?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Месть ножей - 2

Месть ножей - 2

* * *

До путешествия все спецы в один голос говорили, что петля времени не дает точки сингулярности, в которой материальные объекты непременно должны были бы разрушиться. Факт налицо – он как материальный объект вернулся на двести лет назад и вроде сохранился. Вроде…

Он ощущает себя Шарипом. Но каким-то не совсем прежним Шарипом. Как будто он спит и видит сон. Может, это и есть сон? Ему надлежит понять, что заставляет людей браться за оружие, в первую очередь – за ножи, и как приостановить этот повторяющийся кровавый мираж? Обычай драться на ножах – этим гордились, этим бравировали – должен быть пресечен раз и навсегда, он не имел права уйти в будущее, и это было его, Шарипа, задание.

Путешественнику захотелось посмотреть, как выглядел Старый-юрт, что недалеко от города Нежный, двести лет назад. Все выглядело совсем по-другому, но планировка родного села в его эпоху в основном сохранилась – или, может, ее специально восстановили в более поздние времена? Он сидел в трактире на углу Горячеводской и Курганной. Пил с подполковником – вначале чай, а потом и ячменный полугар местного производства. В манере русского офицера было что-то властное, он сам пригласил Шарипа за свой столик, и тот сразу согласился.

– Вы, молодой человек, обо мне знаете понаслышке, но я-то вас знаю. Я – Георгий Бичехаров. Покойный Николай Федорович Гикало рассказывал вам обо мне. Старик был со странностями, любил приврать. Не ради обмана, развлечь людей было для него как бы это сказать… в общем, хлебом не корми. Нам обоим сейчас делать нечего, я расскажу, что на самом деле было той ночью. Героями происшедшего были Ваха Дуев и Абдул-Меджид, племянник генерала Абу Чермоева. Вы, кстати, – совсем не тот, за кого себя выдаете. Я далек от мысли, что вы турецкий или какой-то другой шпион – короче, вы можете меня не опасаться. Не буду спорить, вы, конечно, похожи на вайнаха. Но какой-то вы совсем другой вайнах. Не такой, как надо. Будто не от мира сего. Вон, и крепкие вина потребляете иногда, а ведь ислам запрещает. Многие думают, что вы вроде ненастоящий. И речь русская без акцента. А все равно – не наша речь. Не знаю, для чего вы здесь, и для кого собираете всякого рода сведения… Но хочу, чтобы вы знали правду, а не только одно лишь вранье.

Обоих участников уже нет в живых, свидетели клялись молчать. Я тоже поднимал руку и со всей серьезностью десятилетнего подростка торжественно присягал хранить тайну поединка до конца дней своих. Не знаю, насколько сдержали свое слово остальные, но вот вам мой рассказ о том событии – по крайней мере, по прошествии столь многих лет я помню его именно так.

В тот вечер двоюродный брат взял меня отведать жаркого в «Барятинском», загородном доме своего друга, генерала Абу Чермоева. Довольно долго ехали на поезде; было уже темно, когда мы вошли в ворота поместья. Все мне казалось здесь исконно-незыблемым, чуть ли не ветхозаветным: огромные, загадочные деревья, запах золотистого мяса, повизгивание собак, охапки хвороста и огромный костер во дворе, объединивший таких разных мужчин – как по статусу, так и по вероисповеданию.

Гости – более десяти взрослых, но не старше тридцати. Никто не обратил внимания на робкого юношу, все рассуждали о какой-то ерунде – о лошадях, об автомобилях, о дорогих женщинах, о редких винах. Барашек, мастерски приготовленный слугами горского генерала, надолго занял всех в огромной столовой.

Кто-то выступил с прочувствованным спичем, посвященным кавказским винам. Оратор сказал, что согласно библейской легенде Ной сошел на гору Арарат и первым делом посадил виноградную лозу, положив начало традиции виноделия на Кавказе.

Принесли гитару, и брат спел на русском песню абрека Урусхана и несколько куплетов на осетинском о ножевой драке в заведении на улице Фирдаус. Потом пили кофе, курили сигары. Было уже слишком поздно, и о возвращении домой не могло быть и речи. Я решил осмотреть дом. Выпил без всякого удовольствия бокал шампанского, и когда уходил, слышал, как Ваха предложил Абдул-Меджиду партию в покер один на один. Все были против, Абдул-Меджид тоже не хотел, но Ваха почему-то настаивал на своем и настоял.

Я заблудился в незнакомом и сумрачном особняке – освещена была только столовая. Наконец, на меня наткнулся хозяин дома Абу Чермоев. Не знаю, что заставило его сделать это, наверное – коллекционерское тщеславие, но он подвел меня к застекленному шкафу. При свете лампы я увидел блеск ножей, побывавших во многих переделках. Хозяин открыл створки и рассказал мне историю всех экспонатов. Место и время – разное, а результат всегда один. Я поинтересовался, нет ли среди них ножа Зелимхана Ахматукаева, слывшего в ту пору образцом абрека. Он ответил, что знает прославленный нож Зелимхана, этого клинка у него, к сожалению, нет. Но есть другой, не хуже, очень похожий на тот, – с изогнутой крестовиной.

Внезапно мы услышали возбужденные голоса и крики. Хозяин мгновенно закрыл шкаф и бросился в сторону столовой, я – за ним.

Ваха вопил, что партнер жульничает. Он был заметно пьян, бранился – не выбирая слов, обидно и непристойно. Рослый Абдул-Меджид будто проснулся и небрежно толкнул хлипкого Ваху, тот упал и заорал, что вызывает обидчика на дуэль. Все смеялись, думали, что это шутка. Ваха встал и сказал, как отрезал: «Драться, и немедленно!»

Не помню, кто открыл шкаф. Ваха Дуев выбрал клинок подлиннее, с изогнутой крестовиной, Абдул же взял, не глядя, – нож с деревянной ручкой и резьбой в виде волка. «Выбрать лучший клинок, – сказал кто-то из присутствующих, – вполне в характере Дуева – он предпочитает играть наверняка». Рука Вахи дрогнула, когда он брал нож. То же самое произошло на мгновение позже и с Абдулом, и многие это заметили.

Все вышли на улицу в холодную, сырую ночь, никто еще не знал о том, что затевается, – в шутку это или всерьез. Я был не в себе – то ли от выпитого вина, то ли от запретного желания своими глазами увидеть убийство. Похоже, что остальные участники сцены тоже не осознавали, что происходит, – всю компанию опрокинуло каким-то неодолимым потоком и несло теперь к чему-то неотвратимому, что уже кем-то прописано и однозначно предопределено магическими письменами. Мы все не слишком верили обвинениям Вахи, считали, что дело в давней вражде семей, подогретой вином… Разве мусульманам разрешено спиртное?

Противники шли рядом и настороженно наблюдали друг за другом.

– Вот здесь и сойдемся – негромко сказал Абдул-Меджид.

Кто-то пытался их остановить:

– Бросьте вы эти железные игрушки, давайте врукопашную!

Но бойцы уже схватились. Поначалу они двигались неловко – будто боялись пораниться, наносили удары неумело. Потом опасность преобразила обоих – это были уже не юноши, а зрелые мужи; Ваха больше не выглядел вспыльчивым, а Абдул – презрительным. Раньше я думал, что бой – это бешеное мелькание и скрежет стали. Нет, время будто остановилось, и я мог разглядеть каждый ход противников, будто это была неторопливая шахматная партия. Они подставляли ударам локти, и вскоре их рукава потемнели от крови. Бой был неравным, потому что нож Вахи был значительно длиннее. Генерал, хозяин дома, закричал:

– Да разнимите же их, эти мальчишки убьют друг друга! – но никто не двинулся с места.

Абдул-Меджид пытался сократить расстояние, чтобы достать противника. Он рванулся вперед, нож Вахи тем временем остался неподвижен и вошел в грудь Абдула. Тот вытянулся на траве и выдохнул:

– Как это странно, будто я сплю.

Больше он ничего не сказал, не шелохнулся, и глаза его остались открытыми. Ваха, казалось, не ожидал, чем это может закончиться. Он плакал, как ребенок, и, склонившись над мертвым, умолял простить его. Будто все, что произошло, – ужасное и бессмысленное – случилось помимо его желания. А я ведь желал, именно желал быть свидетелем, и вот я увидел, что хотел. Но смотреть на это было выше моих сил. Впоследствии поединок был представлен, как благородная дуэль – на шпагах или на саблях, точно не знаю.

Прошли годы, и мне не раз хотелось довериться кому-то из друзей. Но гораздо заманчивее было молчать – владение тайной возвышает над повседневностью. Совсем недавно случайный разговор неожиданно подтолкнул меня нарушить тайну поединка. Отставной полицейский ротмистр рассказал мне о поножовщинах, постоянно происходивших в долине Терека. «Этот народ, – заметил он, – не гнушается ничем, лишь бы взять верх и одолеть противника. Драчуны от природы, удаль джигита напоказ. Но до братьев Магомедовых и Даты Туташхия об открытых поединках здесь почти не слышали». Вот тогда-то я и рассказал, что был свидетелем одной из таких схваток двадцатилетней давности.

Ротмистр очень внимательно выслушал мой рассказ и спросил, уверен ли я, что Абдул и тот, второй, как его там – Ваха, что ли – не владели ножом? Они ведь горцы, могли научиться этому искусству в своих поместьях. Я ответил, что Ваха и Абдул – совсем невоенные люди, только что вернулись из столичного университета, молодые люди в той компании прекрасно знали их, а также друг друга, и то, что произошло, оказалось для всех полной неожиданностью.

Ротмистр рассказал мне, что прославились два ножа с изогнутой крестовиной – Кири Хучбастова и Зелимхана. Я сразу вспомнил о разговоре с генералом Чермоевым. Потом он сказал о том, что ножи с деревянной ручкой и изображением волка… Их тысячи. В окрестностях имения Чермоева в те годы бродил известный забияка и задира Ахмед Хучбаров. Тот начал в двенадцать лет, у него был именно такой нож. Нож короткий, его легко было спрятать. Но этот нож всегда приносил ему удачу. Кири Хучбастов и Ахмед Хучбаров ненавидели друг друга. Возможно, потому что их постоянно путали. Долго искали встречи друг с другом, но так и не сошлись. Один умер от шальной пули, другой – от тифа в больнице.

Больше я не говорил с ротмистром. В ночь поединка я видел клинок, вошедший в тело, и неподвижно лежащее тело – это было лишь завершением другой, еще более давней истории. Не Ваха убил Абдула, в ту ночь сражались не люди. Клинки тихо спали рядом, в одном шкафу. Спали, пока их не разбудили. Ножи шевельнулись, и все увидели, как задрожали руки Вахи и Абдула. Эти клинки знали толк в сражениях, потому и бились так, как должны были биться. Они долго искали друг друга на горных дорогах Кавказа, а встретились, когда их прежние хозяева-абреки уже истлели и превратились в прах. Оружие переживает людей. В булатной стали накопились и спят жестокость и человеческая злоба. Закончилась ли их история? Не доведется ли им встречаться вновь и вновь – до тех пор, пока не завершится история человечества?



Слова подполковника многое объяснили Шарипу. Но остался неотвеченным вопрос: кто разорвет цепочку убийств, кто сумеет снять власть древнего заклятия, висящего над его талантливым и мудрым народом и оружием, изготовленным искусными руками горцев?

Comments

( 37 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
oxana_vesna
Jan. 23rd, 2019 06:41 pm (UTC)
Так вот кто такой Шарип! Он - кавказец, но только из будущего, из другой эпохи. Теперь стало понятно, почему он боится, что его могут разоблачить. И ведь опасения Шарипа не напрасны. Например, подполковник Бичехаров очень быстро понял, что Шарип не тот, за кого выдает себя. А раз так, то и кто-то другой может догадаться. Надеюсь, такого не произойдет, и Шарипу удастся исполнить задуманное, или хотя бы благополучно вернуться в свое время.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:24 am (UTC)
НФ составляющая рассказа позволила мне немного по-другому раскрыть проблему жестокости поединков с использованием холодного оружия.
kittisakte
Jan. 23rd, 2019 08:25 pm (UTC)
"Обычай драться на ножах – этим гордились, этим бравировали – должен быть пресечен раз и навсегда, он не имел права уйти в будущее, и это было его, Шарипа, задание."
Ничего себе задание. Да как же с ним можно справиться в одиночку? Не представляю, признаться. И должен сказать, что за Шарипа стало еще тревожней, чем раньше. Тем более что он все-таки производит впечатление чужака, если присмотреться внимательно. Вроде бы и вайнах, но какой-то не такой, как надо. А раз так, то его могут принять за шпиона, приехавшего сюда с нехорошей целью. Да и настоящая цель Шарипа может не найти понимания среди местных жителей.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:25 am (UTC)
Можно предположить, что Шарип будет встречаться со старейшинами народа, чтобы предотвратить кровавую вражду.
nochnaya_ptaha
Jan. 23rd, 2019 09:21 pm (UTC)
Приятно было узнать, что Шарип явился на Кавказ начала 20 века с благородной целью. Только я и подумать не могла, что он из другого времени. Это неожиданный и очень интересный поворот сюжета.
То, что ножи могут драться вместо людей, выглядит мистическим и пугающим. Однако рассказ Георгия Бичехарова производит правдивое впечатление. Да и Шарип, как я понимаю, поверил своему собеседнику и извлек из его рассказа некоторые полезные выводы. Возможно, они помогут ему в выполнении сложной задачи.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:26 am (UTC)
Пока мы не знаем, справится ли Шарип со своей задачей и как он это сделает.
saraphze
Jan. 24th, 2019 06:43 pm (UTC)
Интригующий поворот событий! Оказывается, Шарип - это человек из будущего. И его отправили на два века назад, чтобы он прекратил обычай кровной мести. Теперь многое объясняется и в его поведении, и в мыслях. Непонятным остается лишь то, каким образом он сумеет противодействовать вековой традиции. И, мне кажется, герой пока сам этого не знает. Иначе не задавался бы вопросом: "кто разорвет цепочку убийств, кто сумеет снять власть древнего заклятия, висящего над его талантливым и мудрым народом и оружием, изготовленным искусными руками горцев?"
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:28 am (UTC)
Раз он согласился на выполнение задания, значит, у него есть какой-то свой план. Другое дело, получится ли у него.
roadleyek
Jan. 24th, 2019 09:17 pm (UTC)
Вот и открылась тайна. Шарип - пришелец из 22 века. Поэтому он волновался даже тогда, когда Наджия с озверением вырывала внутренности у курицы. Но, видать, не все так благополучно и на Кавказе 22 века, раз Шарипа решили заслать в начало 20-го. Ведь какая у него цель? Постараться пресечь обычай драться на ножах, чтобы он не перешел в будущее. Это наводит на мысль, что и в 22 веке кровавый кавказский обычай еще сохраняется. И сейчас именно от Шарипа зависит, исчезнет ли этот обычай или нет.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:31 am (UTC)
Интересная мысль - в 22 веке кровавые стычки еще бывают. Можно ли повлиять на будущее, чтобы они были забыты и больше не повторялись в будущем?
ninafk
Jan. 25th, 2019 04:51 pm (UTC)
"Оружие переживает людей. В булатной стали накопились и спят жестокость и человеческая злоба. Закончилась ли их история? Не доведется ли им встречаться вновь и вновь – до тех пор, пока не завершится история человечества?"
А если клинки уничтожить? Или это слишком простое решение запутанной и сложной проблемы? И дело же не только в оружии, но и в людях, в их привычке хвататься за ножи. Да еще этим обычаем гордятся и бравируют. Но главное, что возник он явно гораздо раньше. Я так подозреваю, что теперь Шарипу предстоит путешествие во времени в еще более далекую эпоху. Только там можно будет что-то исправить.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:32 am (UTC)
Уничтожить оружие? Изготовят новое. Или возьмут старое оружие из музеев. Как сделать так, чтобы клинки не аккумулировали ненависть и жестокость людей?
goodsmoker
Jan. 26th, 2019 03:14 pm (UTC)
Вы до этого написали, что у вас фэнтези с элементами мистики. Но я бы сказал, что элементы НФ здесь тоже есть - не потому, что герой путешествует во времени, а потому что о потенциальных противоречиях путешествий в прошлое с современными научными теориями пусть даже вскользь, но говорится в самом начале этого отрывка.
Кроме того, мир в который попадает герой, насколько я могу судить, основывается в большей степени на истории Кавказа, чем на художественном вымысле. Значит, элементы исторической прозы тоже присутствуют. И все вместе это хорошо работает на рассказ.
Путешествия в прошлое, чтобы исправить настоящее и будущее, не новы для НФ. О Кавказе 19 века писал Лев Толстой и, скорее всего, не он один. Но сочетание таких разных вещей производит новаторское и эффектное впечатление.
К тому же кровная месть - это неожиданная и интересная тема. Проблема как бы из прошлого, актуальная в наши дни только для некоторых регионов. Но, в то же время, если посмотреть на происходящее в Сирии и связанные с этим процессы, то как знать, не окажется ли в будущем эта проблема актуальной даже для переполненной мигрантами Европы.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:36 am (UTC)
Последствия волны мигрантов сейчас просчитать невозможно. Из истории мы знаем, что вандалы смели Рим. Не приведет ли сегодняшний приток новых вандалов к закату Европы и возврату к диким доисторическим формам жизни?
(no subject) - goodsmoker - Jan. 30th, 2019 09:25 pm (UTC) - Expand
(no subject) - goodsmoker - Jan. 30th, 2019 09:32 pm (UTC) - Expand
(no subject) - krugo_svetov - Jan. 31st, 2019 08:19 am (UTC) - Expand
jenitomi
Jan. 26th, 2019 03:52 pm (UTC)
Так, значит, Шарип все-таки кавказец, только из другого времени. И прислали его сюда с важной и ответственной миссией. И если вспомнить фразу из кино, то и здесь уместно сказать, что миссия невыполнима. Но это с моей колокольни задача Шарипа выглядит чересчур сложной. А Шарип наверняка что-нибудь придумает, чтобы снять со своего народа власть древнего заклятия. С интересом жду третьей части, в которой все разрешится.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:37 am (UTC)
Миссия выполнима или невыполнима - вот в чем вопрос.
yurbashi83
Jan. 26th, 2019 04:37 pm (UTC)
Получается, дело не только в человеческом факторе, но и в ножах? Или - в древнем проклятье, которое висит и над народом, и над оружием горцев? Неожиданное открытие. Я думал, что ножи недовольны тем, что их используют с целью убийства, а на самом деле они подталкивают людей к убийствам. И даже могут драться между собой вместо людей.
Но как же тогда остановить эту цепочку убийств? Лично мне не приходит на ум ничего толкового. Остается следить за поведением Шарипа и наблюдать.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:38 am (UTC)
Ножи не сами по себе свирепые. Они заряжаются негативной энергией от своих хозяев.
djylija
Jan. 26th, 2019 06:41 pm (UTC)
Какой интересный поворот рассказа! И Шарип мне все больше нравится. Он производит впечатление человека мужественного и смелого (да другой бы и не согласился на такое сложное, рискованное задание), но при этом он интеллигентен, у него чуткая душа. А еще - горячее, неравнодушное сердце, наполненное любовью к своему народу и стремлением помочь ему. Правда, я тоже не представляю, как у Шарипа получится избавить вайнахов от власти кровавого обычая, идущего из глубины веков. После рассказа подполковника Бичехарова эта задача кажется почти нереальной. Но, с другой стороны, и Шарип - личность незаурядная. И, я думаю, всех его способностей мы еще не знаем.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:41 am (UTC)
Есть способности людей, а есть судьба. Судьба часто делает человека вершителем судеб народов даже без его понимания своей роли. Так складываются звезды.
gisellevv
Jan. 26th, 2019 07:54 pm (UTC)
Моя догадка оказалась почти верной. Шарип и правда собирается противостоять обычаю кровной мести. Но он хочет прервать не одну цепочку смертей, а вообще весь обычай. И не только обычай кровной мести, но и обычай драться на ножах. Ведь в рассказе Георгия Бичехарова речь идет не о мести, а о поединке, дуэли на клинках со смертельным исходом. Причем, дело происходит не где-то в дикой глуши, а в поместье генерала, где собралось довольно цивилизованное общество.
Но самым пугающим кажется то, что сражаются не только люди, но и клинки. И получается, что клинки как бы вынуждают людей убивать друг друга. Это и вправду похоже на заклятье, а раз так, то задача Шарипа усложняется.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:43 am (UTC)
Думаю, что Шарип - лишь орудие в руках провидения. Он просто выполняет свой долг так, как он это понимает. А дальше пусть будет, что будет.
timerlan88
Jan. 26th, 2019 08:36 pm (UTC)
Не зря мне подумалось, что менталитет абреков может изменить только чудо. Так и оказалось. Без чуда не решить такую проблему. Как и без человека, способного его совершить. И таким человеком наверняка станет Шарип.
Правда, он выглядит немного растерянным после разговора с Бичехаровым. Но, думаю, это временно. А еще Шарип не привык рубить с плеча, он из тех, кто сперва все тщательно анализирует. Поэтому и кажется не таким вайнахом, как надо. Слишком спокойный, проявляет мало эмоций, а к тому же обладает знаниями из другой, более продвинутой эпохи. Но я так подозреваю, что все это ему и поможет.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:45 am (UTC)
Чудо? Интересная догадка. Не исключаю, что вы не далеки от истины.
ilich72
Jan. 27th, 2019 04:22 pm (UTC)
Герой, пришедший из будущего, чтобы совершить невозможное, но необходимое. Наверное, он обречён на успех, иначе этот рассказ не был бы написан, но какую цену ему придётся заплатить за достижение цели?
Вы пишете о древнем заклятье, о клинках, сражающихся вместо людей и направляющих их удары. Но откуда взялось это многовековое зло? "В булатной стали накопились и спят жестокость и человеческая злоба". Не какая-то злая сила вселила в клинки жажду крови, а сами люди. Круг замыкается. Или, точнее, это даже не круг, а спираль, каждый виток которой становится всё шире, подпитываемый новой кровью и злобой.
Стало быть, герою, скорее всего, предстоит бороться с жаждой крови и злобой, живущей в людях, а не в клинках, и тогда сталь сама постепенно утратит свою злую силу.
krugo_svetov
Jan. 28th, 2019 08:48 am (UTC)
Почему обречен на успех? Не обязательно. Конец рассказа может быть любым. Например - Шарип останавливает кровопролитие и поножовщина прекращается. Но в 22 веке появляется мастер, который хочет воспроизвести опыт предков по изготовлению булатной стали. И в один прекрасный день все начинается с начала.
odyly
Jan. 28th, 2019 02:34 pm (UTC)
"Он ощущает себя Шарипом. Но каким-то не совсем прежним Шарипом". Кажется, я понимаю, почему так. Отправиться в путешествие на двести лет назад - это окунуться в совсем другую жизнь. Тем более что Шарип отправился в начало 20 века, а значит, до этого жил в начале 22 века. А люди даже за один двадцатый век серьезно изменились.
И ведь Георгий Бичехаров рассказывает о смертельном поединке, возникшем без особого повода, как о чем-то занятном и загадочном, но не более того. Я думаю, что человек из 22 века должен гораздо глубже воспринимать трагедию бессмысленного убийства. Иначе Шарип и не согласился выполнять бы данное ему задание.
krugo_svetov
Jan. 30th, 2019 08:04 am (UTC)
В начале 20 века еще осталась память о Кавказских войнах. И живы были в памяти знаменитые абреки. И убийство в те времена казалось не чем-то экстраординарным. Вспомним рассказ Горького "В ущелье". Действие происходит на Кавказе, на строительстве железной дороги к Каспию. Горьким участвовал там. Действие происходит не среди кавказцев, а среди русских. Убивают человека в драке и тут же забывают о происшествии. Даже околоточного не вызвали.
ger0y
Jan. 28th, 2019 04:18 pm (UTC)
Вот это круто, что Шарип - не просто секретный агент, а посланец из будущего. Однако и задание у него такое, какими в наше время ни спецслужбы, ни ученые не занимаются. Хотя бы потому, что мы еще не знаем, как такие проблемы решать. А с машиной времени можно сделать многое. И наверняка же у него не только машина времени, но и еще какие-нибудь навороченные штуки из будущего есть, чтобы успешно решить вопрос. А пока Шарип собирает материал, но потом возьмется за дело, и все получится.
krugo_svetov
Jan. 30th, 2019 08:05 am (UTC)
Будем надеяться. Но что он сделает и как, пока нам неизвестно.
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 37 comments — Leave a comment )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

August 2019
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow