krugo_svetov (krugo_svetov) wrote,
krugo_svetov
krugo_svetov

Categories:

Экспресс до Амстердама - 9

Экспресс до Амстердама - 9

Энн разнервничалась от этих разговоров и выскочила в тамбур, чтобы выкурить очередную сигарету. Долго пускала дымовые кольца. Кольцевание колец – уж что-что, а это она делает искусно – ее немного успокоило, и она вернулась с улыбкой на лице, неожиданно обезоруживающей и кроткой.

На столе уже стояло шампанское и кофе. Все трое пили брют и молчали, каждый думал о своем. Энн набирала темп и заказывала бокал за бокалом.

хорошо еще что ей постоянно кто-то помогает попервоначалу Герм поддерживал Феде тоже пришлось раскошелиться немного теперь Мали́к араб но не шейх увы но денежки водятся благородный человек не жадный с ним интересно две семьи в Эмиратах стать третьей женой нет уж извините...

Энн показалось, что она сидит сейчас с Гермом и выносит ему мозг рассказом о своем приятеле Мали́ке: «Понимаешь, мы давно знакомы. Ты, наверное, помнишь, я занималась арабским еще в Москве. Мали́к – близкий друг моего учителя. Мы познакомились в Москве, потом пару раз виделись в Абу-Даби. Оказалось, у него дела в Калифорнии. Вот мы и стали встречаться. А сейчас он в Амстердаме. Мне нравятся южные мужчины: они предупредительные, щедрые, не мелочные. Не думаю, что наши отношения надолго и всерьез. Откровенно говоря, не вижу себя с ним, да еще в Амстердаме. Если уж я в свое время отказалась от наследного принца Фуджейры...» Зачем она объясняет Герму что-то о Мали́ке? – на Герма никакой надежды… Одни стихи. Это не ее он любит – нарцисс, собой красуется, не может налюбоваться.

Наверное, она уснула от выпитого шампанского. И уже нет Герма, уже не в поезде едет, а нежится в постели в мамином доме в Яболе, а мать напевает, склонившись над ней:

Жила принцесса милая, милая, милая, жила принцесса милая, ми-ла-я,
Но появилась феечка, феечка, феечка, но появилась феечка, фе-е-чка,
Заколдовала девочку, девочку, девочку, заколдовала девочку, де-воч-ку,
И та проспала целый век, целый век, целый век, и та проспала целый век, це-лый век
В огромном замке высоко, высоко, высоко, в огромном замке высоко, вы-со-ко.
Вот скачет к замку юный принц, юный принц, юный принц, вот скачет к замку юный принц, ю-ный принц.
Поцеловал и разбудил, разбудил, разбудил, поцеловал и разбудил, раз-бу-дил[1].
Девушка зарделась, зарделась, зарделась, в лице изменилась, изме-ни-лась,
Письмо написала, написала, написала, а кому послала, ко-му, ко-му?


– Кому пошлешь, Анастасьюшка? – спрашивает с улыбкой матушка. – Джавхару, Захиру или Мохаммеду? А может, пошлешь соседу нашему, Петруше, все-таки?

Настенька колебалась и сидела, задумавшись, на постели, а мать упрашивала ее:

– Что бровки насупила? Прояснись, разгладь морщинки на лице своем, розочка моя прекрасная на рассвете жизни!

Рассеялось сладкое видение, нет уютной постели. Энн проснулась в кресле экспресса. Дурно ей от выпитого вина. А напротив попутчики странные… Зачем ей эти попутчики, зачем вообще ей такие попутчики? И еще этот мускулоид со своими предложениями – у него, мол, изрядный капиталец имеется в оффшоре на острове Woman. Связаться с роботом – себя не уважать.



Примечания

1. Песня про Принцессу.

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →