Category: лытдыбр

юзерпик1

Счастье Кандида - 21

Счастье Кандида - 21

Старшая сестра (окончание главы)

В Доме на Горе хорошо было. Единственное, что раздражало – нас все время заставляли писать дневник чувств. Так же, как в приюте сестер Терезы. Это все вполне можно было бы пережить. Но там случай такой произошел. Пришла та самая девчонка, с которой в подвале страшное случилось. Просила, чтобы ее взяли, плакала, клялась, божилась, что пить бросит. А мест не было. Когда еще там освободится? В общем, нам стало жалко ее, мы решили уйти из приюта, чтобы ее взяли – пропадет ведь девка, и так ей уже досталось. Алексей Вадимович говорит – пусть одна из вас останется, а вторая вернется, как будут свободные места. Но мы, конечно, не согласились на такое и ушли.
Collapse )
юзерпик1

Мальбрук в поход собрался - 3

Мальбрук в поход собрался - 3

Мы двигались вперед. Я радовался, что люди идут ко мне, сыну короля, для решения своих самых насущных проблем и у меня есть пока силы и добрая воля помогать им. Каждую встречу и каждое новое впечатление я принимал с таким восторгом, будто это был первый день моего путешествия. Если мой второй гонец жив, мы встретимся с ним через два года, то есть на сорок шестом году пути. Так и случилось. К моему глубокому удивлению, он тоже привез мне с заставы пакет писем из столицы. Они были отправлены через два года после того, как я ее покинул. Как отец рассчитал, чтобы почтарь со вторым пакетом прибыл на заставу незадолго до появления там моего второго посланника? Видимо, он знал, где находится край царства, и понимал, куда и когда я буду посылать гонцов. Я не стал читать этих писем, потому что среди них не было послания одного единственного человека, который интересовал меня, – мальчика, сына Долли, он был тогда еще совсем маленьким.
Collapse )
юзерпик1

Мальбрук в поход собрался - 2

Мальбрук в поход собрался - 2

Минуло еще десять лет – больше двадцати лет с тех пор, как я покинул отчий дом. Мы вошли в довольно большой город, и в мэрии меня, как всегда, встречали с подобающими почестями; там же я узнал и о новостях, пришедших из столицы. Мне дали прочесть депешу – странное, пожелтевшее от времени письмо, в котором я встретил давно забытые имена, непривычные и непонятные обороты речи, изъявления чувств (неизвестно чьих и неизвестно, кому направленных), которые были мне тоже совершенно непонятны. Смысл части депеши так и не дошел до меня, но все-таки я многое узнал из нее: о том, что отец ушел в мир иной, власть и корона перешли моему старшему брату, что мать еще жива и приблизила к себе Долли, у нее растет сын, которого, как и меня когда-то, пичкают числами Фибоначчи, Эвклидовой геометрией, Ньютоновой физикой и даже Гамильтоновой механикой, – пропади они все пропадом! Судя по описаниям ребенка и дате отправления депеши, можно было определить, что сыну Долли сейчас должно исполниться двадцать лет. Из той же депеши я узнал, что перед своей смертью отец наказал мальчику, как только тому исполнится пятнадцать, отправиться в поисках границы королевства. «Если он послушался моего отца, то уже почти пять лет идет по нашим следам», – подумал я. Еще я узнал, что в столице многое изменилось: достроена крепостная стена, на месте дубовой рощи, где в детстве я любил стрелять из рогатки по воронам, где занимался фехтованием и верховой ездой, теперь построены пороховые погреба, казармы и плац для маршировки. И все-таки это был мой город, моя малая, немного постаревшая родина!
Collapse )
юзерпик1

Вечный эскорт - 48

Вечный эскорт - 48

40

На следующий день они несколько раз говорили по телефону, обменивались письмами. Все было как раньше. Будто они не провели два года врозь на разных континентах. Он почувствовал, что Ана приняла его. Нет, не зря все-таки он решился на эту поездку.

– Не заказывай такси. Я заеду за тобой в отель – сказала она по телефону. – Отвезу в аэропорт.

Все, как раньше. Ана и прежде любила провожать его.

На прощание она сказала:

– Какая я глупая. Конечно, надо было оставшееся время провести в твоем отеле. Все получилось так неожиданно. Прости меня.

У Германа было спокойно на душе. Ему не хотелось думать о будущем.

Collapse )
юзерпик1

Вечный эскорт - 18

18

– Хочешь любви? Ты уверен в этом? Дай сигарету... А я, например... совсем не уверена, что ты серьезно относишься... к близости. Для тебя это так, мне кажется. Тебе действительно... нужна моя близость? – Ана бормотала все это довольно торопливо и невнятно. Она выпила уже не один бокал белого вина и шампанского. Было далеко за полночь, и пепельница в номере наполнилась окурками. – Хорошо, мы сейчас это пррроверм.

Ана была бледная как полотно и плохо понимала, что происходит. Ее глаза остекленели и не отслеживали движения предметов, на слова она тоже почти не реагировала.

– Дай сигарету.

– Сигарета у тебя в руках. И она уже прикурена.

– Я тебе говорю о том, что т-к-к-кое в жизни близость. Ты н-не од-д-даешь себе отчета.

Речь ее была несвязна, но, видимо, какая-то невидимая сила вела ее по узкой каменной тропинке между двумя бездонными пропастями. Она фанатично шла по этой дорожке и твердо знала, куда ей, в конце концов, надо выйти.

Collapse )

юзерпик1

Вечный эскорт - 17

Вечный эскорт - 17

17

Я опять в Москве. Цветы, ресторан, подарки.

– Ана, что бы между нами ни происходило, я хочу, чтобы ты меня правильно поняла. Есть жена, она тяжело болеет, вряд ли это излечимо. Меня неодолимо влечет к тебе, тем не менее, ни-при-каких-обстоятельствах я-не-оставлю-жену. Это часть моей жизни. Можешь делать собственные выводы. С благодарностью и пониманием приму любое твое решение.

Она ничего не ответила, только сильно побледнела. Глаза запали, из щек будто выкачали соки жизни.

После ресторана поехали в модный ночной бар «Four Seasons». Искусный колумбиец-сомелье баловал Ану ассортиментом вин и коктейлей, она пробовала, пробовала, пробовала. Я выпил чуть-чуть в ресторане, а в баре взял только безалкогольный имбирный напиток. Анна просила менять музыку. Мне хотелось потанцевать, но оказалось, что Ана вообще не танцует. Даже просто тихо, в обнимку. Ну, что-ж, она такая. Жаль, я очень люблю танцевать. Сидели у стойки. Много болтали с барменами. Ана с удовольствием говорила об особенностях приготовления коктейлей. По ее мнению, здесь очень грамотные бармены и сомелье. Ана была уже очень навеселе. В конце вечера выпили лимончелло. Ее качало, она еле держалась на ногах. Однажды, чуть не упала – я успел подхватить ее в последний момент. На прощание попросила меня оставить чаевые колумбийцу и девушке, выдававшей пальто в гардеробе.
Collapse )
юзерпик1

Не уходи, Эмка!

Наум Коржавин

Меня, как видно, Бог не звал
И вкусом не снабдил утонченным.
Я с детства полюбил овал,
За то, что он такой законченный.


Сколько книг нужно написать поэту, чтобы найти дорогу к сердцам современников? Всегда ли важно, чтобы его стихи были опубликованы.

Иногда достаточно одной книги, чтобы навсегда остаться в истории литературы. "Песнь Песней" Соломона, "Похвала глупости" Эразма Роттердамского, "Горе от ума" А.С. Грибоедова, "Конек-горбунок" П.П. Ершова.
Collapse )
юзерпик1

Вечный эскорт - 14

Вечный эскорт - 14

14

Викторин снится, что она на сцене. Кираса, кольчуга, шлем, наплечники, наручи, в руках – щит и копье. Нет, она не Жанна Д’Арк. Она – Дон-Кихот. Полна благородных порывов и готова расправляться с магами и драконами, принимающими вид обыкновенных людей. Сегодня на балет пришли тоже обычные люди – как знать, сколько среди них магов и драконов? И, хотя Викторин одета, как средневековый рыцарь, посетители, интересующиеся, как правило, только лишь ножками и попками, все равно довольны. Потому что у Викторин кираса и прочие железные штуковины только сверху. А от пояса и ниже на ней нет железок. Только лишь балетная пачка, а дальше – плотные, ровные и совсем голенькие ножки в балетных туфлях. И это очень даже мило. Вообще в этом что-то есть, можно сказать, пикантно, – креветка-воительница. Мило, мило, браво, Викторин!

Из-за кулис ей машет доктор Лебрен. Ну, тот самый, что оплачивает ее расходы на жильё, счета от портного и парикмахера, и пусть не самые дорогие, но все-таки довольно изысканные украшения. Не хочет показываться на публике. Солидный человек, женат, ему не нужна огласка.
Collapse )
юзерпик1

Вечный эскорт - 9

Вечный эскорт - 9

Восьмая глава исключена из публикации в ЖЖ, поскольку она уже печаталась в журнале «Аврора», о чем я сообщал в одном из анонсов. Все желающие ознакомиться с пропущенной главой могут сделать это, пройдя по ссылке.

9

Ирочка Котек была первой моей ундиной. Совсем моей, если вообще можно говорить о том, что ундина может стать чьей-то. Русалка, наверное, может любить. Но, все равно, живет сама по себе.

Я сразу понял, что это ундина, как только встретил ее. Она задумчиво шла вдоль внутренних строений Петропавловской крепости по безымянной улице между Инженерным домом и Артиллерийским цейхгаузом. Совсем молодая, очень грустная и какая-то вконец потерянная. «Ей восемнадцать, наверное, студентка какого-нибудь вуза культуры. Вечером учится, днем работает», – подумал я. Угадал, потом подтвердилось, что я угадал. Восемнадцать и Библиотечный институт.

Зачем я вообще подошел тогда к ней? Мне уже далеко за двадцать перевалило, почти двадцать семь, а тут совсем молоденькая девочка. Обыкновенная, ординарная, такая, как все. Одета – куда как просто: невзрачная кремовая блузка, серая юбчонка и мягкие туфли без каблука.
Collapse )
юзерпик1

Вечный эскорт - 7

Вечный эскорт - 7

6

Однажды звонит мне хороший московский знакомый Юрий, сообщает: «Я в Питере. Остановился в гостинице «Москва». Подъезжай, поболтаем». Сидим в лобби-баре. Юрий – респектабельный, элегантно одетый, усы и бородка аккуратно подстрижены. Я тоже неплохо одевался в то время. Группа женщин сомнительной профессии с интересом поглядывает на двух ухоженных мужчин.

К нам подсаживается симпатичная, улыбчивая особа. Высокая, худощавая, бедовая. Похожа на ундину – жаль, что путана. «Угостите девушку, ребята». Наливаем белого вина. Подсаживается вторая барышня. Ее тоже угощаем. Несколько ничего не значащих фраз. Первая говорит: «Могу вас обоих обслужить. Если хотите – обслужим вдвоем». «Вы, девушки, не по адресу». «Гомики, что ли? Не похоже. Или денег жалко?» Решили отшутиться. «Мы – ваши сестрички», – говорим. «Как это? Не поняла». «Мы тоже на работе. Ждем богатых клиенток». Вздох разочарования. Сконфуженные ночные бабочки возвращаются к подругам. Шепчутся, поглядывают на нас. Объясняют друг другу: «Сестрички!», смеются. Наверное, поверили. А мне понравилась та высокая путана. Неплохо одета, можно сказать, – со вкусом, не размалевана, держалась с нами просто, буднично, доброжелательно. Не вызывающе и не вульгарно. Обычная молодая женщина, знающая себе цену. Может, не такая уж и молодая. На увядшем, густо напудренном лице выделялись большие черные глаза с неожиданным для подобного персонажа, каким-то очень уж человеческим, затаенно-ласковым выражением. А что путана? – ничего не скажешь, есть такая профессия, всегда была такая профессия.
Collapse )