?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Неделя у тетушки Доры - 5

Неделя у тетушки Доры - 5

День пятый, решающий

Звонков не было. Значит, в прошлый раз звонила Лиля, а Женя, видимо, не позвонит. А значит, и письмо писать не станет. Не поверила потомку знаменитого революционера. Но письма все же надо проверить. Сегодня может прийти только письмо Лили. От Евгении, если будет, конечно, только завтра, не раньше. Он решил сходить на Литейный, заглянуть в свой почтовый ящик. Пока ничего. Через два дня приедут родители. Комната холодная, не топилась с прошлой зимы. Боб наколол и принес дров из подвала, подготовил печку для протопки. Родители будут в субботу, чиркнут спичку и готово – в доме будет тепло.

Боб вспомнил, что ему снилось этой ночью. Он шел по огромной, совершенно плоской песчаной пустыне. Ни зданий, ни растений, ни холмов. Вместе с ним по пустыне шли, с деловым видом шагали по своим делам самые разные люди, очень озабоченные, каждый в своем направлении, иногда парами, чаще поодиночке, и совсем не смотрели друг на друга. Боб обнаружил, что он раздет, интересно, где он мог оставить свою одежду? Справа и слева от него оказались две девушки. Они доверительно держали его под руку и о чем-то нежно щебетали. Справа шла Диана, на ней был один только весь в подсолнухах желто-оранжевый короткий халатик, почти не закрывавший ее стройную фигурку, слева – Нина, в строгом кремовом костюме, застегнутая на все пуговицы. Боб увидел вдалеке два постамента. На одном из них стояла Лиля в свободной, прозрачной одежде. У нее были почему-то гипертрофированно длинные ноги, и поэтому голова «принцессы» оказывалась очень высоко, почти под облаками. Лиля ласково улыбалась Бобу. На другом постаменте – грустная Евгения. Синяя банлонка обтягивала ее бюст, плечи и необыкновенно длинную талию, гипертрофированно удлиненную талию, настолько удлиненную, что, несмотря на корявые коротенькие ножки, ее голова, так же, как и у Лили, взмывала высоко, почти до самых облаков. В ее лице было что-то загадочное, невысказанное, что-то среднее между чуть заметной улыбкой и затаенной печалью. Рядом с этими впечатляющими античными женскими фигурами то ли вращались, то ли висели в воздухе, две неясно очерченные субстанции мужского пола. Рядом с Лилей – симпатичный молодой человек с усиками. Он заметил Боба и тут же потребовал, чтобы Боб немедленно отремонтировал его «Мерседес», за свой счет, конечно. Боб очень удивился, и, естественно, отказал ему, в самых изысканных, естественно, выражениях. «Могу сделать для вас все, что вы просите, но только на платной основе, могу предоставить скидку, и то – совсем небольшую», – добавил он и сам поразился тому, насколько уверенно он произносит эти незнакомые слова. Рядом с Женей – мощная мужская фигура, Боб откуда-то знает, что этот человек – философ. «Послушайте, Боб, ведь это вы отправляли непонятное послание даме моего сердца. Возникает вопрос: что вы такое – плоскость, объем или душа?». «Вот это вопрос», – подумал во сне Боб и попытался правильно ответить на него. Но ему очень мешали шелест и щебет двух симпатичных особ, бесцеремонно повисших на его обнаженных руках. «Черт побери, да прекратите ли вы когда-нибудь вашу глупую болтовню?» – прикрикнул он на девушек и неожиданно проснулся. Боб шел с Литейного на Старо-Невский и размышлял над вопросом философа.

– Что я такое: плоскость, объем или душа? Я не знаю, что я такое. Если я плоскость, то чего? Пола в маленькой комнате, изрытого навощенными щелями, плоскость дна пепельницы в доме некурящих? Нелепая маленькая претенциозная лужайка? Я надуваю щеки, делаю страшные глаза, и слабый голос, монотонно пищавший «Я степь, я степь», вдруг доходит до моего внутреннего сознания. Буря прошла, оставив только сухие раскаленные камни, и я спрашиваю себя почти утвердительно: «Я степь?». Ну не такая большая. Самая обыкновенная домашняя бескрайняя степь с обрезанными краями. И правда, так ли уж я не похож на степь? Я обхожу свое хозяйство. Вот чертополох, крапива, заросли сорняков. Но есть и всякие полезные корешки, небольшие пучки буйных диких трав, укропа, незатейливых полевых цветов. Правда, похоже? И как в настоящей степи то здесь, то там разбросаны испражнения случайных прохожих. А здесь, что здесь? Я этого не ожидал. Я знаю всех, кто сюда заходит... А ты, о ком я все время думаю, так же весела, так же грустна и далека. Бог послал на землю легкомысленное племя женщин, чтобы мужчины учились писать стихи. Женщины слепы. Они выполняют свою миссию, не задумываясь о ней. И с тех пор каждый день на земле появляется еще один поэт. Из меня, правда, поэт, похоже, не получится.

Женя ничего не ответит. Неизвестно, дошло ли до нее мое письмо. Боб сидел на телефоне, долго что-то объяснял разным людям. О том, что в перерыве концерта зашел за кулисы, чтобы лично вручить цветы концертмейстеру Горбенко, что она дала ему театральный бинокль, а после концерта он не смог его вернуть, потому что она уже ушла, что он не знает, когда она будет еще выступать, что получилось нехорошо, будто он взял и не вернул чужую вещь, и так далее, и тому подобное. В результате адрес Жени у него. Он напишет еще одно письмо, уже на этот адрес. Может быть, и навестит Женю, и лично вручит письмо. Или по почте? Это можно решить и позже.

«Здравствуйте, дорогая Евгения!

Очень приятно писать эти слова. У меня такое чувство, будто долго ждал встречи с Вами, ждал, наполняя воздух вздохами и стенаниями, и вот Вы пришли, и я говорю: «Здравствуйте, дорогая Женя!»

В первом письме я написал, что я Вами живу. И ничего тут уже не поделаешь. И ничего не поделаешь, что даже сейчас я не могу не писать без иронии, хотя у меня на душе очень и очень тяжело. Конечно, эта ирония не говорит в пользу серьезности моего письма. Но я иронизирую, насмехаюсь над самим собой, честное слово. Не исключаю, что и Вы посмеетесь над моим письмом, а может быть, не только Вы, может быть, и Ваши подруги, и даже какие-нибудь поклонники, которые вовсе не достойны Вас, так пусть тогда и я вместе с Вами, и всем будет от этого легче. Ведь я Вас совсем не знаю, и Вы задаете себе холодный вопрос, зачем я все это пишу и не придумал ли я все это? Нет, не придумал. Ведь я знаю о Вас очень много. Я видел Ваши глаза, знаю Вашу походку, даже слышал случайно оброненные фразы, значит – знаю голос, улыбку, чуть печальную, но все же улыбку, жест. Знаю музыку Вашего облика, и мне этого достаточно. Не знаю, не спрашиваю себя, почему я Вами живу, потому что во всем, что я ни делаю, я обращаюсь к Вам, делаю для Вас, потому что так получилось и ничего уже с этим не поделаешь. Я отдаю Вам свое сердце и исповедуюсь Вам в своем чувстве. Может быть, Вам вовсе не нужно мое сердце. И тогда оно будет молчать для Вас и ничем себя больше не проявит. Но если Вы захотите этого (сейчас, когда-нибудь, когда угодно), оно повторит эти слова тысячу раз и будет кричать об этом на всех перекрестках. Я возьму Вас на руки и понесу так высоко, как никто Вас понести не сможет (в силу моего очень высокого роста, конечно). Если у меня есть надежда, только надежда, что Вы когда-нибудь захотите этого, подайте мне руку при встрече. И пусть это будет правая рука, в крайнем случае – левая, а не рука жалости.

Сейчас (я не знаю, читали ли Вы мое первое письмо) я пишу ни о чем. То есть о том, чего не было. А не было нашей встречи, нашего разговора, о котором я, стоя на коленях, умолял Вас в письме номер один. И не было Вашего ответного письма. В связи с вышеизложенным, я написал сам себе письмо, представляя, как бы его сделали Вы, «если бы сочли это необходимым (цитирую Ваши слова из нашего разговора, которого не было)».

«Я получила Ваше письмо, Борис. Не знаю, как оно ко мне попало, как Вы решились послать его, хотя Вы прекрасно знаете, что я «девушка без адреса». Из полученного текста нетрудно понять, что Вы любите меня и предлагаете мне руку и сердце. Удивительно, откуда в Вас это взялось, я для этого как Вы называете «чувства» никакого повода не давала. Вы уже, наверное, закончили школу, а может быть, и институт, и не должны быть таким легкомысленным, подумать об окружающих, о том, что Ваши мысли, чувства и поступки доставят им хлопоты и неудобства. Даже пытаясь встать на Вашу точку зрения, я не могу разглядеть никакой необходимости в этом чувстве. Вы ведь ни с кем не посоветовались – ни со мной, ни с моим отцом, ни тем более, с моей подругой Жанной Ревенко, прежде чем полюбить меня, и даже прежде чем намекнуть мне о своем чувстве, и продолжаете упорствовать в этом сейчас. Вы нетактично воспользовались мною в качестве объекта своей неуправляемой симпатии, и объяснить это можно только эгоизмом, хотя, конечно, все мы эгоисты. Можно было бы еще Вас понять, если бы это было ослеплением, если бы Вы совершали какие-нибудь безумные поступки. Думаю даже, что это могло бы мне чуть-чуть понравиться. Но ничего ведь этого не было. Было тривиальное объяснение в любви. Жалкие, ничтожные слова. И просить после этого моей руки? Предлагать быть Вашей женой? Это несерьезно! А Вам ведь не мешало бы стать чуть серьезнее. Ну, любите меня, ну, вспоминаете меня каждую минуту – чему тут радоваться? Если бы Вы хоть раз вдумались в этот вопрос, то поняли бы, что по этому поводу нужно подобрать несколько другие эмоции. Что касается меня, то мне Ваши чувства неинтересны – не могу же я интересоваться всем на свете. Я хочу дать Вам один совет, который может пригодиться Вам в будущем – никогда больше не поступайте так в отношении других женщин. Нельзя распускать свои чувства и доходить до того, чтобы объясняться в любви, тем более – предлагать свою руку и сердце. Если Вы спросите, что я отвечу на Ваше второе письмо, я отвечу следующее: письмо Ваше бесперспективно, не имеет будущего и последствий, а значит, писать его не было необходимости. Также нет необходимости писать на него ответ, и чтобы не совершать Вашей ошибки в отношении моего собственного письма, которое Вы в настоящий момент читаете, я его Вам и не написала.

Евгения».

Вот и все, что я хотел сам себе написал. Извините, если получилось резковато – увлекся жанром. При сем, с уважением и любовью, Романов – Тер-Петросян».

Боб положил письмо в голубой конверт, написал домашний адрес Евгении, конверт – в карман. Решил пока его не отправлять.

Зашел по привычке на почту. Диана встретила его как старого знакомого. Боб узнал, что она учится на вечернем, в Текстильном. Второй курс. Впервые за эти несколько дней он говорил о себе без всяких фантазий, так, как есть. «А я – на первом, в Точмехе», – признался Боб. Только что вернулся из колхоза.

Приближалось назначенное время встречи с Лилей, и он направился к Аэрофлоту. Спокойно, без волнения прождал ее положенные полчаса и без всякого сожаления двинулся по Невскому в сторону Московского вокзала.

Боб любил посидеть в «Сайгоне». «Сайгоном» молодежь называла легендарное кафе при ресторане «Москва», на углу Владимирского и Невского, место обитания героев андеграунда, «непризнанной» и гонимой творческой интеллигенции, так называемых «неформалов». Боб брал дешевую чашку кофе, кофе был неважным, но с ним можно просидеть пару часов, и никто не потребует освободить столик. Он доставал карандаш или тонкий фломастер и набрасывал в блокноте интересные сценки. Здорово! И потом здесь каждый чувствовал себя очень комфортно, потому что можно говорить, кто, с кем хочет, и о том, кто, о чем хочет.

«Все у меня будет хорошо, – размышлял Боб. – Да и сейчас хорошо. Не хватает пока жизненного опыта. А это дело наживное. Только не в институте же мне опыта набираться. Очередной инкубатор для птенцов. Надо в армию идти. Пройти жесткую мужскую школу воинской жизни. Жаль, что закончился призыв. Да и возраст у меня еще не призывной. Опять же бронь: я студент вуза с военной кафедрой. Да это было бы правильное решение». И он открыл чистый лист блокнота и написал в военкомат Дзержинского района, в котором он зарегистрирован как допризывник. Так, мол, и так, хочу служить, помогать в защите Родины. Возрастом еще не вышел, но вы проверьте меня. Я могу пятнадцать раз подтянуться, уголок – сорок раз, на лыжах – десять километров – запросто. Водил грузовик по школьному двору и прошел в тире ДОСААФ курс стрельбы из карабина. Сделайте вызов на медкомиссию. Если я вас устрою, пойду в деканат и оформлю академический отпуск на время службы. Надеюсь на ваше положительное решение, неужели вам не нужны парни, действительно болеющие за обороноспособность нашей страны? Борис Романов, 17 лет. Как всегда, аккуратно переписал текст с черновика, положил в голубой конверт и пошел прогуляться по вечернему городу.

Ноги привели его к ярко освещенной витрине японского магазина на Петроградской.

Боб стоял перед витриной, пол которой приподнят на полметра над тротуаром, и поэтому видел все, что там происходило, немного снизу. Магазин готовился к закрытию. В витрине стояла упитанная молодая женщина с пухлым невыразительным лицом и собирала какие-то свитки.

Ее короткий желто-бежевый рабочий халатик не закрывал, а скорее приоткрывал полные розоватые руки и ноги. Работница магазина наклонилась, чтобы поднять упавшие свитки, и прямо перед носом Боба открылся белый треугольник трусов на фоне розоватых, с пупырышками гусиной кожи ягодиц и верхней части бедер. Можно представить, что это было за зрелище на фоне картины с бескрайним голубым небом, огромным желтым диском солнца и величественным журавлем, погруженным в пучины дзен.

Женщина обернулась назад и увидела округлившиеся глаза Боба, буквально вперившиеся в ее зад. От неожиданности кровь бросилась ей в лицо, она качнулась, потеряла равновесие, выронила из рук свитки... Боб непроизвольно протянул к ней руки, чтобы помочь избежать падения. Руки будто удлинились и беспрепятственно прошли через стекло витрины. Боб успел подхватить обнаженные предплечья девушки и в последний момент удержал ее. Он явственно почувствовал тепло прикосновения к женскому телу и незнакомое волнующее чувство, которое впоследствии, находясь в зрелом возрасте, он квалифицировал бы, наверное, как внезапный прилив желания.

В этот момент желтый диск солнца на картине вспыхнул, внезапно вырос и заполонил все пространство. Желтая вспышка поглотила Боба, он почувствовал жаркий удар, будто изнутри самого себя. Зашатался, закачался, непроизвольно отпустил руки и на мгновение потерял сознание. Голова кружилась, к горлу подступала тошнота, перед глазами все плыло в желтом водовороте. Он не упал только потому, что уперся лбом в холодное стекло.

Через минуту ЭТО отпустило его. Витрина пуста, свитки убраны, а в магазине уже никого. Лишь одинокий журавль продолжал плыть в воздухе на фоне плоского, монотонно желтого солнца, над хижинами и пагодами униженного и угнетенного японского крестьянства.

Боба немного покачивало, и он медленно побрел по тротуару. Когда ему стало лучше, он остановился и осмотрелся по сторонам. Все изменилось. Город оставался знакомым, но казался совсем другим. Будто бы более четким, более живым, более понятным. В одно мгновение он вспомнил все, что случилось с ним за последние пять дней, посмотрел на это совсем другими глазами. Будто в его голове что-то щелкнуло, и все смещенное и перепутанное внезапно стало на свои законные места.

По-прежнему Боб чувствовал дурноту. С трудом перебирая ватными ногами, он добрел до своей тихой гавани на Старо-Невском. У него был жар, высокая температура, очень сильно болело горло. Тетушка уложила его в постель, заставила полоскать горло, напоила горячим молоком с содой, сахаром и медом. Как ни странно, дома было тепло. Пока Боб отсутствовал, тетушка с дочерью Лариской законопатили и заклеили ветхие рамы окон. А к вечеру в доме включили отопление. Перед сном Боб взял блокнот и записал: «Отпускаю на свободу Лилю, Евгению и Нину, никого не ставлю на пьедестал и не обожествляю, пусть все идут своим путем».

Comments

( 34 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
kittisakte
Jul. 22nd, 2019 08:33 pm (UTC)
До чего же довел себя Борис. Ему снятся странные сны, в которых Лиля и Женя предстают в каком-то нечеловеческом виде, а кавалеры рядом с ними, вообще, похожи на демонов. А потом и наяву Борис чуть не падает в обморок и заболевает. Вот ведь какие дела.
Становится страшно за Бориса. Его бурная деятельность так может плохо закончиться. Пусть уж лучше он выздоравливает поскорее и бросает свои сумасбродные искания.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 09:50 pm (UTC)

Да нет, мне кажется, у него все нормально. Но вы не заметили, что в его жизни произошло нечто экстраординарное?

gisellevv
Jul. 23rd, 2019 02:44 pm (UTC)
"Все у меня будет хорошо, – размышлял Боб. – Да и сейчас хорошо. Не хватает пока жизненного опыта. А это дело наживное".
Молодец Борис, он все понимает правильно. Все у него хорошо, да и жизненного опыта с каждым годом будет становиться понемногу больше. Он, правда, снова хочет его спешно нахватать экстравагантным способом, записавшись в армию добровольцем, как на фронт. Но лучше бы Борису, конечно, спокойно доучиться.
В любом случае, все у него будет хорошо. А навалившаяся простуда обязательно пройдет, надолго не задержавшись, как это всегда бывает в молодости.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 09:52 pm (UTC)

Дело не в простуде. Он испытал то, что называют просветлением. Это не дает гарантий на всю жизнь. Но на многое он уже будет смотреть по-другому.

timerlan88
Jul. 23rd, 2019 05:07 pm (UTC)
Мне кажется, что постаменты - ключевое слово в этой главе. Сначала Борис увидел стоящими на них Лилю и Женю, а по итогам заключил, что больше никого не будет ставить на пьедестал. Разумное решение, хотя и не совсем выполнимое.
В 17 лет свою возлюбленную нормальным парням всегда хочется поставить на пьедестал, а эти самые возлюбленные далеко не всегда достойны такого. Уже через десять лет подобное желание возникает все реже, но иногда проскакивает. Но, к счастью, к этому времени ты уже знаешь, что перед тобой не богини на постаментах, а обычные женщины. Но именно среди них при некотором везении можно найти близкую душу, с которой хочется жить семейной жизнью.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 09:54 pm (UTC)

Нет, главная сцена здесь - у витрины!

saraphze
Jul. 23rd, 2019 05:44 pm (UTC)
Хочется посочувствовать Борису, что ему приходится самому сочинять ответное письмо от Евгении. Но по-другому и быть не могло. И тем обиднее, что он поспешил пройти мимо Нины, которая вполне могла оказаться способной его понять.
Однако вселяет оптимизм, что Борис разговорился с Дианой, как со старой знакомой, и она заинтересовалась им, а он ей рассказывал о себе без фантазий. Рискну предположить, что к концу рассказа именно с ней и сложатся отношения у Бориса.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 09:55 pm (UTC)

Самое главное, сумеет ли он отказаться от несусветных фантазий

ger0y
Jul. 23rd, 2019 06:29 pm (UTC)
Непорядок, что Боб маленько подзаболел. Но все к лучшему - остановится, отдышится. Чего ему по возрасту нужно? Обыкновенного близкого контакта с противоположным полом. А по характеру - ему нужно совсем другого. Девушки, которая уже сейчас оценила бы в нем потенциал будущей незаурядной личности. Ну и его такая девушка тоже должна зацепить, чтобы ему захотелось быть с ней. И все девушки, которые вокруг Бориса, этому соответствуют лишь наполовину. А он сейчас отдохнет, подумает, а там и подберет кого-то подходящего в полной мере.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 09:56 pm (UTC)

Он не заболел, он пережил катарсис. С этого момента его жизнь измениься.

odyly
Jul. 23rd, 2019 07:34 pm (UTC)
"И правда, так ли уж я не похож на степь? Я обхожу свое хозяйство. Вот чертополох, крапива, заросли сорняков."
До чего ужасно это звучит! Но, наверное, в возрасте Бориса каждый хоть иногда ощущал себя так же. Уверена, что и Вам это знакомо, иначе Вы не передали бы чувства героя столь проникновенно.
И все-таки жизнь продолжается. Болезнь Бориса приблизила его к этому пониманию, а с выздоровлением он должен придти к нему окончательно. Хотя, насколько я знаю жизнь, все своим путем само не пойдет, и ему еще придется поплутать в поисках верной дороги.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 09:58 pm (UTC)

Болезнь только кажется болезнью, потому что температура. А на самом деле Боб выздоравдивает.

roadleyek
Jul. 24th, 2019 02:50 pm (UTC)
Лихо Борис сочинил историю, чтобы узнать адрес Жени. И ведь получилось же. Его бы находчивость да в мирных целях! Но, думаю, как повзрослеет, то обязательно найдет применение своим талантам. И мне кажется, немного взрослеть он уже начал. А может, и болезнь подтолкнет его к тому, чтобы взглянуть на все другими глазами и стать серьезнее.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 09:59 pm (UTC)

Не болехнь его подтолнет. Его подтолкнуло прозрение, которое он испытал у витрины магазина.

oxana_vesna
Jul. 24th, 2019 04:42 pm (UTC)
Хорошо, что Борису еще нет восемнадцати, а то под влиянием эмоций он мог бы и вправду бросить учебу и пойти в армию. Нет, пусть лучше он будет студентом, совершает веселые и сумасшедшие поступки, влюбляется в разных девушек.
К тому же он, возможно, на пороге первой настоящей, а не выдуманной влюбленности. С Дианой у него вполне могут завязаться романтические отношения. А может, с началом учебы ему понравится и кто-то из однокурсниц. Теперь мне кажется, что одиночество Бориса должно пройти почти так же быстро, как и простуда, которой он заболел.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 10:00 pm (UTC)

Думаю, что одиночество Бобу не грозит

chubarin
Jul. 24th, 2019 08:02 pm (UTC)
"Он явственно почувствовал тепло прикосновения к женскому телу и незнакомое волнующее чувство, которое впоследствии, находясь в зрелом возрасте, он квалифицировал бы, наверное, как внезапный прилив желания".
Еще одно доказательство, что Борис не только о высоких материях грезит. И в его возрасте это естественно и правильно. В общем, пора Бобу от романов в письмах, которые к тому же приходится писать самому и за себя, и за девушек, переходить к нормальным романтическим встречам. Кажется, он начинает приближаться к пониманию этого, и это отлично.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 10:02 pm (UTC)

Приближается, но не потому что осознал именно это. Он ПРОСТО изменился, стал другим - в одно мгновение

ilich72
Jul. 24th, 2019 08:49 pm (UTC)
Хотя герой и считает, что поэт из него не получится, но в его снах и размышлениях много настоящей поэзии. Головы его возлюбленных достают до облаков. Женщины появились на Земле для того, чтобы мужчины учились писать стихи. "Знаю музыку Вашего облика, и мне этого достаточно", - сказать подобное может только настоящий поэт.
Беда героя лишь в том, что его поэзия напитана исключительно рождёнными его фантазией и почерпнутыми из книг образами. Он и сам понимает, что ему не хватает знания жизни. И снова хочет лететь, спешить, чтобы разом стать опытным и всё знающим, всё пережившим.
Однако даже у птиц устают крылья от слишком стремительного полёта. Вот и Бориса сваливает болезнь. Он, конечно, поправится. Но ещё важнее для героя научиться ждать и не стремиться слишком обгонять свой возраст. Осознание этих вещей и станет рубежом его настоящего взросления.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 10:08 pm (UTC)

Крылья его не устали. Он преобразился. Такое иногда бывает, когда человек в одно мгновение увидит себя и окружающих совсем по-другому. Произошло внезапное очищение. Сплнтанный процесс, который невозможно запрограммировать.

nochnaya_ptaha
Jul. 24th, 2019 09:09 pm (UTC)
На мой взгляд, такое письмо, как Борис написал Евгении во второй раз, способно лишь напугать девушку и побудить избегать странного поклонника. Так что лучше Борису не отправлять письмо. Но, кажется, он и сам это понял, когда состояние любовного наваждения прошло. Отпустил на свободу всех. Хотя Нину, может быть, и не стоило никуда отпускать, а стоило встретиться с ней после болезни. Или обратить внимание на Диану, которой Борис явно симпатичен. Ведь ему не хватает отношений с девушками, живого общения с ними. Но в душе Бориса такой сумбур, что он не в силах разобраться в своих желаниях и чувствах.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 10:09 pm (UTC)

Тем не менее, он осознал, что надо отпустить всех. Подумайте, в чем причина?

jenitomi
Jul. 24th, 2019 10:10 pm (UTC)
То, что писем от Лили и Жени Борис не дождется, было ясно с самого начала. Судя по всему, это, наконец, подсознательно признал и он сам. Борис еще пытается хорохориться, говорит себе, что все хорошо, и даже раздобыл адрес Жени, но его сны, упадок сил и болезнь с головой выдают его настоящее состояние отчаяния.
Однако ранее Вы намекнули мне, что возможно продолжение дружбы Бориса с Ниной. И это вселяет надежду.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 10:11 pm (UTC)

Не согласен. У него нет состояния отчаяния. Просто он понял, что его так называемые интриги были просто детской и ненужной забавой.

yurbashi83
Jul. 24th, 2019 10:49 pm (UTC)
Странно, что Борису снится огромная песчаная пустыня. По-моему, вокруг него кипит жизнь, а своими проделками он еще больше поднимает градус этого кипения. Видимо, причина в том, что он ощущает себя одиноким.
Ему уже не так сильно, как раньше, хочется подниматься в собственных глазах, срывая аплодисменты в филармонии и сочиняя себе особенную биографию в письмах. Он созрел для того, чтобы хотеть не какой-то невероятной, а пусть самой обычной, но взаимной любви.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 10:12 pm (UTC)

Ему захотелось не только обычной любви, но в первую очередь - обычной жизни, а не выдуманной книжной!

darthputin
Jul. 25th, 2019 01:07 pm (UTC)
Мне нравится, как вы продолжаете описывать время, в котором живёт Борис, со светлой ностальгией, но без иллюзий.
Колоть дрова и готовить печку для протопки, живя не где-нибудь в деревне, а в Ленинграде - это многое говорит о том, какой комфорт создавало для своих жителей прогрессивное советской государство, стремящееся осчастливить весь мир и осваивающее космос. Но если мы посмотрим на всё глазами Бориса, то увидим, что это для него обычное и не самое трудное дело, к тому же радующее результатом: "чиркнут спичку и готово – в доме будет тепло".
А ещё можно запросто просидеть два часа с одной дешевой чашкой кофе в легендарном кафе при ресторане "Москва", на углу Владимирского и Невского. Наверное, по сегодняшним меркам это кафе показалось бы убогим. Но тогда не было ничего лучше, а главное, там собирались интересные люди из андеграунда. Так что восторги Бориса можно разделить даже из сегодняшнего дня.
Прекрасна и честная наивность Бориса, когда он пишет в военкомат, что хочет помогать в защите Родины, или переживает за "униженное и угнетенное японское крестьянство". Наверное, его поколение действительно имело потенциал для того, чтобы построить социализм с человеческим лицом. Но не получилось это потому, что в верхах множилось лицемерие, а искренние порывы молодых направлялись в бесполезное русло с помощью всякой идеологической ерунды, вроде этих сказок о японском крестьянстве.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 10:14 pm (UTC)

Да, это было брошенное, потерянное поколение!

ninafk
Jul. 25th, 2019 06:18 pm (UTC)
Вот же далась Борису эта Евгения. Настолько запала ему в мысли, что он даже узнал ее домашний адрес, потратив немалые усилия. И написал ей поистине фантастическое, какое-то полубезумное письмо.
А потом вдруг принял решение пойти служить в армию. И сочинил письмо для военкомата. Надеюсь, что болезнь помешает Борису отправить эти послания. Евгению он напугает новым письмом. А в военкомате его, вообще, могут подбить бросить учебу и готовиться к армейской службе.
krugo_svetov
Jul. 27th, 2019 10:16 pm (UTC)

В армию не возьмут за год до призывного возраста.

Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 34 comments — Leave a comment )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow