?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Неделя у тетушки Доры - 2

День второй

Утром Боб прошел в общую ванную комнату. Побрился станком, который дал ему отец. Он уже второй год бреется. У Боба смуглое, узкое, худощавое лицо, высокая плотная прическа и длинная шея. Все очень удлиненное. Но широкие плечи и тонкая талия. Ну, что-ж, у него такой стиль. «Вылитый Джордж Чакирис», – с удовлетворением отметил он. Чакирис исполнял в фильме «Вест Сайд стори» роль Бернардо, главаря банды «Акул», и получил Оскара за лучшую мужскую роль второго плана. Фильма Боб не видел, но листал у друзей изданный сценарий с цветными фотографиями. Боб надел черный шерстяной свитер аж 52 размера. Матушка здорово ушила бока, и свитер не болтался. Парнишка – хоть и худой, но замухрышкой не выглядит. Вполне может сойти за юношу 23-24 лет. «Лицо, пожалуй, немного детское, – думал он, – но есть ведь и взрослые люди с таким типом лица».

Первый день прошел не очень интересно. Но сегодня Боб свободен. Он встретит женщину, которую полюбит всеми фибрами своей души, которой отдаст без остатка нерастраченные чувства, которая... Лучше надеть новый костюм, это будет солидней. Костюм, рубашка, галстук, осмотрел себя в зеркале – в рубашке с галстуком шея кажется еще тоньше, тем не менее... Боб посчитал, что все у него хорошо. Когда он встретит ее...

Боб, конечно, представлял, что есть сексуальная сторона жизни человека. Но личного опыта у него пока не было. Боба это не беспокоило – «будет день, будет пища». Когда он учился в школе, многие ребята и девочки были уже во всю озабочены, как бы поскорее включиться в этот новый мир взрослой жизни. Кто-то чуть-чуть. Кто-то тайно вздыхал. Кто-то уже не стеснялся говорить о своей любви, пусть и платонической. Вадик Лапинский, например, не скрывал, что влюблен в первую красавицу класса Верочку Бронштейн. Она разрешала Вадику обожать ее и провожать домой. Но сама вздыхала о другом мальчике из соседнего класса, который серьезно занимался гимнастикой, выступал с акробатическими номерами на школьных вечерах, он выступал, а Верочка с горящими глазами шептала: «Ах, какая фигура!».

У кого-то дела в подобных вопросах шли немного дальше. Первый ученик класса, Бобин друг и сосед по парте Вовка Ламм практиковал выезды на велосипедах за город с одной довольно мясистой барышней из их класса, тоже отличницей, где у них «было такое...». После этого «такое...» Вовка замолкал и сглатывал слюну.

Во время уроков труда девочек и мальчиков разводили по разным классам... Учитель Иван Никанорович Кирпичев, очень симпатичный дядька с красным лицом, полудремал за столом после только что принятой в учительской рюмки водки и, конечно, ленился ходить и смотреть, чем занимаются его ученики. А ученики – кто что, некоторые без стеснения занимались мастурбацией.

Боб не знал, как к этому относиться. Когда это касалось Шушарина, серого, тупого, нагловатого увальня, – здесь все ясно, Боб это осуждал. А когда такими играми занимался сидящий рядом с ним круглый отличник, будущий золотой медалист Вовка Ламм – уже тогда все точно знали, что он будущий золотой медалист – «видимо, в некоторых случаях это необходимо», – думал Боб, но интереса к этому занятию у него все-таки не возникло.

Некоторые «дети» его выпуска шли дальше. Однажды после уроков Боб заглянул в свободный класс и обнаружил там пышную, розово-белую, бестолковую Нинку из 10 «А», лежащую на столе, раскинув ноги, и пристроившегося к ней Витьку Урюпина. «Закрой дверь, балбес!» – рявкнул тот и продолжил начатое дело. В другой раз Боб еще раз лицезрел подобную сцену с Нинкой, на месте Витьки оказался Алик Кречетов. После этого случая Алик почему-то ходил и оправдывался, жаловался, что он не хотел, а эта подлая Нинка его соблазнила.

Случались и другие, широко обсуждаемые школьной общественностью эпизоды. Роль героя-любовника исполнял, как всегда, Витька Урюпин – злобный, физически очень сильный переросток. Он был хорошим спортсменом, занимался легкоатлетическим десятиборьем. И связываться с ним не решился бы даже Владик Михеев, самый крепкий мальчишка их класса, который лучше всех в школе боролся на руках, теперь это называется армрестлингом. Витька Урюпин чувствовал себя в школе, как теперь сказали бы, альфа-самцом. Круглый отличник Вовка Ламм восхищался Витькой и, возможно, в чем-то старался ему подражать.

Несколько раз независимого и упрямого в своих животных порывах Витьку вызывали на педсовет за то, что он целовался и щупал девочек в скверике прямо под окнами директорского кабинета.

Говорили, что какая-то девочка не из их школы понесла от него. Но это точно неизвестно. А вот, что точно известно – прехорошенькая Томочка из Бобиного класса к выпускным экзаменам подходила с изрядным пузиком, от коего успешно разрешилась, имея уже на руках диплом об окончании средней школы. Аттестованная, так сказать, на зрелость, мамаша. Правда, говорят, виновником в данном случае оказался не вездесущий Урюпин, а неизвестный соседский мальчишка из ее коммуналки.

Судьба всех этих героев школьных романов и любовных похождений совсем не привлекала Боба. Он видел это все совсем по-другому. Одно время в 8-ом классе ему нравилась Лиля Лопаткина. Она тоже в какой-то степени обращала на Боба внимание, особенно когда он две недели ходил с романтически забинтованным лбом, рассеченным о железный косяк во время бестолковой возни на перемене. «Бобу наложили три шва», – шепотом передавали друг другу девчонки, и глаза их расширялись от ужаса. Дальше застенчивых переглядываний дело не пошло – Лиля перешла в другую школу.

Боба заглядывался и на Нюру Ишкинину. Девочка совсем ему не нравилась, но он никак не мог оторваться от двух задорных холмиков, беззастенчиво выпирающих из-под ее стандартной черно-коричневой школьной формы.

За полгода до окончания школы ему стала нравиться Люся из девятого, двоюродная сестра Лили. У них было, что обсуждать. В течение нескольких лет Боб выпускал Окна Сатиры (ОСА). Помещал там рукописные заметки и карикатуры на заметные события в школе. ОСА вызывала бурный общественный резонанс среди учащихся старших классов. Боб стал отходить от «дел» в связи с подготовкой к выпускным. Люся захотела подхватить «знамя из рук уходящего бойца», продолжить, так сказать, дело Боба.

Люся была живая и довольно хорошенькая. Они с Бобом не раз говорили о том, как вести дела Окон Сатиры, и Люся при этом выписывала глазами классический треугольник «в-угол-на-нос-на-предмет». Витька Урюпин не терпел, если кто-то, кроме него, заигрывал с хорошенькими девушками, он подошел к «парочке» и без объявления войны саданул Бобу ботинком между ног. Было очень больно, Люся испуганно убежала, а Витька, как ни в чем не бывало, вернулся к группе приближенных к вожаку стада. Вполне удовлетворенный тем, насколько умело он все поставил на свои места.

Боб праздновал труса, не решился на продолжение конфликта. Очень себя корил за это. И, в конце концов, сумел настроиться на столкновение, даже на «битву» с более сильным противником. Правда, случай проявить свой характер произошел не с Витькой, а с второгодником Колей Морозовым, старше его на два года и вдвое шире в плечах. Коля удивился тому, что доходяга Боб, длинный и худой, ему бы только в учебники пялиться, не согласился отдать ему свой баскетбольный мяч и тут же отобрал его назад. Неожиданный для Николая поворот событий, драться он не стал и без боя уступил. Может, потому, что был неправ? Вряд ли. Боб в какой-то степени реабилитировался перед самим собой, но к Люсе больше не подходил, считал, что опозорен в ее глазах навечно.

В общем, Боб никак не включался в спонтанные вихри любовной круговерти школьников, и за это самый близкий друг Боба, отличник Вовка Ламм, откровенно презирал его. Боб не особенно расстраивался. Он не сомневался, что его собственные представления об отношениях с прекрасным полом гораздо выше, глубже и благородней. И не считал себя начисто обделенным женским вниманием. Был уверен, что все эти девушки – Лиля, Люся и даже Нюра Ишкинина, все до единой, хотели бы уединиться с ним, Бобом, в укромном месте и, в конце концов, заманить его в свои объятия.

Когда этим летом он встретил Арончика с Лялей, тридцатипятилетней соседкой по даче, та восхитилась, как Боб вырос и возмужал – она не видела его около года. «Ты бреешься уже, настоящим мужчиной стал». Спросила его об окончании школы и ласково потрепала по щеке. «Конечно, она не прочь затащить меня в постель, – подумал Боб. – Зачем ей мой старый дядька, ровесник ее Сенечки Пивоварова?».

«Да, так или иначе, багаж воспоминаний о личной жизни невелик у меня, – думал Боб. – Ты, Боб, теперь взрослый и пора уже тебе обзавестись подругой. Это должна быть необычная женщина, которой можно будет отдать всю душу, все сердце, все нерастраченные по пустякам силы и чувства».

Так думал Боб о новом для него этапе жизни, прогуливаясь по центру Ленинграда в новом костюме и рубашке (слишком большого для его шеи размера) с галстуком. Он нашел на Петроградской интересный японский магазин. Там выставлялись невиданные предметы, сделанные из древесины неизвестной породы, из картона, металлические финтифлюшки и керамика, неизвестно для чего предназначенные. И картины. На бумаге – написаны тушью и акварелью. У магазина была стеклянная витрина во всю стену. Внутри, как раз напротив витрины, разместили огромное панно. В центре – на фоне очень большого солнца и голубого неба летел журавль. Летел эффектно – над извилистыми остроконечными горами, поросшими кудрявым лесом, над пагодами с изогнутыми крышами, над водопадами, мостами и грустными фигурками японских крестьян, видимо, нещадно эксплуатируемых в этой капиталистической стране. Брали бы пример с коммунистического Китая. С одной стороны, эта картина вызывала праведный гнев каждого настоящего интернационалиста, с другой – нет, как же эффектно написано! Скорее грусть, а не гнев.

Боб чувствовал себя очень взрослым и интересным. И даже значительным. У него за плечами не только микроскопический кусочек взрослой жизни длиной в один день, не только знание советской деревни. Он ведь и раньше делал многое такое, чем вполне можно гордиться.

Чемпион Ленинграда – раз! Выпускал стенд ОСА, делал великолепные карикатуры и писал ядовитые подписи под ними. Участвовал в школьных вечерах, читал звонкие патриотические стихи. «И вот сейчас Василий Диев с бойцами смертный примет бой. Он вместе с ними, впереди них перед грохочущей судьбой». Или вот это: «И с ними вместе верный друг, с гранатой руку он заносит – Клочков Василий, политрук. Он был в бою – в своей стихии... Нам – старший брат, врагу – гроза. "Он дие, дие, вечно дие", – боец-украинец сказал». А вот это лучшее: «Над Ленинградом – смертная угроза... Бессонны ночи, тяжек день любой. Но мы забыли, что такое слезы, что называлось страхом и мольбой». Вел концерты. Он – безусловно, художественная натура. Выступает перед людьми, пишет, рисует. Участвовал в районных математических олимпиадах. В одной из них победил. Правда, это было в восьмом классе. Но все знают: задачи он щелкает как орешки.

Это признает даже Вовка Ламм, не говоря уже об их любимом учителе математике, добрейшем Венечке Блаере. Он, Боб, конечно, творческая личность. И ему откроются огромные перспективы во всех сферах.

Было воскресенье. Боб решил взять билет на дневной спектакль «Трубадур и его друзья» театра Ленсовета. В кассе очередь.

Вышел молодой разбитной актер и эпатажно обратился к очереди: «Граждане, вот чего вы все здесь выстроились? Очень хотите Алису посмотреть? Во-первых, она в этом спектакле не играет, во-вторых, вы посмотрите какая она страшная, просто уродина». Заядлые театралы, стоящие в очереди, возмутились, зашикали. Вы что себе позволяете? Алиса – во-первых, талант, во-вторых – настоящая красавица, какие глаза, а стройненькая – просто статуэтка, и так далее, и так далее. Актер тут же удалился, очень довольный произведенным эффектом.

Боб хорошо знал эту популярную актрису. Видел ее раньше в одном спектакле. Обратил внимание, что у нее неправильный прикус и челюсть заметно выдвинута вперед. В этом же спектакле на сцене появлялся еще один актер с аналогичным дефектом прикуса. Он точно не помнил его имени, кажется, Гриша Константинов. Во время спектакля они с Алисой развлекались, украдкой показывая прямо на сцене по очереди друг другу выдвинутую вперед нижнюю челюсть, забавно дразнили друг друга, и Боб успел это заметить. Ему понравилась и сама Алиса, и как она шутила с коллегой по цеху, Боб вообще ценил шутку. Но это все случилось до этого, в другой раз.

Спектакль «Трубадур...» не очень заинтересовал Боба, но он обратил внимание на молодую актрису, играющую роль принцессы. В программке вычитал ее имя – Лилия Лиллиан. Ее звали так же, как и прежнюю симпатию Боба, Лилю Лопаткину. И они были очень похожи. Боба поразила ее женственность, нежность и некоторая застенчивость. Ну и, конечно, Лиля была очень хорошенькой девушкой.

После спектакля Боб долго бродил по городу и на набережной Фонтанки неожиданно встретил Лилю. Она стояла у металлической решетки и беседовала с симпатичным, «немного усатым» молодым человеком. Случайная встреча еще больше поразила Боба. Он почувствовал непонятное волнение, прилив сил. «Это судьба», – решил он. В его голове возник план.

Побежал к тетушке Доре и, усевшись у окна с видом на Невский, стал писать письмо.

«Дорогая Лиля!

Как это ни предосудительно, но должен сознаться сразу – я не являюсь поклонником Вашего таланта. И вообще не видел вас на сцене. Тем не менее, мне кажется, что я знаю Вас – нас представляли друг другу лет пять назад. Это было на Невском – угол Садовой, и присутствовала при этом одна наша общая знакомая, учившаяся в то время на театроведческом факультете Театрального, сейчас не помню ее фамилию, только имя Таня и внешность – очень худенькая со стрижкой под мальчика. Второй раз я видел Вас у книжного базара, вернее у эстрады на базаре, вы стояли рядом с юношей «в усиках». Лицо Ваше мне показалось очень знакомым, потом я припомнил откуда, а потом подошедший приятель, с которым я поделился своими воспоминаниями, сказал, что он знает, кто Вы, и показал несколько Ваших фотографий в рекламе, наклеенной на круглой афишной будке. Некоторые из этих кадров с Вашим участием, признаться, очень огорчили меня как человека в высшей степени профессионального и пристрастного к каждой неточности и фальши, абсолютно недопустимых в нашей с Вами профессии. И еще надо Вам сказать, хотя мне и не хотелось бы делать этого из ложно понимаемого чувства скромности, я – человек незаурядный и вижу некоторых, а иногда даже многих, как говорится, насквозь – с первого взгляда. Пусть это Вас не обидит, но мне кажется, нечто подобное случилось и с Вами, когда я увидел Вас у ограды Екатерининского садика. Во всяком случае, сердце мое застучало, потому что то, что я увидел у ограды, рядом с молодым человеком «в усиках», было прекрасно. И тогда мое внутреннее «я» упало на колени и сказало наружному «я» очень искренним голосом – за этой девушкой я пойду хоть на край света. А надо Вам сказать сразу, что я – человек решительных действий. И поэтому предлагаю Вам свою руку и сердце, которые, как мне кажется, не такое уж стопроцентное барахло.

Конечно, Вам будет трудно решиться на какой-нибудь смелый, нестандартный поступок, потому что Вы знаете меня, как мне кажется, довольно-таки недостаточно и даже поверхностно. Поэтому я вкратце представлюсь. Романов-Свердлов. Да-да – представитель царского дома Романовых и одновременно потомок славного революционера времен Великой Октябрьской Революции и Гражданской войны. Борис Николаевич, да, да, нет, да, не был, не находился, не привлекался, не состоял, тремя языками, был женат, разведен. В будущем известный драматург. Могу многому научить Вас и оказать неоценимую помощь в освоении Вашего ремесла. Мы с вами обязательно встретимся, если не сейчас, то в будущем, когда мои пьесы будут ставиться во всех театрах страны, а возможно и за рубежом. А так как неизвестно, насколько будут сложны к тому времени обстоятельства нашей личной жизни, было бы неплохо, если бы Вы сочли возможным обсудить со мной в ближайшее время все перечисленные выше вопросы, желательно в утвердительной форме. При этом найти меня можно по телефону... (указал телефон тетушки Доры) или давайте встретимся в среду на Невском у Аэрофлота в 18.00. Если так случится, что Вы придете туда, узнаете меня по грустному выражению лица, которое при вашем появлении мгновенно исчезнет.

При сем, с уважением и любовью»

Ниже Боб нарисовал смешной шарж, как ему казалось, узнаваемый, на самого себя в виде скульптурного льва с шаром и его, Боба, головой.

«P.S. Запишите где-нибудь: «получила письмо от Бориса Николаевича, будущего царя-президента России, с предложением руки и сердца, буду последней дурой, если не воспользуюсь благоприятным случаем»».

Перечитал, остался доволен тем, что получилось, переписал письмо начисто и положил в голубой конверт. В графах конверта «куда» и «кому» указал адрес театра и имя артистки. В графе «обратный адрес» – квартиру на Литейном.

Читатель скажет: «Ваш Боб – стуканутый». Может быть. Скорее – сдвинутый по фазе. Что может означать такое выражение? Если в сети 220 вольт переменного, то можно представить себе, что в разных парах проводов напряжения будут меняться не одновременно – у них будет сдвиг по фазе. В головах людей тоже переменные токи. У большинства людей в житейских ситуациях фазы совпадают, они думает почти одинаково.

А у Боба – сдвиг по фазе. Причем, этот сдвиг произошел не сейчас. Первый раз его стукнуло, когда он получил тройку за сочинение на вступительном. Удивительное дело, Боб писал то же самое сочинение о творчестве Маяковского на выпускном экзамене в школе. Отметка – пять. Память у Боба отменная, он помнил это сочинение наизусть и точно не сделал ни одной ошибки. Тройка! Не отразил в полной мере влияние Маяковского на становление пролетарской диктатуры молодой советской России. Что тут можно возразить? Кто-то, видать, отразил, а Боб – нет, не отразил. И жаловаться некому. А потом, бац, в списке принятых. Еще один удар. Пусть и положительный, а все-таки – удар. Свихнуться можно. Это его так стукануло.

А потом этот сдвиг стал проявляться. Впервые этот его сдвиг проявился в трамвае. В конце августа он хотел попасть на последнюю тренировку перед началом занятий, огромными прыжками догнал трамвай, выписывающий зигзаг между Некрасова и Белинского, и, отодвинув на ходу дверь, вскочил на подножку. Щеки пунцовые, волосы взлохмачены, куртка съехала с плеч.

Кто-то стоял на ступеньку выше, мешая ему подняться. Боб крутанул плечом, подталкивая задумавшегося пассажира, может быть, слишком сильно, тот дернулся, запнулся, чуть не упал, пробормотал: «тоже мне мастер спорта», и вошел все-таки в вагон. «Чего прешь, задница длинноногая, – заорал кондуктор. – Нарушаешь, а платить, кто будет? Сейчас милицию позову!». «Задница», как это оскорбительно! Боб не захотел продолжать интеллигентный разговор в бонтоне (хорошем тоне). Вытащил проездной билет, купленный аж за три рубля, сунул кондуктору прямо в лицо. «Наглец и тупица... Вы даже представить себе не можете, до чего я вас презираю и ненавижу, у Вас-то и вообще задницы нету, не выросла, и не вырастет уже никогда. Если только на лице. Не говоря уже о мозгах». И ушел в сердцах на заднюю площадку.

Боб стал думать о том, как было бы хорошо, если бы в этом городе, на этих улицах, в этом трамвае вообще никого не было. Неожиданно Господь прислушался к его просьбе и удалил всех из города. А весь Невский проспект покрыл тысячами огромных, ржавых ванн, видимо, дореволюционного производства. Вместо общественного транспорта. Так и началась его одинокая жизнь. Ему было сиротливо и неуютно в колхозе, скучно и неинтересно в среде близких родственников. И сейчас Боб тоже чувствовал, что он совсем, совсем один. Ну, что же, такова взрослая жизнь, в которой он может рассчитывать только на свои силы и на самого себя.

Боб сбегал на почту и отправил письмо. Бросил письмо в огромный почтовый ящик посреди почты. В отделе доставки заказной корреспонденции его внимание привлекла девушка в форме почтового работника. Ничего особенного – среднего роста, худенькая, с глубоким вырезом на груди, а вот это, наверное, и привлекло его внимание. Стянутые сзади, черные как смоль волосы, темные горячие глаза, резкие черты лица и яркие от природы губы крупного рта. Казалось, что она бережно несет внутри себя кубок пенящейся чувственности и хочет донести его до чего-то далекого, даже ей неведомого, стараясь не расплескать ни капли.

Боб сделал стойку, подошел к ней: «Посмотрите, пожалуйста, я жду важное заказное письмо... Романов-Свердлов, Старо-Невский (и он указал адрес тетушки Доры)». «Борис Николаевич? Для вас ничего нет, пока ничего», и девушка улыбнулась ему. Над окошком отдела написаны имя и фамилия. Диана, неожиданное имя на почте. Охотница. Что-то в ней есть, черт возьми. А выглядит замухрышкой. Однако, мне не до тебя, подружка, я жду очень серьезное письмо. Я, на самом деле, жду письмо в почтовом ящике, и не здесь, а на Литейном.

Осталось только ждать. Будет каждый день заходить на Литейный и заглядывать в почтовый ящик. Он был уверен – Лиля обязательно позвонит или напишет. И тогда они договорятся о встрече. А может быть, она и придет – в среду, к Аэрофлоту.

Взволнованный и счастливый, Боб пошел бродить по городу. Ему хотелось движения. На душе было светло. Пока все складывалось как нельзя лучше. Конечно, он волновался, как пройдет эта встреча. Он обязательно расскажет Лиличке о том, что его родители хорошо знакомы с французскими писателями-коммунистами Вайяном-Кутюрье и Анри Барбюсом, да-да, тем самым, что написал знаменитую книгу «Иосиф Сталин». А его отец подсказал другу Анри, и тот ввел в книгу некоторые эпизоды из жизни Иосифа Виссарионовича. Расскажет, что сам раньше, когда жил еще в Москве, часто встречался с Константином Симоновым. Гуляет себе по Тверской Константин Симонов. Встречаю его и говорю: «Ну, как живешь, друг Константин?», а он отвечает: «Да ничего, все так как-то, друг Борис».

Боб взял билет в Концертный зал у Финляндского. Было много интересных номеров. Особенно запомнилось одно выступление: популярные песни и песни военных лен исполняла молодая девушка с Украины – стройная блондинка в обтягивающем точеную фигуру платье из люрекса. Голос у нее был сильный и глубокий, не соответствующий ее легкому, юному, «весеннему», как подумал Боб, облику. В программке он нашел ее имя – Жаннетта Ревенко. Тоже несоответствие. Между нежным именем и грубой фамилией. Но гораздо больше ему понравилась аккомпаниатор за фортепиано – Евгения Горбенко, молодая женщина с огромными глазами и грустным лицом.

Интересное сочетание: Жанна Ревенко и Женя Горбенко. Боб смотрел на Женины быстро бегущие по клавиатуре беленькие пальчики и думал, отчего же она так грустна? В антракте он подошел к администратору и спросил: кто эта талантливая пианистка, она тоже с Украины? Нет, она из Ленинграда, работает концертмейстером в оркестре Бадхена.

До самого конца концерта Боб думал о Жене. Какая она необыкновенная, какая у нее тонкая душа, и как она своей глубиной и проникновенностью контрастируют с поверхностной, бравурной и провинциальной Жанной.

Боб совершенно забыл о том, что еще сегодня он мечтал всю свою жизнь посвятить Лиле Лилиан. Он долго ходил по вечернему Ленинграду и предавался романтическим грезам. Поздно вечером вернулся к тетушке Доре, попил чай и всю ночь строчил, исписывал километры бумаги, писал письмо. Долго правил его и, когда добился нужной степени искренности и завершенности, переписал, положил в голубой конверт и отправил его в Концертный зал – Евгении Горбенко. Начиналось оно так.

«Дорогая Евгения!

Я давний поклонник Вашего творчества. И во внешности, и в том, что я мог понять и увидеть во время ваших концертных номеров, именно ваших, потому что вокал Жанны Ревенко только сопровождает Ваше несравненное фортепианное мастерство, меня поразило сочетание в одном человеке черт характера, бесконечно мне далеких и непонятных и одновременно – бесконечно привлекательных, редких и постоянно (почти безуспешно) мной разыскиваемых в жизни. Прошу простить мне эти слова, возможно, я не имею на них права, они могут показаться и бестактными, но, надеюсь, вы посмотрите на них по-другому, и мое письмо Вас не обидит. Не скрою, меня взволновало появление контуров Вашей блестящей ладьи на горизонте легкомысленной и претенциозной бухты, в которой стояла моя дырявая посудина. Если б я знал Вас хоть чуточку больше, Вы даже не представляете, насколько это помогло бы мне в моей довольно сложной и запутанной жизни. Потому что я действительно чувствую в себе силы изменить всю свою жизнь ради Вас.

Каждый раз после Вашего концерта я возвращаюсь домой в приподнятом настроении. Мне нравится вспоминать все мелочи таких вечеров – мое непонятное волнение, внезапно без причины взорвавшееся в шкафу блюдо, поверьте мне, именно так оно и произошло, случайно разбитую чашку с холодным кофе. Сегодня я тоже приходил на Ваш концерт и решил дождаться Вас, когда вечером Вы будете выходить со служебного входа. Вы были с Жанной, я протянул Вам руку и еще ничего не успел сказать. Вы посмотрели на меня, чуть отстранились, лицо Ваше вспыхнуло, глаза потемнели. Тогда и произошло то, что больше всего запомнилось. Я вдруг почувствовал, что вижу не просто Вас, а Вас всю целиком, Ваше женское обаяние, манеру двигаться и держаться, атмосферу, которая Вас окружает, образ жизни, как будто я посмотрел на Вас изнутри и увидел – и страх, и надежду, как будто я увидел все, что было в Вас в эту минуту. На мгновение мне показалось, что я заглянул туда, куда для чужих глаз путь закрыт, и то, что я увидел, или мне показалось, что увидел, поразило меня своей беззащитностью и вызвало чувство щемящей нежности. Я понял: все, что может произойти в следующую минуту, любые слова, поступки – все будет уже хуже. Для меня это было мгновение, о котором я сказал – остановись! И для меня это мгновение остановилось».

Потом он писал:

«Наверное, это непорядочно само по себе, как и то, что я об этом пишу, но так уж вышло – я Вами дышу. И ничего тут уже не поделаешь». И его второе «я» сказало ему, что за этой женщиной оно, то есть второе «я», готово пойти хоть на край света. Потом он представился. Борис Николаевич Романов-Тер-Петросян. Да-да – представитель царского дома Романовых и одновременно потомок славного революционера времен Великой Октябрьской Революции и Гражданской войны, самого легендарного Камо. Написал, что он – будущий светоч математики. Что он по соотношению частот звуков в музыкальных интервалах научился определять выразительность звуков и те чувства, которые они вызывают у людей, то есть научился «измерить алгеброй гармонию». И что он, конечно, может оказать Евгении неоценимую помощь в освоении ее ремесла, помочь достигнуть максимального эффекта при выборе репертуара на строгой математической основе и, естественно, легко достичь вершин славы. И что они, конечно, обязательно встретятся, если не сейчас, то в будущем, когда его будут считать вторым Эйнштейном, а может быть, даже и первым Романовым-Тер-Петросяном. Но лучше бы сейчас, «было бы неплохо, если бы Вы сочли возможным обсудить со мной в ближайшее время все перечисленные выше вопросы, желательно в утвердительной форме». Боб опять дал свой адрес и телефон, а назначать точную дату встречи почему-то не стал. Она позвонит, и мы договоримся, решил он. И завершил письмо: «При сем, с уважением и любовью».

Боб долго думал, прежде чем уснуть, представлял свое свидание с Женей Горбенко, о том, как при встрече она грустно опустит глаза, а он расскажет о том, что его родители очень дружили с Шостаковичем. Но потом их разлучила война. Мать была с сестрами в эвакуации, отец воевал и дошел до Берлина, а Шостакович остался в осажденном Ленинграде, написал и исполнил гениальную седьмую (Ленинградскую) симфонию. А после войны они снова встретились и выпили за Победу. Расскажет, что лично хорошо знаком с Мравинским, и когда Мравинский выходит перед концертом приветствовать публику, он, Боб, встает и машет ему рукой, а Мравинский отдельно его приветствует. А однажды даже сказал: «Это исполнение 7-ой симфонии Шостаковича я посвящаю моему лучшему другу Борису Романову-Тер-Петросяну».

Comments

( 34 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
roadleyek
Jul. 9th, 2019 12:42 pm (UTC)
Только мне подумалось, что это не очень правильно для Бориса забивать себе мысли актрисой из театра Ленсовета, как он уже начал мечтать о пианистке.
Ну, это не любовь, конечно. Но тем лучше для Бориса. Потренирует сердце на выдуманных, недоступных влюбленностях, да и научится не до конца терять голову, когда подходящую девушку встретит.
krugo_svetov
Jul. 10th, 2019 06:51 am (UTC)
Главное, что он дерзает!
oxana_vesna
Jul. 9th, 2019 01:04 pm (UTC)
"О любви, конечно. Но о той любви, которая бывает до первой любви".
Я сразу не поняла смысл Вашего ответа на мой прошлый комментарий. Но теперь все ясно. Борис стремится к настоящей большой любви. Он не хочет размениваться на поверхностные чувства, поэтому ни в кого всерьез не влюблялся даже в школе. Сила искусства помогает ему увидеть особенное в женщинах, выступающих на сцене. Но эти чувства коротки, как и время спектакля. А настоящая первая любовь еще впереди. Возможно, что и не скоро, ведь Борис способен влюбиться только в особенную девушку.
krugo_svetov
Jul. 10th, 2019 07:00 am (UTC)
Мы пока не знаем, способен ли Боб влюбиться. Для него пока это веселая игра без всякой ответственности, естественно, без переживаний.
kittisakte
Jul. 9th, 2019 01:31 pm (UTC)
Ну и нравы царили в школе, где учился Борис. Это просто ужас. Но он большой молодец, что не поддался всеобщему бессмысленному разврату, а также что умел всегда отстаивать свое достоинство. А из-за одного эпизода с Витькой Урюпиным не стоит и переживать. Представился бы новый случай, и Борис не спасовал бы.
И теперь, даже влюбляясь в ленинградских звезд, он тоже не посует. Вряд ли его письма принесут результат. Но главное ведь не в этом, а в его смелости, которая рано или поздно все равно получит свою награду.
krugo_svetov
Jul. 10th, 2019 07:02 am (UTC)
С Урюпиным ему не совладать, но главное, что он настроил себя впредь не пасовать перед ним.
gisellevv
Jul. 9th, 2019 03:20 pm (UTC)
Саша, кое-что во второй главе рассказа мне показалось излишне грубоватым. Но если отбросить это, то остальной текст получился просто чудесным и удивительно тонким.
Думаю, почти каждый может представить себя на месте Бориса. Примерно в его возрасте я тоже хотела находить в себе черты любимых актрис. А уж как я влюблялась в актеров, правда, не в театральных, а из фильмов!
На письма мне, в отличие от Бориса, не хватало смелости. Да и актеры не всегда были отечественными. Но если бы я решилась, то уж точно не описывала бы себя обычной девчонкой, а нафантазировала бы, как Борис. Ваш рассказ не просто напоминает об этом, но и заставляет все как бы пережить снова. И это очень приятные переживания!
krugo_svetov
Jul. 10th, 2019 07:04 am (UTC)
Мне хотелось, чтобы образ Бориса получился легким, воздушным, фантазийно-карнавальным. Как получилось, не мне судить.
djylija
Jul. 9th, 2019 03:55 pm (UTC)
Кто бы мог подумать, что в Борисе живет настоящий Остап Бендер. Это же надо - так написать о себе: "представитель царского дома Романовых и одновременно потомок славного революционера времен Великой Октябрьской Революции и Гражданской войны". Понимаю, почему его адресатки ему не ответили. Но уверена, что его письма их развеселили.
И Вы слишком строги к герою, когда пишете: "Читатель скажет: «Ваш Боб – стуканутый»." Это если бы он в сорок лет такие письма писал, то можно было бы так подумать. А пока ясно, что юноша с воображением и очень творческий. А кроме того, у него ведь уже есть настоящие заслуги. Сейчас, как я и думала, он старается добавить приключений в свою жизнь. А потом увидит, что его любят таким, какой он есть. Но, уверена, и после этого его жизнь не станет скучной.
krugo_svetov
Jul. 10th, 2019 07:05 am (UTC)
Такие, как Борис, и в сорок готовы на розыгрыши и шутки. Люди с годами мало меняются.
ilich72
Jul. 9th, 2019 08:17 pm (UTC)
А всё-таки прав я был в своей предыдущей характеристике, что молодой человек с натурой Бориса неизбежно тяготеет к тому, чтобы стать подлинным героем или какой-то иной масштабной личностью.
Но что делать, если обстоятельства не располагают к такому? Борис сам начинает придумывать себе любови, а вместе с ними и свои необычные биографии. Можно ли его осудить? Если он не заиграется в подобные фантазии, то нет.
Пока что семнадцатилетний герой играет в жизнь неординарного человека. Примеряет, словно шляпу, необычную любовь. Но только от него будет зависеть, останется ли всё бутафорией, или со временем он сможет наполнить жизнью создаваемые им декорации.
krugo_svetov
Jul. 10th, 2019 07:19 am (UTC)
"Но только от него будет зависеть, останется ли всё бутафорией, или со временем он сможет наполнить жизнью создаваемые им декорации". Вы, как всегда, смотрите в корень. Тем не менее, думаю, что вас еще в этом рассказе ждут неожиданности. Хотя, возможно, я недооцениваю вашу проницательность.
odyly
Jul. 9th, 2019 09:12 pm (UTC)
"Но гораздо больше ему понравилась аккомпаниатор за фортепиано – Евгения Горбенко, молодая женщина с огромными глазами и грустным лицом".
Да, Вы правы, что Борис увлекающаяся натура. Но по этой фразе чувствуется, что он увлекается не столько на уровне телесных страстей, сколько сердцем и, может быть, умом, в котором сформировался идеализированный образ прекрасной дамы, которая обязательно заключает в себе грусть и тайну. Хотя такова ли эта Евгения, какой она показалась Борису? С его установками он рискует приписывать большинству женщин то, чего в них нет. Впрочем, однажды ему может и повезти. Хотелось бы верить в это.
krugo_svetov
Jul. 10th, 2019 07:20 am (UTC)
Ну что же, как я понял, мой герой вызывает у вас симпатию. Часть задачи выполнена.
nochnaya_ptaha
Jul. 10th, 2019 06:20 pm (UTC)
Борис кажется мне все более симпатичным. Он не опошлился и не испортился, несмотря на пошловатое окружение в школе. А его стремление отдать всю свою душу и все нерастраченные чувства будущей возлюбленной не может не вызывать уважения.
Немного грустно лишь оттого, что Борис чувствует себя одиноким. Но он, кажется, почти не страдает от этого, потому что у него богатый внутренний мир. И Борис умеет себя развлечь и занять. Конечно, хочется, чтобы у него появилась подружка. Только я опасаюсь, что Борису будет нелегко найти подходящую девушку, которая будет соответствовать его уровню интеллекта. А другая Борису, мне кажется, и не нужна.
krugo_svetov
Jul. 11th, 2019 07:16 am (UTC)
Какую подружку подберет себе Борис можно узнать из рассказа Смерть Арона, я публиковал его в ЖЖ. О его подружке немного говорится и в только что прочитанном вами рассказе о Рудисе. Но до его главной любви у него еще какое-то время будет подружкой Лариска из рассказов Марта и Альтер-эго.

Edited at 2019-07-11 07:19 am (UTC)
saraphze
Jul. 10th, 2019 06:51 pm (UTC)
Ну Борис и затейник! А также - мечтатель и натура творческая. Отправил такие неординарные письма сразу двум девушкам. Интересно, отзовется ли хотя бы одна из них. На мой взгляд, перед такими посланиями сложно устоять, если сердце не занято.
Вообще, Борис молодец. Не стремится поскорее включиться в мир взрослой жизни и познать сексуальную сторону любви, рассуждая, что будет день и будет пища. Мне такая позиция импонирует, кажется разумной и взвешенной.
krugo_svetov
Jul. 11th, 2019 07:21 am (UTC)
Да, я думаю, Борис неординарная личность.
yurbashi83
Jul. 10th, 2019 08:28 pm (UTC)
"После спектакля Боб долго бродил по городу и на набережной Фонтанки неожиданно встретил Лилю."
Сдается мне, что Борис не правильно истолковал эту подсказку судьбы. Он получил намек, что нужно не за актрисами разными гоняться, а обратить внимание на хорошеньких девушек своего возраста. Однако они кажутся ему заурядными. И вероятно, одно из открытий, ждущее его впереди - это то, что какая-нибудь обычная ровесница неожиданно окажется в его глазах самой необычной и привлекательной.
krugo_svetov
Jul. 11th, 2019 07:25 am (UTC)
История любовных приключений Бориса раскрывается в рассказах, перечисленных в предыдущих моих ответах. И потом я еще опубликую рассказ Почему Борис не женился на Регинке
goodsmoker
Jul. 11th, 2019 10:01 am (UTC)
Борис, безусловно, исследователь миров. Даже его заключение о том, что у него невелик "багаж воспоминаний о личной жизни", подчеркивает это. Мол, пока впечатлений немного, но их нужно набираться.
Однако Лилия Лиллиан ему понравилась или героиня, роль которой она исполняла? Судя по всему, верно второе. Об этом свидетельствует и его следующая симпатия, и его письма к ним обеим. В письмах он уже сам конструирует миры, в которых он видит себя другим. Причем это конструирование продвигается гораздо дальше писем: после их отправки он продолжает видеть себя близким приятелем то Константина Симонова, то Мравинского.
Пока нужных Борису впечатлений нет в реальности настоящей, он создает их в параллельных реальностях. Это интересно. И опасность только в том, чтобы выдуманные миры однажды не подменили собой настоящие.
krugo_svetov
Jul. 16th, 2019 08:39 am (UTC)
Пока он живет в вымышленных мирах. Но мы знаем по другим рассказам (Марта, Смерть Арона, Альтер эго, Рудис, Почему Боб не женился на Регинке), что в реальных мирах со временем он прочно обоснуется.
ninafk
Jul. 11th, 2019 10:32 am (UTC)
Письма Бориса можно назвать поступком смелым, но мне показалось, что ему не хватает уверенности в себе. Кто ему сказал, что женщин привлекает напускная значительность и поучительный тон, свойственный не людям знающим жизнь, а занудам? А вот, например, он красиво написал: "Если так случится, что Вы придете туда, узнаете меня по грустному выражению лица, которое при вашем появлении мгновенно исчезнет". Но это же сразу представляется потрепанный жизнью мужчина лет пятидесяти, а далеко не юноша. Борис зря не ценит свою молодость, ведь, как говорится, это тот недостаток, который слишком быстро проходит.
krugo_svetov
Jul. 16th, 2019 08:41 am (UTC)
Боб пробует, ищет, и, согласитесь, диапазон его попыток нащупать реальную почву оказывается весьма широким.
timerlan88
Jul. 11th, 2019 05:04 pm (UTC)
Вот, а говорят еще о пуританских нравах СССР и сексуальной революции, якобы случившейся только в 90-х.
Школа, которую я заканчивал, была, мягко говоря, не самой благополучной. Но на уроках труда мы таким не занимались. Максимум - могли бутылку вина распить, пока трудовик, бывший военный, занимался в своей каморке тем же самым. Да и то его потом за пьянство уволили, а новый трудовик дисциплину держал. Еще, конечно, все, кто хотел, курили прямо на крыльце школы, никого не стесняясь. И старшеклассницы тоже иногда оказывались беременными, и рукам давали волю и на школьных дискотеках, и не только на них. Но я не припомню даже слухов, чтобы у кого-то до настоящего акта дошло прямо в школе.
Впрочем, я не раз убеждался, что прошлое не всегда таково, каким нам его описывают родители. Так что я верю Вам. И тем удивительнее, что Борис, чьи школьные годы прошли в такой среде, ищет невероятно возвышенных чувств.
krugo_svetov
Jul. 16th, 2019 08:49 am (UTC)
Считалось, что нравы пуританские. Но в Ленинграде местом, откуда распространялись вензаболевания были танцы в ДК Кирова.
jenitomi
Jul. 11th, 2019 05:28 pm (UTC)
Странно, что Борис до сих пор так переживает из-за столкновения с каким-то с Витькой Урюпиным. Он ведь и сам спортивный и сильный. А пройдет еще пару лет, и то, что этот Витька старше, совсем перестанет играть роль. Тогда Борис наверняка без всякого труда сможет накостылять ему при встрече, вот только ему уже вряд ли будет это нужно.
А какой Борис, оказывается, талантливый. И в математике силен, и карикатуры умеет рисовать, и даже концерты вести. Только, мне кажется, он излишне скромен и не очень решителен в отношениях с девушками. Поэтому до сих пор без подружки. Но, возможно, теперь Борис изменится, а попутно изменится и ситуация на любовном фронте.
krugo_svetov
Jul. 16th, 2019 08:50 am (UTC)
Борис переживает, что не сумел дать отпор Урюпину. И это произошло на глазах у симпатичной девушки.
ger0y
Jul. 11th, 2019 08:08 pm (UTC)
Вот это лихо Боб закрутил с письмами! Мысль про стуканутого как бы и напрашивается, но если учесть, что ему семнадцать, то почему бы и не подурачиться. К тому же по другим рассказам ясно, что все у него нормально. А письма очень даже остроумны, если не относиться к ним чересчур серьезно. Ну, сам Борис к ним, по ходу, так и относится. Пишет, чтобы не скучать, да и правильно делает.
krugo_svetov
Jul. 16th, 2019 08:52 am (UTC)
Согласен, Боб не слишком серьезно относится к своим письмам. Для него это любопытный эксперимент.
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 34 comments — Leave a comment )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow