krugo_svetov (krugo_svetov) wrote,
krugo_svetov
krugo_svetov

Categories:

Мужчина в доме - 19

Мужчина в доме - 19

3

Юля надеялась, что Максим все-таки сам придет.

Твердо решила поехать с ним в Свердловск, хотя раньше собиралась остаться в Галиче.

Дядя Кузьма, усы основательные и передник кожаный, – сапожник, обувь чинил, шорник хороший, хомуты правил, что говорить – мастер на все руки. Колхозники за работу приносили ему – кто яичек, кто молока, кто сметанки.

Война, люди недоедают, а у него все в доме есть. Да еще и жена – хорошая хозяйка. Приветливые люди…

В комнате – стойкий запах кожи и клея. Ходики тикают.

Но почему он не идет? Все называют его Максимом – просто не знают… И он сам забыл. Это же ее Игорек, он жив – осколок только чуть кожу поранил… Сынок испугался взрыва, вот и забыл все, забыл, что он Игорь. Еще вспомнит. Время пройдет, и вспомнит – подойдет, обнимет и скажет: «Ничего не бойся, мама, я с тобой».

Нет-нет, решено: Юля в Свердловск поедет.

Как ее мальчик оказался в больнице с чужой женщиной? Война – разлучница. Ничего, все будет хорошо, просто ей надо быть рядом с ним, вот и все. Может, еще и Леночка найдется. Обязательно найдется – иначе, что она мужу своему скажет?

Ходики тикают, время идет, ей тоже пора идти...

Юля не дождалась мальчика и решила сама отыскать. Приехала в больницу – как раз на следующий день после его выписки. Спросила Максима – они же не знают, что он Игорь на самом деле. Ей сказали: Максим выздоровел, здесь остался его новорожденный братик, а мать при родах умерла от истощения и болезни. Жаль бедную женщину – кто теперь грудничком будет заниматься? Юля была благодарна ей за то, что выходила Игорька. Ничего, что называла его Максимом, – она ведь не знала, что он Игорь.

Еще ей сказали, что мальчик собирался сходить в пункт регистрации, а потом – в Управление ФЗУ. Юля повторила его маршрут.

В Управлении трудовых резервов рыжая секретарша заявила: десятилетний мальчик сюда не приходил, и в списках учащихся подведомственных Управлению учебных заведений ни одного Максима не числится.

Игорь, Максим, отзовитесь!

Юля расстроилась – неужели она опять потеряла своего ребенка? Вначале даже поверила рыжей мегере. Потом подумала и решила все-таки сама пройти по всем ФЗУ Галича, и на третий день поисков нашла-таки Максима.

Мальчик тоже обрадовался ей, рассказал все, что случилось с мамой, братиком, как он искал тетю Юлю и не нашел, как хотел закомпостировать билет и у него не получилось.

– Ах ты, бедный мой малыш, – сказала она и обняла Максимку.

Тетя Юля, вы правда хотите поехать со мной в Свердловск? А поможете мне забрать Сашку, потому что мне его не отдадут? Вы не волнуйтесь, он вам не доставит беспокойства – я сам буду и пеленать, и кормить, я умею, а молочко на дорогу дадут сестрички из родильного, они обещали. Только мне одному не донести его до поезда, потому что еще свои вещи и мамины. Мамины можно в чемодан положить, я его на вокзале у тети-железнодорожницы оставил, но там еще два узла.

Юля ответила, что они теперь вдвоем и поэтому им сам черт не страшен, – «кого, интересно, она чертом называет?» – только для начала надо забрать его самого из ФЗУ, потому что ее спросят: вы-то кто такая? И что ей ответить?

– Я в больнице сказал, что вы моя тетя, что искал вас и не нашел. Ну а теперь вы сами нашлись. И здесь скажу так же.

Но забрать Максима оказалось непросто

– Мой муж – боевой командир, старший лейтенант Дмитрий Лавренчиков, а его сестра, мать этого мальчика, скончалась, – доказывала Юля. – Я его тетя, почему вы мне не верите? Отвезу мальчика в Свердловск, отдам бабушке. Посмотрите, вот его билет, вот документы.

В конце концов, руководство училища согласилось. Юле сказали: «Пишите заявление: я такая-то, такая-то, отказываюсь от обучения моего племянника такого-то в ФЗУ, гарантирую сопровождение его до постоянного места жительства».

Быстро стемнело, ударил мороз, надо было где-то переночевать.

Юля взяла Максима к дяде Кузьме.

Запахи кожи и клея были незнакомы Максиму.

Сели за стол, хозяйка поставила перед мальчиком яйца, крынку сметаны, крынку молока и каравай хлеба. «Вот, внучок, ешь, сколько хочешь», – сказал дядя Кузьма и улыбнулся Максиму.

– Мой дедушка еще до войны умер, – говорил с набитым ртом Максим, – а бабушка ждет меня с братиком в Свердловске. Она бы сама приехала, но ей, наверно, билетов не дали. Потому что война. Так что вы мне не дедушка.

– Никто бабушек и дедушек у тебя не отнимает. Просто по возрасту ты мне как внучок, – ответил дядя Кузьма. – И меня можешь называть дедушка Кузьма – вполне, а мою хозяйку – бабушкой Марусей. Ешь, не стесняйся.

Мальчик ел и не мог остановиться. Еда на дармовщинку голод не утоляет.

Утром они поехали в больницу. Там проблем было не меньше, чем в ремесленном, хотя тетя Юля и здесь рассказывала о том, что ее муж – боевой командир, а его сестра – мать двоих детей. А еще о том, что теперь дом у этих детей в Свердловске, и они должны жить с бабушкой, потому что туда приедет их отец. Ребенка не хотели отдавать, и тогда Максим сказал дяде военврачу:

– Вы обещали отдать братика, если будут взрослые родственники. Мне кажется, тетя Юля – совсем взрослая. Я, например, обещал вернуться и вернулся. Вот и вы держите слово.

– Ну, ты и настырный, боец! Вы действительно готовы отвезти детей в Свердловск? – спросил военврач у Юли, посмотрел ее документы и добавил: – С двумя детьми, один – еще грудничок, нелегко вам будет, Юлия Владимировна. К кассам сейчас не пробиться, идите сразу к администратору и покажите справки из больницы. Молоко для ребенка дадим на два дня, а дальше – сами. Ну, хорошей дороги, Максим Николаевич! Отец сказал, что ты теперь за всех в ответе!? За себя, за братика, а теперь еще и за Юлию Владимировну – ты понял?

Юлины глаза сияли, она прижала к себе мальчика и произнесла:

– Он теперь за всех нас в ответе, он справится.

Максим почему-то подумал: «А вдруг тетя Юля убежит с братиком?» и сказал:

– Только, чур, – Сашку я сам понесу!

– Неси, мне он не нужен, – согласилась тетя Юля. – У меня теперь ты есть – хорошо, что нашелся… Леночка тоже найдется.

Ему было неинтересно, кто такая Леночка, – мало ли детей в войну пропадает?

А про то, что он теперь Игорь, Максим не догадывался!

Subscribe

  • Мужчина в доме - 21

    Тетя Юля устроилась внизу, корыто с грудничком поставила на столик – «пусть пока здесь постоит!». – Смотри, какое прекрасное место, в окно все…

  • Мужчина в доме - 20

    Тетя Юля провела Максима с ребенком на руках через душный и прокуренный зал ожидания в коридор, где у двери толпилось много людей, показала…

  • В Питере – любить, в России – жить

    Вышла аудиокнига моих лирических зарисовок «В Питере – любить!» Саша Кругосветов стал лауреатом Международной Лондонской литературной премии в…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 36 comments

  • Мужчина в доме - 21

    Тетя Юля устроилась внизу, корыто с грудничком поставила на столик – «пусть пока здесь постоит!». – Смотри, какое прекрасное место, в окно все…

  • Мужчина в доме - 20

    Тетя Юля провела Максима с ребенком на руках через душный и прокуренный зал ожидания в коридор, где у двери толпилось много людей, показала…

  • В Питере – любить, в России – жить

    Вышла аудиокнига моих лирических зарисовок «В Питере – любить!» Саша Кругосветов стал лауреатом Международной Лондонской литературной премии в…