?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Придет время, и она возьмет нас в свой замок - 2

Прошло несколько дней. «Шитикова, в профком!» – крикнул кто-то за кулисами.

Маринку приняла сама Елена Евстафьевна Дерюжко, председатель профкома, немалая, между прочим, величина в иерархии Академического театра. Когда-то Леночка Дерюжко была начинающей актрисой и неплохо сыграла в кино простую советскую девушку, ставшую партизанкой и отважно бившуюся в лесах Белоруссии с немецко-фашистскими захватчиками. Стала известна на всю страну, чего-то даже была удостоена. Рассудительная Леночка решила, что ей вполне достаточно актерской славы, другой выигрышной роли может и не быть, и надумала пойти по общественной линии. Она быстро заматерела, располнела и самое главное – набрала немалый вес в решении важнейших вопросов жизни театра. Ну и конечно, очень скоро стала заслуженной, не в пример многим другим недальновидным скромным пахарям сцены. Сам Шаргородский прислушивался к голосу Е. Дерюжко и считался с ее мнением... Предоставление жилплощади, прием в труппу лимитчиков, касса взаимопомощи, моральный облик актеров, репертуарная комиссия, да мало ли какие важные вопросы никак не могли решаться без учета ее, Елены Евстафьевны, точки зрения. Она бегала советоваться и во дворец Профсоюзов на площади Труда и даже имела какие-то дела с инструкторами и секретарями обкома партии. По вопросам культуры, конечно. В общем, ни одно важное событие в театре не обходилось без нее.

Елена Евстафьевна приняла Маринку в своем кабинете. Выглядела скромно и достойно. Светлые волосы безупречно уложены и стянуты сзади в кичку, открывая чистую линию правильного лба. Предложила сесть на стульчик рядом со своим темным массивным столом. Долго молчала, перелистывала какие-то свои очень важные бумаги. Потом подняла на Марину глаза и строго спросила:

– Ну, что скажешь, Шитикова?

Марина подумала, что будут опять спрашивать про мужа.

– О чем вы, Елена Евстафьевна?

– А ты не знаешь? Что случилось два дня назад после генеральной репетиции?

– Ничего особенного. Я задержалась дольше обычного, обдумывала, как прошел прогон. Собралась и пошла домой.

– А как ты выходила из театра?

– Как обычно – по служебной лестнице.

– И ничего там не заметила, никого не встретила?

– Театр был пустой, все ушли. Ах, да. На лестнице встретила Вольфа Яновича и Настю...

– И что они там делали в столь позднее время?

– Не знаю, Елена Евстафьевна. Стояли у окна. Наверное, говорили о чем-то.

– И ничего такого ты не заметила?

– Что вы имеете в виду? Ничего особенного я не заметила.

– Ну-ну, Шитикова, ты не финти.

– А что я могла заметить?

– Ладно, ладно, Шитикова. В последнее время ты ведешь себя вызывающе. А надо бы поддерживать контакты с общественными организациями. Ты комсомолка?

– Еще не вышла по возрасту.

– Что ни слово – все с подковыркой. В партию не собираешься вступать? Ты же, небось, заслуженной хочешь стать – без этого никак.

– В партию... Для меня это большая честь. Но и ответственность огромная. Пока не чувствую в себе уверенности, Елена Евстафьевна. А насчет заслуженной... Рано мне об этом думать.

– Ладно, ладно, все хотят стать заслуженными. Иди уже, Шитикова, – строго сказала Дерюжко. – От тебя, я смотрю, все равно ничего не добьешься. Ну, ты вот что. Как узнаешь что-то или увидишь – сразу мне сообщи.

– Что вы имеете в виду?

– Ну, если кто-то будет вести себя аморально... Или разговоры будет вести не наши. Несовместимые со званием советского актера...

– Конечно, сообщу, обязательно сообщу... Но у нас никто не ведет себя аморально. И разговоров плохих у нас в театре не бывает. А так обязательно. Вы не сомневайтесь.

– Ты смотри у меня, Шитикова, тоже мне шутница нашлась. Шутикова... Дошутишься. Иди уже. – И Елена Евстафьевна строго посмотрела на молодую актрису.

Наверное, вы уже поняли, что Маринка была совсем не виновата в том, что это происшествие стало достоянием общественности и темой широких обсуждений. Может, еще кто-то застукал Бельского с Настей. А вообще-то ничего удивительного нет в том, что это мгновенно стало всем известно, стало достоянием театральных и культурных кругов. Ведь после бурной сцены на подоконнике Вольф Янович воспылал самыми серьезными намерениями к своей юной избраннице. И та, судя по всему, ответила ему взаимностью в полном объеме своих жизненных устремлений. И он повел Настю к своей маме. И торжественно произнес: «Вот, мама, это Настя». Мама, как я уже рассказывал, всплеснула руками по поводу Лизы, теперь уже «бедной Лизы», «совсем-совсем бедной Лизы». «Мама, ты меня не поняла. Это более чем серьезно. Я тебя очень прошу, познакомься, это Настя». Мама вздохнула и произнесла фразу, которую произносят все мамы в подобных случаях: «Вначале все говорят – “серьезно-серьезно”. Поживем, увидим, насколько это серьезно».

Ну, раз уж это так серьезно, то влюбленные должны были как-то все объяснить: Фортинбрас – своей законной жене, Елизавете Константиновне Шибановой, вполне заслуженной актрисе, Настя – Данечке Львову, с которым они поженились – легально расписались и поженились, а не сожительствовали в грехе – как я уже говорил, еще на первом курсе института. В общем, все это, так или иначе, должно было неминуемо дойти до общественности, которая всегда стоит на страже и озабочена сохранением морально-нравственных устоев советской семьи и хорошим психологическим климатом в Академическом театре, являющимся, безусловно, одним из оплотов и форпостов советской культуры. А Марина, естественно, не имела никакого отношения к распространению слухов. Но почему-то все ополчились именно на нее. Это можно понять. Надо же признать кого-то виноватым. Фортинбраса? Нет, конечно. Безумно талантливый. Очень добрый. Позитивный. Как он кувыркается на сцене! И бегает, и саблей размахивает. Мужик с яйцами. Его можно понять. Выбрал беленькую, чистенькую, молоденькую. Младше себя на девять лет. Вместо вечно плакучей, занудной Лизы. Между нами – Лиза теперь уже больше напоминает старую кобылу. Примерно так рассуждали при встречах молодые актеры театра.

Настю тоже не осуждали. Как Вольфа не полюбить? Разве его можно сравнить с этим мальчишкой Данькой? Никому неизвестный режиссеришко. Да и получится ли из него режиссер? Но кто-то должен быть виновен... в общественном мнении.

Почему так случается, что некоторые люди всегда и во всем виноваты? Что бы они ни делали. Маринка безответная, не базарная, не наглая. На сцене часто плачет. Глаза, ах, какие у нее глаза! Грустные, наболевшие. Такую пнуть – самое простое. Милое дело. Елена Евстафьевна, видимо, тоже поучаствовала, бросила, наверное, мимоходом... Типа – «Не такая простая эта тихоня, как вы думаете. Где бы она ни появилась – всегда что-то случается. Может, нехорошо так говорить, а ведь собственного ребенка выносить не смогла. На мужа прожектор агроменный упал. А теперь что с этим Тёмой? – совсем, говорят, свихнулся Тёма. И мать евонная, Калерия Ивановна, тоже невесткой недовольна. Не знаю, что промеж них там между собой... Но матери виднее, мать всегда права, материнское сердце чуткое, оно всегда разглядит, где обман, где правда. Ведьма она, Маринка ваша. И не защищайте... Цыганская кровь. В тихом омуте... Вот и сейчас с этими, с Вольфом и Настенькой... Достойные, между прочим, люди. А эта, прости господи, чего она там намутила? Потому и пошло у них все наперекосяк».

А ведь действительно – наперекосяк. Вначале письма пошли. Все больше Насте. От ее взволнованных поклонников. Некоторые – довольно хамоватые. И несправедливые... Ругали... Даже называли «жидовской подстилкой». Настя удивлялась, но не особенно реагировала на это. В общем – относилась философски. Слово «подстилка» ей даже немного импонировало. В этом есть что-то волнующее. А «жидовская»... Непонятно, кого они имеют в виду? Если Даня, так мы с ним рассталась, а Вольф Янович... Так Бельский – скорее польская фамилия.

Потом Вольф как-то объяснился с Лизой. Лиза публично рыдала. Бегала по театру, заламывала руки. Всем рассказывала, как плачет и надрывается ее бедная душа... Не в силах вынести разлуки с любимым. Особенно жалели ее заслуженные и народные. Стали откуда-то появляться, ходили по рукам фотографии заслуженной и незаслуженно обиженной артистки – заплаканная, навзрыд, навзрыд. Вот фото у мостика «бедной Лизы» под Эрмитажным переходом, белый Лизин шарфик на черных перилах, ведущих к черной воде и неясная фигурка убегающей Лизаньки Шибановой в каракулевой шубке, убегающей, убегающей по белому, по белейшему свежему снежку – как трогательно! Высокие чувства! Устроили Лизе выступления – концерты, телевидение – чтение стихов, все больше об опустошенной душе, о рухнувших чувствах... «Нельзя сначала убивать, потом шептать: “Я не нарочно!”»[1]. «Сложить его одежду, вспомнить лето, сесть у окна, задуматься, всплакнуть, спросить у Господа – “ За что мне это?”, во лжи, измене с болью утонуть»[2]. «О как же больно сжалось сердце лишь от мысли, что дело рук твоих удар исподтишка, что сил хватило нанести мне в спину выстрел, а сил в лицо ударить – нет, тонка кишка». «Я тебя разлюбил...» – ты сказал неожиданно строго, сбросив чувства с плеча, как давно надоевший рюкзак...»[3]. «Ты сорвал оболочку с души и другую назвал дорогою... Ну, а мне-то что делать, скажи?! Кто сердечко мое успокоит?»[4]. Имя Бельского, конечно, на выступлениях не упоминалось, но всем стало понятно... Культурный Ленинград только об этом и говорил. Представляете, Фортинбрас ушел от Шибановой к Шитиковой. Да нет, не к Шитиковой... К Лаврентьевой... или к Даниловой-Данилян... Но Шитикова тоже какое-то отношение к этому имела. Цыганка... Что-то наколдовала, без нее никак не могло обойтись.

А потом узнали, что Даня, Настин муж, тоже очень переживает. Сильно, видать, привязан к ней. Понимает, да что понимает – точно знает, что за тягучим голосом и живой непосредственностью белокурой красавицы скрыты особые женские таланты. Не может он, Даня, не представляет, как дальше будет он жить без Насти, не нужна ему такая жизнь, не освещенная больше сиянием его большой любви. Говорят, болел Даня, тяжело болел, пытался даже руки на себя наложить. Так говорят. Может, и врут. Наговаривают. Но переживал Даня сильно – это точно известно.

– Послушай, что ты не несешь, при чем тут Шитикова?

– А черт ее знает. Может, Вольф переспал с нею, может, и наоборот – она с Даней. Во всяком случае, своего Тёму она в этих делах никогда не спрашивала.

– Да вроде она скромная девица. И актриса отличная.

– Скромная – как же! Читал о классной даме института благородных девиц у Куприна? Тоже скромная. Вечером переодевалась и ходила по улицам, отыскивала партнера на ночь. Чтобы самый что ни на есть мужик был. А тоже скромница. Глазки не поднимает. Однако ее талии завидовал весь институт. И лицо у нее слегка чахоточного типа. Такие всегда нравились мужикам. И теперь нравятся. Шитикова, посмотри, – точь-в-точь эта «учительница», очень похожа. Тоже мне скромницу нашел. Да у нее, если хочешь знать, «бешенство матки».

– Ну, ты сказанул, с чего ты взял?

– Да она, кого хочешь, совратить может.

– Кого, например?

– Например, Вовку Базеля из ТЮЗа, и того соблазнила. Знаешь, такой крупный, статный, басовитый. Лауреат конкурса чтецов.

– Ну и что? Да то, что его никто совратить до нее не мог, потому что Базель – голубой.

– С чего ты взял?

– Да как же, неужели не помнишь, как Лешка Яковенко, ну, что Зеленина из «Звездного билета» играл, побил Базеля за то, что тот к нему приставал?

– Все это слухи и вранье.

– Как вранье? А Шаргородский?

– Что Шаргородский? Он ее при всех лапает за все места, а она – хоть бы что. А еще – возьмет ее при всех за попу и приговаривает: «Шитикова – Крытикова, что ты бродишь как лиса в лесу?».

– Ну и что? Подумаешь, он со всеми так.

– Со всеми, да не со всеми. А Шитикова его соблазнила все-таки.

– Не знаю. А если и так, что с того?

– А то, что женщины его вообще не интересуют, его привлекали по обвинению в мужеложстве.

– Привлекали, да не привлекли! У него же подруга есть, это все знают. Валька – гримерша. Всегда говорит о нем при всех: «мой сказал, мой подумал». И домой вместе уходят. А Шитикова-то при чем?

– При чем, при чем... Раз все говорят – значит, не случайно. Нет дыма без огня.

Вызывает Марину Шаргородский.

– Что, – говорит, – Маринка, делать будем?

– А что надо делать?

– Какие-то сплетни все вокруг тебя. До чего дошло, – горестно вздыхает Жора. – Бедная Лиза своя не своя, в больницу ее увозили с сердечным приступом. Восходящая звезда советского театра Данечка Львов... вообще чуть руки на себя не наложил. Елена Евстафьевна говорит, мало мужем занимаешься, все больше на других мужчин смотришь.

– Неужели вы во все это верите, Георгий Яковлевич?

– Верить-то, конечно, я в это не верю. Знаю, ты очень хорошая девочка. Но ведь все говорят. Калерия Ивановна собирается к Стрижу сходить, чтобы тебя выгнали из труппы.

– А сами-то что вы об этом думаете?

– Да нет, конечно. Досужие домыслы это все. Ты же не виновата, что с Тёмой такое случилось. У тебя и без этого проблем всегда хватало, да и сейчас предостаточно. В общем работай. Ты очень талантливая. А наговаривают... В театре всегда много завистников. Да и о нашем разговоре забудь. Работай и ни о чем не думай».

Но спокойного житья у Марины все равно не было. Многие продолжали склонять ее имя. Калерия Ивановна тоже не унималась. Тёме все давно уже стало безразлично, он не вмешивался. А генеральша от культуры бушевала: «Я тебе покажу, прошмандовка. Ты думаешь, можно так обращаться с сыном Цезаря Ильича? Ничего, ничего. Я поговорю со Стрижом. Он мне не откажет. Цезарь Ильич много для него сделал в свое время. А на твоего педика Жору Шаргородского мы тоже управу найдем. Он и так под статьей ходит».

И Калерия Ивановна... И Елена Евстафьевна... Да и Фортинбрас с Настей тоже почему-то на нее озлобились. Ничего не говорят, а смотрят недобро... Будто ее вина, что она застала их вдвоем в такой неэстетичной позе. Сами и виноваты – не дети все-таки... Она ведь... не подшучивала, не подсмеивалась, сплетен не распространяла. Просто помогла снять трусики и аккуратно так положила рядом на подоконник. Какая же все-таки она дура... Может, дело в том, что они потом забыли трусики? А их кто-то потом нашел. Она-то тут при чем? При чем, при чем... «Поделом и досталось, – подумала Маринка – вела себя как грязная пэтэушница, как обкурившаяся девка с панели, прошла бы мимо, ничего бы с тобой и не случилось. Не обратила бы внимания. В театре и не такое увидеть можно».



Примечания

1. Ольга Климчук.

2. Екатерина Колодкина.

3. Фрида Полак.

4. Н. Железкова.

Comments

( 34 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
yurbashi83
Feb. 8th, 2019 01:06 pm (UTC)
Ну вот, коллеги не пожалели. Бельский и Настя ищут виноватого в том, что у них не задалось. Свекровь всегда рада ополчиться на Марину. Но остальные-то чего? Видимо, это стадный инстинкт.
Наверное, для Марины самым правильным было бы начать публично показывать, какая она несчастная, как это сделал Лиза. Глядишь бы, и ее жалеть начали. Но Марина так не может. Остается только надеяться, что со временем общее внимание переключится на кого-то другого.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:12 am (UTC)
В коллективах часто находят тех, кому отводят роль козла отпущения. Я видел много подобных ситуациях. В нашем обществе тоже любят делать из кого-то главного виновника. Во всех государственных СМИ в сегодняшних бедах страны всегда виноват Чубайс. Я не поклонник Чубайса и действительно он был засвечен в ряде неблаговидных государственных акций. Но не он же один! Соловьев впадает в истерику при имени Чубайс - особый вид социальной неврастении. Но это пример.
gisellevv
Feb. 8th, 2019 05:36 pm (UTC)
Елена Евстафьевна кажется похожей на Калерию Ивановну, разве что умнее ее, но одного поля ягоды. Зачем ей было пытать бедную Марину о том, что и так было известно от других? А в то, что Дерюжко могла приложить руку к последующей травле Марины, очень даже верится.
Но неужели остальные не видят, что виновница всего происходящего - вовсе не Марина? А она уже и сама себя начинает винить, как будто ее появление в неудачный момент правда на что-то могло бы повлиять. Я думаю, Марине нужно не самоуничижением заниматься, а понять, что вокруг нее люди, с которыми нормальные отношения просто невозможны, и постепенно начинать искать место в другом театре.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:13 am (UTC)
Своему сукину сыну все прощают. А чужачке, да еще талантливой - не простят и того, чего и не было.
ger0y
Feb. 8th, 2019 09:14 pm (UTC)
Да уж, раздули из мухи слона. И я так вижу, что Маринка уже ничего не может с этим поделать. С председательницей профкома молчала, как партизанка, а все равно все против нее обернулось. Разве что Шаргородский, вроде, нормальный мужик. Но тоже неизвестно, как он себя дальше поведет. И под него тоже копают. Однако если не можешь ничего изменить, то самое правильное - беречь нервы. Вот и Маринке нужно на все забить, а там уж как-нибудь разрулится.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:15 am (UTC)
Видно все сошлись без обсуждения, что ее-то и надо сделать козлом отпущения. Вон, даже голубого соблазнила - вот какая распутная. А было ли это - так ли это важно?
kittisakte
Feb. 9th, 2019 01:58 pm (UTC)
Все случилось, как я и ожидал. Марине не дают спокойно жить и работать. И делают это не только Бельский и Настя, но и все вокруг. Выбрали себе жертву и методично травят ее. Видимо, скучно им без этого. И людям всегда хочется кому-то перемывать кости, а для этого как раз и подходят такие, как Марина. Небось, про Калерию Ивановну никто не решится сплетничать и сочинять небылицы. А Марина не может за себя постоять, вот на нее и накинулись. И здесь только два выхода есть, на мой взгляд. Или не обращать внимания, или менять работу.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:16 am (UTC)
Посмотрим, что выберет Марина.
saraphze
Feb. 9th, 2019 04:04 pm (UTC)
Интересная сложилась ситуация! Театральная общественность отнеслась с сочувствием и к Вольфу, и к Насте Светляковой. Зато на Марину все набросилась с осуждением. Да еще и сделали вывод, что она приносит окружающим людям несчастье. Нашли, так сказать, крайнего. И чувствую я, что Марину рано или поздно выживут из театра. Увольнять ее не за что, но могут ведь предложить написать заявление "по собственному". Или доведут до того, что она сама такое заявление напишет. Но, может, для нее это будет к лучшему, раз здесь такой коллектив? Тем более у Марины нет здесь друзей, но зато есть враг - мерзкая Калерия Ивановна, которая отирается при этом театре. А в какой-то другой театр эту фурию, возможно, не пустят.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:20 am (UTC)
Калерия Ивановна имеет влияние через дом актера. И она достанет Марину в любом театре, если ей будет надо.
oxana_vesna
Feb. 9th, 2019 09:24 pm (UTC)
Какими же злыми и несправедливыми бывают люди. Марина не сделала ничего плохого, а ее уже обвиняют во всех смертных грехах. Дошло до того, что ее стали называть развратной, хотя никто не видел ее ни с какими мужчинами, кроме мужа. Однако недобрая слава Марины день ото дня растет. И я даже не представляю, как тут можно защитить себя. Марина объяснилась с Шаргородским, и он ее понял, даже поддержал. Но защитить Марину от злых языков главный режиссер не в силах. А тут еще и Калерия Ивановна грозится найти на него управу. И как бы не получилось, что виноватой опять будет Марина.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:21 am (UTC)
Есть такие люди, в конфликте с которыми нормальный человек всегда проигрывает.
ilich72
Feb. 10th, 2019 04:40 pm (UTC)
В этом отрывке мы видим двух жертв разворачивающегося скандала - Лизу и Мариулу-Марину. И как разителен контраст.
Лиза упивается своим несчастьем, выставляет его напоказ, переигрывает. И несчастье ли это для неё или как раз удача, что появилась возможность купаться во всеобщем сочувствии, выступать с концертами и на телевиденье? Мы ведь не знаем, не успела ли до всей этой истории Лиза охладеть к мужу точно так же, как он к ней.
А вот у Мариулы несчастье настоящее. И оно тем отчётливее, что случилось без причины, а окружающие, наоборот, считают саму героиню источником всеобщих бед.
Без вины виноватые - вечный сюжет, но в Вашем рассказе он раскрывается по-своему, в неожиданной ситуации, с особыми деталями и красками повествования.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:22 am (UTC)
"Без вины виноватые - вечный сюжет" - вы, как всегда, сумели найти очень емкую формулу. Спасибо!
jenitomi
Feb. 10th, 2019 05:15 pm (UTC)
Судя по допросу, который учинила председатель профкома Марине, Бельского и Настю видела на служебной лестнице не только Марина. Поэтому и слухи пошли. Но в их распространении почему-то обвинили Марину. Может быть, причина в том, что она - тихоня? Безответная, не базарная и не наглая? А именно таких людей и хочется затоптать в грязь. Чтобы не строили из себя безупречных ангелов. К тому же Марина талантлива и красива, а это всегда вызывает раздражение и зависть.
Не знаю, что тут делать Марине. Мне кажется, ей нужно последовать совету Шаргородского - работать и ни о чем не думать. И не обращать внимания на разные недобрые взгляды.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:23 am (UTC)
В таких ситуациях легче и правильнее всего абстрагироваться и заниматься своим делом. Правда, это не всегда помогает.
nochnaya_ptaha
Feb. 10th, 2019 06:53 pm (UTC)
Калерия Ивановна совсем осатанела. Видит, что Марину травят, что ей несладко в театре, и хочет ее добить, сделать так, чтобы Марину выгнали из труппы. А осуждения Артема Калерия Ивановна не боится? Он же наверняка не похвалит мать за такие действия. Но Калерии Ивановне все равно, главное - насолить невестке. Да и Артем, может быть, уже ничего не соображает и не поймет, что произошло.
Скажу откровенно... Будь Марина моей подругой, я бы посоветовала ей сменить театр, а потом и развестись с мужем. И пусть это будет неблагородно, зато благоразумно. О себе нужно в первую очередь думать. Сам не пожалеешь себя - никто не пожалеет.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:25 am (UTC)
Марина еще любит Артема. Может, не так, как раньше, но любовь и жалость остались. Она не из тех, кто расстается с любимым человеком по расчету.
chubarin
Feb. 10th, 2019 08:00 pm (UTC)
Кажется, я понял, почему не любят Марину. Дело не только в ее красоте и таланте. Просто она слишком независимая. Ни к кому не ищет подхода, не рассказывает о своих проблемах. Таких женщин в больших коллективах не жалуют. А тут еще у Вольфа и Насти, как я и предвидел, пошла неразбериха на семейном фронте. Ну и кто виноват? Конечно, тихоня Шитикова со своим дурным глазом.
Не завидую я Марине. Даже если театральные сплетники и переключатся на кого-то другого, от репутации ведьмы, приносящей людям несчастья, она не избавится.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:26 am (UTC)
Независимость никому и нигде не прощают. А еще талант и красоту.
darthputin
Feb. 10th, 2019 10:40 pm (UTC)
Мне нравится, что вы сразу развили конфликт в полную силу. Интересно, а Дерюжко всегда была "рассудительной Леночкой"? Можно даже предположить, что в самом начале своей актёрской карьеры она была в чём-то похожей на Марину, но потом быстро сообразила, что с волками жить - по-волчьи выть. А постепенно и в этом волчьем всех переплюнула. Так бывает.
Собственно говоря, и Марина могла бы выложить всё Елене Евстафьевне, тем более что та и так это знает. Поплакалась бы на жизнь не хуже, чем обманутая Вольфом Лиза, потом продолжала бы докладывать про аморальное поведение коллег... И никто бы про неё тогда не сплетничал, все были бы с ней приветливы. И заслуженной бы стала.
Но Марина не сделала этот выбор. И, к счастью, скорее всего, не сделает и дальше. Но за это ей придётся заплатить свою цену. И, конечно, хотелось бы, чтобы она выдержала.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:28 am (UTC)
С другой стороны, за все приходится платить. Особенно за независимость и внутреннюю свободу.
timerlan88
Feb. 11th, 2019 09:39 am (UTC)
Я смотрю, на Марину навешали прямо всех собак. Дошло до того, что обвинили в разврате и дурном глазе. Хорошо, что хотя бы Шаргородский считает Марину порядочной. Но как бы его отношение к ней не изменилось из-за Калерии Ивановны. Хотя я надеюсь, что Шаргородский не по зубам отставной генеральше от культуры.
И, мне кажется, что с такими, как Калерия Ивановна, все-таки можно бороться, только не в одиночку. Она ведь реально никто, какой-то мыльный пузырь. Просто держится, как важная птица, вот с ней и считаются.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 11:30 am (UTC)
Я знал таких людей, их принцип - ус--мся, но не подамся. Вид паранои. Такие люди всегда правы. И восхищаются своим упрямством и умением поддать жару и собачиться.
ninafk
Feb. 11th, 2019 04:07 pm (UTC)
Да, надо было Марине поплакаться председательнице профкома на жизнь. Рассказать, как ее обижает Калерия Ивановна. Ведь Елена Евстафьевна наверняка не любит Калерию Ивановну и завидует ее авторитету, полученному за счет мужа, а не заработанному собственным горбом. Глядишь, и поддержала бы Елена Евстафьевна Марину, взяла под крыло.
Но у Марины характер не такой. Ей глубоко чужды интриги, поиски покровителей, излияния души и сплетни. Получается, что она - белая ворона в театральном мире. Да еще безответная. Поэтому ее и клюют все кому ни лень. А как сделать, чтобы не клевали, не знаю.
krugo_svetov
Feb. 11th, 2019 06:14 pm (UTC)

В целом верно. Но вряд ли Елена Евстафьенв как то критично относится к Калерии Ивановне. Просто авторитет из прошлого поколения, имеет влияние на самого Стрижа, и с этим надо считаться.

roadleyek
Feb. 11th, 2019 08:17 pm (UTC)
Ожидал, что Марину продолжат делать виноватой. Но что настолько с перехлестом все закрутится, представить было сложно. Вроде ж интеллигенция, люди искусства, заслуженные артисты даже. Хотя как заслуженные. Дерюжко вот заслуженной стала, когда перестала быть актрисой. И Марине она дает понять, что заслуженными не за таланты становятся.
В общем, все снова жизненно, да. Не знаю, как в театрах, но в других местах я такое болото видел. Правда, в основном со стороны, но это уж кому как повезет.
krugo_svetov
Feb. 12th, 2019 08:07 pm (UTC)

Каждый профессиональный коллектив - слепок с общественного уклада всей страны. Какие в стране предрассудки и проблемы, такие и там. Будь это театр, НИИ, завод, колхоз, телевизионный центр. Но театр, конечно, отличается от колхозы. Уровнем культуры, заработками в верхних эшелонах и самомнением - во всех эшелонах.

goodsmoker
Feb. 11th, 2019 09:16 pm (UTC)
Мир, порождаемый изнанкой театральной жизни, обретает все большую цельность. Дерюжко и Шибанова - очень разные, но обе гармонично вписываются в этот мир и олицетворяют две его основных составляющих. Елена Евстафьевна сумела стать не лишенным важности звеном бюрократического механизма - звеном, которое, не забывая о своих интересах, следит, чтобы отдельные винтики не нарушали работу системы (естественным образом вспоминается и СИСТЕМА из "Клетки"). Бедная Лиза - не менее важное звено, позволяющее системе казаться не механическим, а живым организмом. Вот она любит, страдает, и не беда, что все это происходит по шаблону с заранее известным сценарием - со стороны подобное не слишком заметно.
Мелкие сплетники, обсуждающие Марину - просто винтики, о них и говорить нечего. Разве что отметить их необходимость для функционирования механизма.
А Марина с моральной точки зрения, пожалуй, в чем-то лучше, чем Борис из "Клетки", но она гораздо слабее него и, по-моему, не готова бороться. Театральный мир тоже, по моим впечатлениям, не столь кровожаден, как мир, противостоявший Борису. Скорее всего, этот мир вытолкнет Марину. Но тем лучше для нее.
krugo_svetov
Feb. 12th, 2019 08:12 pm (UTC)

Этот мир менее кровожаден, чем в Клетке. Клетка   вообще более жестокое и менее реалистическое произведение. Клетка - это философский гротеск. Хотя в этом рассказе гротеска тоже хватает. Но он помягче. А вообще пока речь и там, и там об одном и том же. Потом рассказ будет построен по-другому. Мы попробуем найти выход для его героев. Насколько это получится, напишите мне в конце рассказа.

Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 34 comments — Leave a comment )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

June 2019
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow