krugo_svetov (krugo_svetov) wrote,
krugo_svetov
krugo_svetov

Экспресс до Амстердама - 11

Экспресс до Амстердама - 11

* * *

Энн почувствовала себя неважно – от курева, кофе, выпитого вина и переживательных воспоминаний.

– В какую все-таки сторону отсюда располагается женсковая комната? – бросила она заплетающимся языком свой вопрос в свободный эфир. Кто-то принял ее сигнал в никуда, ответил и словесно-звуковыми сигналами указал направление. Кто этот кто-то, столь благонравный и добролюбый? Федя – вряд ли… Нинель – тоже вряд ли! Мускулоида вроде не видно…

Правая нога Энн выкатилась вперед, крутанулась против часовой стрелки, оплела левую ногу слева и сзади. Ощутив опору твердого пола, правая нога выпрямилась и выдавила вперед левую ногу. Той ничего не оставалось делать, как выброситься вперед, сделать оборот по часовой и оплести правую ногу справа и сзади. Чтобы сохранить равновесие, Энн вцепилась ногтями в кресла у прохода вагона. После нескольких пируэтов она заметила, что, несмотря на титаническую работу ног, продвижение в сторону заветной женской комнаты оставалось незначительным.

Если бы в этот момент кто-то поинтересовался, в чем причина ее столь необычной походки – геморрой, гонорея или газы, Энн, не задумываясь, отбрила бы негодяя: «Недержание мочи, вот что!» И спросивший не понял бы тонкой иронии ее ответа, потому что истинная причина состояла в том, что именно такая походка казалась Энн особенно элегантной и грациозной.

Грациозной и элегантной! Но то несущественное обстоятельство, что она практически не продвигалась к заветной цели, все-таки несколько ее смущало.

Нет, Энн Гордон – не обычный человек. О, Великий Ошо, он всегда рядом с ней и путешествующая молодая особа из Америки сумеет справиться и с этой проблемой! Энн подняла руки и вытянула их вперед, стопы выпали из лабутенов, – «Эх, надо было надеть в дорогу мартинсы или, в крайнем случае, челси!» – с запоздалым сожалением подумала она и зависла над полом, оформляя свои нестандартные действия обезоруживающей улыбкой с почти незаметными желтыми сколами на зубах и отдельными признаками пародонтоза корней. Да, были незначительные дефекты в этой в целом потрясающей картине, содержащей элементы реального вознесения.

Селебрити Лос-Анджелесского разлива беспомощно шевелила в воздухе ногами, но продвижения вдоль прохода вагона от этого тоже почти не происходило.

Описываемое здесь небольшое происшествие было слишком тривиальным, чтобы заинтересовать хоть чем-то рядовых очевидцев. Но нашлись настоящие ценители, которые узрели в эволюциях Энн черты несомненного физического и духовного совершенства, а совершенство, как известно, раздражает. Красивые, но абсолютно нерезультатные маневры Энн заметили две сидящие неподалеку девушки.

– Смотри-ка, – произнесла одна из них, – Ступорова, похоже, в полном ступоре. Как же они все меня достали! Слабо попасть в нее пластиковой бутылкой?

– Это мне-то слабо? – возмутилась сидевшая рядом приятельница, евразийское происхождение которой не позволяло ей сомневаться в своих возможностях при любых жизненных коллизиях, и изо всех ее сил своего молодого тела (недооценить которые было бы весьма легкомысленно) бросила пустую бутылку из-под воды в зависшую в воздухе фигуру поклонницы идей Ошо. Бутылка была, видимо, слишком легкой. Ее материальное воплощение вообще не проявило никаких признаков взаимодействия с призрачным видением подвыпившей путешественницы, прошило его насквозь и упало на пол.

– Надо взять что-нибудь поувесистей, – рассудительно заметила первая и швырнула в Энн бутылку с водой. Бутылка смяла колышущуюся фигуру поклонницы Ошо, скомкала, точно мягкую занавеску. Энн развернулась и вместе с бутылкой шлепнулась в проход. Упала, поднялась, почувствовала почву под ногами, засунула ноги в лабутены и выпрямилась. Случайно взглянув на свои руки, она с ужасом обнаружила, что идеальные наклейки ногтей не выдержали встряски, покинули ее руки и рассыпались по полу.

– Все у порядке, – сказала она, заметив встревоженные лица Нинель и Феди. – У меня в Van есть специальный ногтевой браузер.

Достала из сумочки небольшой гаджет и несколько раз нажала кнопку.

– Дажна арботать, не стоит тебе хелповаться со мной, Федя, это неприличновски. Бататрейки плохо кантачатают. Вот так…

Браузер включился от кнопки, и ногтевые накладки, словно птички, слетелись и расселись по пальчикам молодой путешественницы, выбрав и заняв положенные им места.

Энн неустойчивой походкой ковыляла вдоль прохода, и когда она удалилась на изрядное расстояние, Нинель со значительным видом поднесла палец к губам и произнесла, обращаясь к Феде:

– Хочешь, открою тайну?

– Открой, дорогая, говори скорей, не томи!

Нинель по привычке поломалась, а потом раскрыла Феде страшную тайну:

– Не было в ее жизни никакого Кага́на Важнишу, вернее того, кто похож на этого Важнишу! Также не было, как я никогда не была царицей Савской!

Дама задумалась о том, насколько корректно не признавать себя царицей Савской. Ведь она, Нинель, легко путешествует во времени… Да нет, куда до нее царице Савской, допотопной дикарке, скорее всего зараженной генитальным герпесом, которая наверняка не умела даже толком помыться, а запахи и эманации немытого тела забивала примитивными притираниями, а также маслами и настоями отрубей грубого помола…

– А музыканты, сомелье? – прервал ее мысли Федя. – Про Герма я точно знаю, они встречались в Москве. Правда, это было давно. Она ведь уехала лет пятнадцать тому…

– Кто-то есть, наверное. Сомелье, музыканты третьесортные… Итальянца точно не было. Хорошо, что рядом с тобой я, меня просто так – тем более, на мякине – не проведешь! В общем, не надо верить этим россказням. О Герме, кстати, мы знаем только с ее слов. Может, этот типчик и обретается где-то, но при чем здесь Энн, да простит меня Вседержитель!?

– Как это? Господи, да неужели? Святый Боже, Святый Крепкий, помилуй нас! – воскликнул Федя. – Откуда ты-то знаешь об этом?

– А то ты гулял без меня по Америкам две недели, думаешь, бесконтрольно? Все о тебе знаю и о твоих прехехешках предоскональненько. Да не боись, я не против, дело молодое. Поскольку, если есть две вещи, которые я люблю больше всего на свете, так это контроль, а коли нет контроля, тогда уж лучше полная бесконтрольность. А вот Анастасия твоя Стопарикова все как есть выдумала… Из пальца высосала. Никогда не ходил по белу свету этот похожий на Важнишу и никто его не видел. Так же как и Сафарбек, как и принц Фуджейры. Она всем о Гутцериеве и Мохаммеде рассказывает, а до этого Синюшному наплела с три короба…

– Наверное, и о Герме тоже. Какая лгунья, лиса, как она нам всем глаза отводила. И я-то… Взял и поверил… А ты, Нинель, все знала и виду не подавала, вот это выдержка, браво!

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →