юзерпик1

Аэлита - 2020

Аэлита - 2020

37-й Международный литературный фестиваль фантастики «Аэлита» проходил с 18 по 20 декабря 2020 года в онлайн-формате. Саша Кругосветов стал лауреатом одной из главных наград фестиваля – премии «Гиперболоид».

На самом деле, это мероприятие объединило сразу три литературных события – фестиваль «Аэлита-2020», 2-й Международный литературный фестиваль им. А.С.Пушкина и 2-ю всероссийскую литературную премию «Новый Сказ» памяти Павла Петровича Бажова. Но премия имени Бажова и в 2019 году вручалась именно в рамках фестиваля «Аэлита», а Пушкинский фестиваль, который в 2019 году проходил в Крыму, имеет свои корни во многом в той же среде. Поэтому, конечно, многолетние традиции «Аэлиты» играли в мероприятии первую роль.

Впрочем, как вы понимаете, в короновирусных реалиях традиции пришлось сочетать с ускоренно вступающими в нашу жизнь новациями. Отсюда и онлайн формат. Как это реализовывалось на практике? Точно так же, как ставшие знакомыми нам по учебе детей дистанционные уроки, лекции и семинары или наши собственные рабочие совещания через Zoom и другие платформы.
Collapse )
юзерпик1

Рецензии на книгу «Базальтовая Венеция»

Рецензии на книгу Саши Кругосветова «Базальтовая Венеция»

Друзья, ненадолго прерываю публикацию повести «Мужчина в доме», чтобы рассказать о накопившихся за последнее время новостях. Начну с приятных для меня событий, связанных с книгой «Базальтовая Венеция». Посвященные ей рецензии Андрея Белянина и Евгения Гаглоева вышли в «Собеседнике» и «Новой газете».
Collapse )
юзерпик1

Мужчина в доме - 18

Мужчина в доме - 18

* * *

Юля узнала рамы, самолеты-разведчики Фокке-Вульф. У каждой рамы могут быть четыре небольшие бомбы по пятьдесят килограмм. Бомбардировка – лишь «бонус». Это не их задача. Крыльями качают… Посмели, стервятники. Летят бомбы, одна из них – рядом с детьми. Беги, Юля, беги… Не может быть.

Леночку накрыло – снесло голову осколком. Мальчик – цел вроде, ничего не видно. Бледный только, белый, как мел. Почему ты не двигаешься, Игорек? Наверное, контузия. Да нет, он жив. Не дышит – очнись, Игорек, это я, твоя мама!
Collapse )
юзерпик1

Мужчина в доме - 17

Мужчина в доме - 17

Когда мальчик вернулся, его место оказалось занятым – все больницы в городе переполнены из-за эпидемий. Взрослые больные из его палаты убедили врачей, что надо подержать Максима в больнице еще три дня, потому что он пока не выздоровел. Положили в коридоре. Ждали, когда кто-нибудь помрет.

Брата Сашу удалось повидать на следующий день. Особо восхищаться не было времени; главное – научиться бы его пеленать и кормить. Немолодая сестра из родильного удивилась:

– Все покажу, только зачем тебе?

– Мамы нет, – ответил Максим. – А нам двое суток до бабушки ехать. Кто за меня это сделает? – я все должен уметь.
Collapse )
юзерпик1

Мужчина в доме - 16

Мужчина в доме - 16

Утром Максим вспомнил о тете Юле, которая предлагала ему вместе поехать в Свердловск. А вдруг она поможет ему забрать Сашку и добраться до Свердловска?

– Я хочу уехать домой, – сказал он доктору, поймав его в коридоре.

– Не глупи, боец, – ответил доктор, – вылечишься и поедешь.

– Я уже здоров, – настаивал мальчик. – Где моя одежда?

– Не имею права тебя отпустить. Только если детский дом откажется от тебя…
Collapse )
юзерпик1

Мужчина в доме - 15

Мужчина в доме - 15

* * *

Весь день Максим ходил за сестрой, спрашивал: «Теть, а теть, скажите, что с мамой?»

Сестра сердилась: «Чего ты бегаешь, больной? Принял таблетку? Вот и хорошо – лекарство принял, поел, молодец! Аппетит, смотрю, у тебя хороший. Лежи и лечись – все, что от тебя требуется».

До полудня она убегала.

Или отмалчивалась, делала вид, что не слышит. А однажды все-таки ответила: «Откуда же я могу знать об этом? Мать твоя в другом отделении лежит, рожает, наверное».

Ближе к вечеру того же дня к Максиму подошел военврач в гимнастерке, сел на край постели. Внимательно посмотрел на мальчика, потрогал лоб, подержал за руку.
Collapse )
юзерпик1

Мужчина в доме - 14

Мужчина в доме - 14

* * *

Какие люди попались, даже денег не хотели брать – с трудом рубль удалось им всунуть. Три буханки хлеба и кусок домашней колбасы в холщевой сумке на плече, бидончик молока и целое ведро вареной картошки, даже немного подсолнечного масла хозяйка подлила – Юля вне себя от радости: дети наедятся вдосталь, да и взрослым немало останется. Решила идти не по тропе, а напрямую через луг – так быстрее. Эх, прекрасная трава нынче уродилась, – и мятлик с тимофеевкой, и клевер, и мышиный горошек, и зверобой – Юля любила и знала каждое растение, каждую травинку.

Вон уже и подводы видны. Под той, второй, она Леночку оставила. Велела Игорьку ни на минуту глаз с нее не спускать. Сейчас, нарежем колбасы, хлеба, да с картошкой… Картошка-то еще теплая. И молоко парное. Вот Шмураки обрадуются, хорошие люди достались ей в попутчики, ничего не скажешь. Все поровну – и хлеб, и радость, и горе тоже.
Collapse )
юзерпик1

Мужчина в доме - 13

Мужчина в доме - 13

* * *

– Куда разбежался, боец? – услышал Максим негромкий мужской голос. Чьи-то сильные руки взяли его за плечи и повернули к себе. Пряжка узкого ремня, пересекающего гимнастерку наискосок. Гимнастерка выцвела и пожелтела, на плечах белый халат. Ниже, прямо над большой желтой пряжкой с пятиконечной звездой поясного ремня, – несколько светлых пятен. Одно из них напоминало лягуху с тремя лапами («Лапу бомбой оторвало», – равнодушно подумал Максим), второе – аиста, тоже покалеченного – совсем без ног. Откуда-то сзади до Максима донесся знакомый голос сестры:

– Отвечай, раз военврач третьего ранга спрашивает.

Сестра, не дожидаясь ответа мальчика, сама сказала гимнастерке:

– Это сын той, с эшелона… Которая беременна.
Collapse )
юзерпик1

Мужчина в доме - 12

Мужчина в доме - 12

* * *

Утром со Шмураками и отправились. Хмурый, ветреный рассвет, на душе тревожно – что припасла беженцам дорога в неизвестность?

Подводы ехали, а они больше шли, потому что на подводах было слишком много вещей. И Шмураки шли, и Юля с Игорьком, Леночка – больше на подводе, иногда к маме на ручки просилась. И вот так пешком потихоньку... Ну, прошли километров десять, отдохнули. Потом опять…

Там не только их две подводы были, еще и другие – из соседних деревень, целый обоз. Некоторые аж с Унечи сюда добрались.
Collapse )
юзерпик1

Мужчина в доме - 11

Мужчина в доме - 11

* * *

Вот они знакомые ступеньки, только снегом покрылись и все. И коридор знакомый, и стеклянная дверь – палата почти совсем не освещена.

– Мама, – сказал мальчик, – я бабушке телеграмму дал...

Откуда-то из темноты вынырнула сердитая сестра с марлевой повязкой на лице и сделала ему замечание:

– Опять шумишь, ты не в школе – это больница. Боль-ни-ца! Уже не маленький, должен понимать. Ты что не видишь? – спит твоя мать.

Мать лежала на спине, полуоткрыв рот, глаза – тоже полуоткрыты и закатились, в темноте светились одни белки без зрачков. Максим никогда не видел, чтобы мать так спала, ему показалось – она не дышит.

– Мама живая? – спросил он совсем тихо.
Collapse )