы ему позвонить.

– Привет, Кентухи, куда запропастился? Ты в порядке?

– Кто это, Румб, что ли? – ответил Кент. – Вообще-то именно я должен спросить, почему ты не звонишь? Когда Кент был еще Юрием Пантелеймоновичем, известным предпринимателем Раздеваловым, – сейчас в это трудно поверить – часу не проходило, чтобы ты не звонил.

– Не обижайся, Юрка; закрутился – работа, девушки и все такое. Был вчера у Шародея, – сообщил Румб, – думал и тебя навестить, он сказал, что ты отбыл в неизвестном направлении. Где обретаешься в настоящий исторический момент?
Collapse )