Category: медицина

юзерпик1

Счастье Кандида - 21

Счастье Кандида - 21

Старшая сестра (окончание главы)

В Доме на Горе хорошо было. Единственное, что раздражало – нас все время заставляли писать дневник чувств. Так же, как в приюте сестер Терезы. Это все вполне можно было бы пережить. Но там случай такой произошел. Пришла та самая девчонка, с которой в подвале страшное случилось. Просила, чтобы ее взяли, плакала, клялась, божилась, что пить бросит. А мест не было. Когда еще там освободится? В общем, нам стало жалко ее, мы решили уйти из приюта, чтобы ее взяли – пропадет ведь девка, и так ей уже досталось. Алексей Вадимович говорит – пусть одна из вас останется, а вторая вернется, как будут свободные места. Но мы, конечно, не согласились на такое и ушли.
Collapse )
юзерпик1

Зашитые

Друзья, представляю вам новый рассказ Саши Кругосветова «Зашитые». Эта вещь написана совсем недавно и еще не публиковалась ни в одном издании. Поэтому мнение читателей моего ЖЖ для меня особенно важно и интересно.

Саша Кругосветов, «Зашитые»

Зашитые

Владимир Иванович Меклин весьма трепетно относился к своему здоровью, в особенности – к состоянию зубов. К своим пятидесяти восьми он сохранил собственные зубы, но один из них, пальпированный зуб мудрости, был на грани – пломба выпала, эмаль потемнела, качался, имел несколько сколов, врач из районной поликлиники посчитал, что лечить бесполезно и рекомендовал его решительное удаление.

Первое удаление – Владимир Иванович решил, что этому мероприятию следует уделить самое серьезное внимание. Он обратился к своему соученику по институту Бобу Стоцкому, который был старше его на два года, поменял на импланты зубы обеих челюстей, да и вообще был по жизни очень опытным и весьма пронырливым, попадал в сотни переделок и, в конце концов, всегда выходил сухим из воды.
Collapse )
юзерпик1

Вечный эскорт - 50

Вечный эскорт - 50

42 (начало главы)

Не знаю, что со мной. Я весь горю. Никак не могу правильно оценить, не могу понять, что происходит. Вроде повидался со Стейшей. Она рада мне. Опять роман в письмах. Просто гимназисты какие-то – смех, да и только. Все-таки я решил вернуть должок Лёне Мелихову. Не должен же я подставлять вторую щеку? Перед отъездом в Майами, когда говорил с ним, он выглядел каким-то уж очень испуганным. Посмотрим, как теперь заговорит. Впрочем, может быть тогда, когда мы виделись с ним в Москве, ему показалось, что я не в себе? Похоже, у меня опять какое-то помутнение рассудка. Вообще теперь я уже ничего не понимаю. Может, Ана действительно пошутила? Очень уж я на нее напирал, а она такого не любит, вот и выложила мне эту версию, будто раньше скрывала, а теперь выложила. Да и что у нее может быть с этим слизняком? Не верится как-то. Вообще-то поколотить его стоит для острастки. Но как его поколотишь? Один раз двинуть в полсилы в скулу, он и ляжет.

В общем, я чуть было глупостей не наделал с этим Лёнькой. Прилетел в Москву. Вот, думаю, сейчас перекину деньги на карту Аны, а потом зайду к красавчику Мелихову, поговорю с ним – ну, по обстановке, не очень сурово, – и вечером – домой в Питер.
Collapse )
юзерпик1

Вечный эскорт - 33

Вечный эскорт - 33

32 (окончание главы)

Когда до посадки оставалось около двух часов, стюардессы раздали пассажирам таможенные декларации. Надо заполнить графы – ФИО, дата рождения, номер паспорта, страна постоянного проживания, адрес, где собираешься остановиться в США, везёшь ли коммерческие товары, наличные на сумму более десяти тысяч долларов и т.д.

Заполнив декларацию и несколько раз перечитав её, Герман снова повернулся к иллюминатору. Что там можно увидеть? Пелена белых облаков внизу, напоминающая снежную равнину. Опять в голове всплыли картины недавнего прошлого.

Чтобы загрузиться в Бехтеревку, нужны были справки, консультации анализы, – окулист, гельминты, билирубин, МРТ, ЭКГ, ТКДГ и прочее, и прочее – море анализов. Может, ну его? Шарил по интернету, задавал вопросы. «Это не больница, а настоящий санаторий. Если вы общительный человек, вам будет там хорошо. Доброжелательная обстановка, веселые врачи и приятные процедуры – отдых от проблем, нажитых в жизни. Само лечение будет именно в ваших руках. Все уютно, вкусно кормят. Таблетки плюс медитация (или аутотренинг, черт его знает) и психотерапия. Легкие антидепрессанты. Дисциплина там хромает – но в хорошую сторону! Так что ложитесь и будьте здоровы!». Герман подумал, что не такой уж он общительный, как кому-то показалось. Сам он определял свое состояние, как временное помрачение рассудка. Хотя врачи давали всему этому какие-то другие определения: «депрессивная триада», ангедония (утрата способности к радостным переживаниям), негативный склад мышления, заниженная самооценка, двигательная заторможенность, потеря интереса к жизни. «Относительно триады – ничего не могу сказать, все остальное – вроде, так оно и есть», – подумал Герман и решил все-таки лечь в больницу.
Collapse )
юзерпик1

Вечный эскорт - 27

Вечный эскорт - 27

27

Через полтора месяца у Германа была американская виза, и, повторяя путь Мелихова, он летел в Америку. Нет, он не повторял в точности путь Мелихова. Тот летел через Нью-Йорк, а Герман – напрямую в Майами. Времени было предостаточно. Вспоминал Леру, Ану, всю свою путанную, петляющую, ему самому непонятную цепочку увлечений, романов, больших и маленьких личных переживаний, благородных порывов и тихих, ежедневных предательств. Летит за тридевять земель ради того, чтобы увидеть Ану – значит, до сих пор любит, не находит себе места без нее. И Леру любит. Ну, никак не меньше, чем Ану. По-другому – но никак не меньше.

Лера все-таки остается и всегда будет его судьбой, женщиной number one! Векторы этих любовей ортогональны, Ана и Лера такие разные, обе уживаются в его сердце и, может показаться, совсем не мешают друг другу. Пять лет он любит двух женщин, мечется от одной к другой и ничего не может с этим поделать. Вот с какой стати он рванул в Америку? Почему он думает, будто его ждут с распростертыми объятиями? А если и с распростертыми... Что ему с ними делать? Вначале утонет, потом снова поймет, что дом его не плавать должен в пучинах морских, гоняясь за взбалмошной русалкой, а на берегу стоять, как и положено дому. Нет, опять он в пучину морскую... Так и будет метаться, как нечто неуважаемое в проруби. Лучше уж его бы там не ждали. Если рассуждать с холодной головой, он, конечно, хотел бы, чтобы Ана, наконец, устроила свою судьбу. Хотя бы личную жизнь. «Она этого достойна». Фу ты, черт, проклятый мем, – все в этом мире стандартизовано, все уже говорилось, что ни скажешь, что ни подумаешь – все штамп! – но она действительно этого достойна, как еще по-другому скажешь? Может, у нее там что-нибудь толковое и образовалось. Было бы неплохо... На самом деле ему тоже было бы спокойней.

Collapse )