?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вечный эскорт - 42

Вечный эскорт - 42

37 (начало главы)

Века страха пропитали сырой тюремный воздух. Конденсат стекал по потолку камеры и капал на пол, словно кто-то беспрестанно стучал пальцем у виска, угрожая свести с ума. Викторин не контролировала себя, она дрожала от холода и от плохих снов, которые терзали её в течение всей ночи. Ей снилось, будто Бодлер сидел у её постели.

– Власть – это всегда зло, – произнес он. – Кто это сказал? Кажется, Луиза Мишель[1].

Дрёма сменилась резким пробуждением, ее разбудил лязг металла.

– Арестованная Мёран. К вам посетители.

Дверь распахнулась. На пороге стояли Эдуард, Андре и незнакомый пожилой человек.

– Викторин? – Эдуард шагнул в камеру.

Она подбежала к нему, уткнулась лицом в его грудь и зарыдала. Все ее тело сотрясалось. Когда она смогла немного взять себя в руки, Эдуард представил Викторин её адвоката – графа Жюля де Бриака. Эдуард связался с этим незаурядным человеком, коллегой его покойного отца, и тот согласился вести её дело. Он был отпрыском одной из самых богатых семей наполеоновских времён. Сам же де Бриак за свою легендарную карьеру помог многим титулованным особам избежать катастрофы в судебных разбирательствах. И, что самое главное, он очень хорошо знал, где хоронят тайны и кто занимается их погребением.

–Благодарю вас за то, что взялись за моё дело, – сказала она, обращаясь к де Бриаку.

– Мадемуазель Мёран, – де Бриак поклонился с официальной строгостью: было ясно, что он не одобряет мадемуазель Викторин, не одобряет и её репутацию. – Судья Огюст Мане был моим другом и уважаемым коллегой, – сказал он ледяным тоном. – Однако, мне кажется, что наши консультации не должны проходить в такой тесноте. Я слышал, здесь есть Женский двор, где мы могли бы дышать свежим воздухом, обсуждая наши дела.

Они проследовали за тюремщиком по Коридору Узников, в котором, словно в могиле, раздавалось эхо их шагов, и вышли в садик внутреннего двора. Глазам Викторин стало больно от яркого солнечного света. Она присела на каменную скамью и оглядела пятиэтажное строение, окружавшее двор. Тут располагался небольшой сад с кустами роз и самшитовыми живыми изгородями в центре, фонтан, в котором можно было стирать, и каменный стол, за которым узницы могли принимать пищу на свежем воздухе.

Де Бриак разглядывал Викторин.

– Между прочим, мадемуазель Мёран, – сказал он, – наш будущий император Луи-Наполеон на короткое время также был помещён в эту тюрьму Луи-Филиппом после попытки переворота в 1840-м году[2].

Затем адвокат попросил Викторин подробно изложить события, которые привели к её аресту. Она рассказала ему обо всех хитросплетениях её отношений с императорской семьей, герцогом де Морни и графом фон Бисмарком. По ходу рассказа он делал подробные записи. В ключевых точках повествования его густые белые брови выразительно поднимались вверх. Время от времени он задавал уточняющие вопросы. Когда Викторин закончила свой рассказ, де Бриак закрыл записную книжку и, поглаживая её обложку, стал задумчиво рассматривать Викторин, не произнося ни слова.

– Для вас существует один очевидный способ оправдаться, мадемуазель Мёран, – сказал оннаконец. – Раскройте правду о герцоге де Морни. Заявите, что именно он приказал вам шпионить против Пруссии.

Она молчала несколько мгновений.

– Нет. Я не буду разрушать его карьеру, – сказала она.

– Я не заметил, чтобы он особо беспокоился о твоей судьбе, – выпалил Андре.

Эдуард схватил его за руку, отодвинул в сторону и прошептал так, чтобы Викторин не могла услышать: «Прекрати напоминать ей о том, что де Морни жертвует ею, чтобы спасти собственную шкуру. Ей делается плохо каждый раз, когда слышит это».

– Предоставление властям желаемых ими доказательств, направленных против герцога де Морни… – продолжил де Бриак.

– Я не предам его, – Викторин скрестила руки.

– Это очень благородно с вашей стороны, – сказал де Бриак. – Однако это единственно верная линия поведения с точки зрения последствий для нашей страны, – он встал и сделал формальный поклон отточенными движениями военного.

– Не знаю, как благодарить вас, ваше сиятельство, – сказал Эдуард, когда они пожимали друг другу руки. – Начнёте ли вы с прошения освободить её под залог?

– Я предпринял этот шаг ещё вчера. Но в освобождении под залог отказано.

– Но почему? Я имею в виду, чьей властью?

– Высшей властью, – ответил де Бриак. – Верховный прокурор пошёл прямо во дворец. Император имеет власть давать помилование или отказывать в этом. В данном случае он решил отказать в праве освобождения под залог.

– Так она будет оставаться здесь? – Эдуард описал рукою дугу вокруг тюремного здания. – Можете ли вы связаться с герцогом де Морни? Безусловно, с его влиянием…

– Я уже пробовал сделать это. Филипп де Морни покинул страну в связи с дипломатической поездкой в Сардинское королевство. Судя по всему, он хочет дистанцироваться от этого скандала. Потребовал от издателей газет ответной любезности за его прежнюю помощь и успешно исключил своё имя из новостей. Если обвинения и общественное возмущение останутся сосредоточенными на мадемуазель Мёран, у него есть все шансы сохранить свое положение.

– Мэтр де Бриак, но она невиновна! Уверяю вас, могущественные люди использовали её в качестве пешки!

Граф кивнул и похлопал Эдуарда по плечу.

– Ваша барышня в серьёзной опасности, – сказал он.



На следующий день Туанетта и Андре приехали к Викторин с полным экипажем её вещей. Тюремщик сказал, что все это не поместится в её крошечной камере. После переговоров был достигнут компромисс. Викторин переместили в бо́льшую камеру, находившуюся на первом этаже рядом с кабинетом тюремного начальника в Коридоре Узников.

– Да, это гораздо лучше, – сказала Викторин, когда стражник открыл дверь в её новую камеру. – Здесь два окна, так что здесь у меня будет воздух и больше света.

– А кончится всё это для вас ровно тем же, чем и для последней знаменитости, содержавшейся в этой камере, – мрачно сказал стражник.

– И кто это был?

– Мария-Антуанетта. Они забрали её прямо отсюда, затолкали в повозку для осуждённых на казнь и отвезли на площадь Революции, где её… – он провёл рукой по горлу. Туанетта вскрикнула.

Андре пытался отвлечь Викторину, они рассматривали свежие модные журналы, где были изображены знакомые им светские люди в тщательно продуманных костюмах. Грубоватые, но остроумные замечания Андре в их адрес заставляли Викторин улыбаться. Пока они болтали, Туанетта суетилась, превращая камеру в будуар, насколько это было возможно. Она принесла кружевные портьеры для окон и атласные подушки для кровати с матрасом, набитым соломой. Туанетта сказала, что она могла бы остаться и спать на дополнительной кровати в углу камеры, чтобы иметь возможность ухаживать за своей хозяйкой, стирать её одежду и причёсывать волосы. Викторин сомневалась, что ей сделают такую поблажку, и заверила Туанетту, что всё и так будет хорошо.



Примечания

1. Французская революционерка, учительница, писательница, поэтесса.

2. В 1840 году Луи-Наполеон делал уже вторую попытку захватить власть, а первая была ещё в 1836-м.

Comments

( 36 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
saraphze
Nov. 25th, 2018 04:50 pm (UTC)
Вот как. Выходит, от Викторин все открестились - и герцог, и император, отказавший в праве освобождения из тюрьмы под залог. А ведь она шпионила за Бисмарком в интересах Франции! Но император этого не оценил. Хотя, если покушение на Бисмарка организовала его супруга, понять его можно. Тут только и остается, что переводить вину на Викторин и открещиваться от нее.
Ума не приложу, чем все это закончится, но, боюсь, что ничем хорошим.
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:42 am (UTC)
Император, думаю, был в курсе того, что Викторин шпионила за Бисмарком. А если и не в курсе, все равно, он не осудил бы подобных действий. Но и прикрывать шпионов он тоже не будет. Шпионить надо уметь тихо и без скандала. Император всегда постарается дистанцироваться от скандала.
oxana_vesna
Nov. 25th, 2018 05:55 pm (UTC)
От слов охранника просто мороз по коже. Это же надо додуматься, рассказать про Марию-Антуанетту, да еще и прибавить, что для Викторин все кончится тем же. Зачем этот злобный стражник так сделал? То ли по дурости, то ли ему кто-то дал указания запугать Викторин.
И я бы на ее месте, наверное, дала показания против герцога. Я не понимаю, какие здесь могут быть принципы. Ведь люди, которые обошлись с нами подло, не заслуживают того, чтобы мы поступали с ними порядочно.
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:43 am (UTC)
Викторин не пойдет на то, чтобы раскрыть замысел герцога с целью отвести от себя удар. Это не в ее характере.
chubarin
Nov. 25th, 2018 07:00 pm (UTC)
Действительно, рассказ о Марии-Антуанетте прозвучал зловеще. И то, что Викторин перевели в ее камеру, выглядит подозрительно. Наверняка и другие хорошие камеры имелись в Консьержери, но Викторин почему-то поместили именно в камеру казненной французской королевы. Как будто на психику ей воздействуют, говоря современным языком.
А между тем, создается такое впечатление, что покушение на Бисмарка никто и не расследует. Словно совсем не важно, кто его заказчик.
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:44 am (UTC)
Если кто-то задумал это как провокацию, зачем ему добиваться расследования этого дела?
kittisakte
Nov. 25th, 2018 08:05 pm (UTC)
Если уж адвокат говорит, что Викторин в серьезной опасности, значит, дело плохо. И я тоже не понимаю, почему не последовать его совету и не дать показания против герцога. По-моему, Викторин блажит, играя в надуманное благородство. Пусть Филипп был ее покровителем и сделал ей много хорошего, но он ее бросил в самый опасный момент. Низким было бы, если б она дала показания против него из желания отомстить. Но раз у нее нет других путей к спасению, то зачем ей переживать о судьбе герцога больше, чем он переживает о ее судьбе?
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:45 am (UTC)
Возможно, есть еще пути спасения. Последим за развитием событий.
djylija
Nov. 25th, 2018 08:42 pm (UTC)
Какой молодчина Эдуард - нашел для Викторин такого прекрасного адвоката. И хотя тот не одобряет Викторин и ее образ жизни, я все же уверена, что свою работу он выполнит настолько успешно, насколько это возможно. И пусть мрачные стражники не говорят Викторин чепухи. На дворе не эпоха Французской революции, а вторая половина 19 века, без точных доказательств вины головы никому не отрубают.
А новая камера, конечно, гораздо лучше той сырой конуры, куда поначалу поместили Викторин. И даже интересно, что здесь находилась знаменитая королева Франции. А теперь здесь находится знаменитая куртизанка... Вот же причуды судьбы!
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:48 am (UTC)
Если не найдется тот, кто подстроил это, Викторин признают виновной и ей грозит смертная казнь - так же, как Марии-Антуанетте.
odyly
Nov. 25th, 2018 09:48 pm (UTC)
Дальнейшая судьба Викторин внушает тревогу. Но я не назвала бы ее положение таким уж отчаянным. Ей наняли хорошего адвоката, а на крайний случай у нее остается запасной путь к спасению – рассказать правду о роли Филиппа.
И новая камера вовсе не плоха, раз там есть место для кружевных портьер и атласных подушек, которые ей даже позволили туда привезти. У Викторин нет сокамерниц из криминального мира, которые могли бы обижать ее. Она может подолгу видеться с друзьями.
Пока что это все больше похоже на опасное приключение, чем на нелегкое испытание.
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:50 am (UTC)
В те годы все решалось очень легко и быстро. С виду - опасное приключение. Это сегодня. А завтра примут решение и поведут на казнь. Жизнь человеческая не много стоила. Впрочем, как и сейчас.
timerlan88
Nov. 26th, 2018 04:17 pm (UTC)
Ох, как же прав адвокат, что де Морни с его влиянием мог бы очень помочь Викторин. Однако то, что он дистанцируется от скандала и добился исключения своего имени из новостей, наверное, все равно ей на пользу. Если он сможет полностью вывести себя из-под удара, то его противникам уже не будет особого смысла добиваться признания вины Викторин. И тогда помощи адвоката будет достаточно, чтобы освободить ее.
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:52 am (UTC)
Расчет делается на то, что на суде под присягой Викторин даст даст все же показания о том, что герцог здесь замешан. А тогда уже и его притащат на суд.
ninafk
Nov. 26th, 2018 04:31 pm (UTC)
Хотя стражники и пугают Викторин судьбой Марии-Антуанетты, но видно, что у многих из них она вызывает симпатию. Начиная с молодого стражника, с которым мы познакомились в начале главы, и заканчивая тюремным начальником, без разрешения которого Викторин вряд ли удалось бы переместиться в большую камеру, где есть возможность создать нормальные условия.
Это дает надежду, что если законные способы спасения не помогут, то с помощью денег и обаяния Викторин удастся устроить побег. И ведь в другой Вашей книге Юрий Ветров смог сбежать из американской тюрьмы. Так чем Викторин хуже? :)
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:53 am (UTC)
У Ветрова был профессиональный помощник, который и организовал этот побег. Ни адвокат, ни Мане не смогут этого сделать для Викторин.
darthputin
Nov. 26th, 2018 07:34 pm (UTC)
Со словами о том, что власть - это всегда зло, трудно поспорить. Викторин вспомнила Луизу Мишель в интерпретации Бодлера. А можно вспомнить и Маркса в интерпретации Ленина: "Государство - есть машина для поддержания господства одного класса над другим". Однако пока такая машина работает исправно и её конструкция соответствует развитию общества и историческому этапу, зло, исходящее от власти, остаётся меньшим, чем безвластие и вседозволенность.
Впрочем, вы изображаете государственную машину, которая как раз начала давать сбои. Покушение на Бисмарка или инсценировка этого покушения продиктованы вовсе не интересами Франции, а борьбой за власть между отдельными политическими силами, которые пренебрегли или даже не задумались о возможных последствиях инцидента на международном уровне. И хотя данный конкретный пример выдуман вами, но он хорошо показывает внутриполитическую обстановку в тогдашней Франции.
По сути, война лишь ускорила падение Второй империи, но и без неё государственная машина уже трещала по швам и власть из наименьшего зла превращалась в противника современного ей общества. Собственно говоря, и неприятие официозом картин Мане – одна из многочисленных деталей, отражающих этот конфликт.
Нечто подобное мы видим и сегодня. И это придаёт дополнительную ценность вашему роману, что историю взаимоотношений художника и его модели вы изображаете на фоне исторических событий, резонирующих с нашим временем.
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:56 am (UTC)
Вы правы. Чувствуется, что революция не за горами. Франко-прусская война станет катализатором французской революции.
gisellevv
Nov. 26th, 2018 08:59 pm (UTC)
Что бы там ни произошло дальше, но уже ясно, кто ведет себя с Викторин как настоящий мужчина, а кто нет. Можно сколько угодно говорить, что герцога положение обязывает всячески дистанцироваться от этой истории. Но ведь и живописцу Мане не пристало быть замешанным в политических скандалах, но он делает для Викторин все возможное и невозможное.
И даже когда Андре говорит о де Морни: "Я не заметил, чтобы он особо беспокоился о твоей судьбе", - Эдуард шепчет ему, чтобы больше не напоминал ей об этом. Хотя это правда, которая, кроме того, в интересах Мане. Но он забывает о своих интересах, потому что заботится о Викторин. Это очень важно. И я надеюсь, что она сблизится с Эдуардом, когда все ужасное останется позади.
krugo_svetov
Nov. 27th, 2018 07:58 am (UTC)
Судя по историческим фактам, Мане и Викторин будут вместе. Хотя бы некоторое время. Но в моем романе многие события изменены. Поэтому замысел автора пока останется в тени.
roadleyek
Nov. 27th, 2018 05:37 pm (UTC)
"наш будущий император Луи-Наполеон на короткое время также был помещён в эту тюрьму Луи-Филиппом после попытки переворота в 1840-м году".
Сдается мне, это может быть объяснением, почему Викторин содержится в неплохих условиях. Начальство тюрьмы должно быть более-менее в курсе, что ее отправили к ним из-за политики. А тут такое дело, что никогда не знаешь, то ли узника казнят, то ли он потом снова возвысится.
Но если уж Викторин выпутается, то, думаю, снова в любовницы к герцогу она не пойдет. А вот обратить внимание на Мане ей давно пора.
krugo_svetov
Nov. 28th, 2018 07:36 am (UTC)
Как знать. Думаю, какая-то привязанность к Филиппу у Викторин сохранилась. Не забывайте, что Филипп ей нравился как мужчина. Он выгодно отличался от ее прежних покровителей. Так что ее поступки нам пока трудно прогнозировать.
goodsmoker
Nov. 27th, 2018 06:00 pm (UTC)
Мрачный мир, который так пугает Викторин, доходит до своей высшей точки в самом начале этого отрывка. "Конденсат стекал по потолку камеры и капал на пол, словно кто-то беспрестанно стучал пальцем у виска, угрожая свести с ума. Викторин не контролировала себя, она дрожала от холода и от плохих снов, которые терзали её в течение всей ночи". Это уже прямые намеки на приближающееся безумие, символом которого для Викторин до этого стала клиника Сальпетриер.
Но потом, с появлением Мане, Андре и адвоката даже тюремный мир начинает трансформацию, постепенно приобретая все более выраженные черты прежних миров Викторин. Сначала появляется сад с розами и фонтаном, а потом даже журналы с модными гравюрами. А в качестве довершающего штриха - идея Туанетты попроситься, чтобы ее оставили с хозяйкой.
Но что это может значить? С одной стороны, трансформации мира как бы подчеркивают движение Викторин к спасению из тюрьмы. С другой стороны, трансформация происходит слишком неожиданно и нарочито. Не играет ли новый мир Викторин с нею в кошки-мышки, чтобы потом вернее привести ее к безумию?
krugo_svetov
Nov. 28th, 2018 07:38 am (UTC)
Пока не могу ответить на ваши вопросы. Автор не может брать на себя роль спойлера.
yurbashi83
Nov. 27th, 2018 07:17 pm (UTC)
Положение Викторин несколько улучшилось. Мане нашел для нее опытного и умного адвоката, она перебралась в комфортную камеру, да еще и знакомые могут ее навещать. Так что будем надеяться, что она не кончит, как Мария-Антуанетта.
Однако ситуация в целом производит странное впечатление. Можно понять императора, который решил дистанцироваться от скандала, можно даже понять герцога де Морни, предавшего Викторин ради спасения карьеры. Но ведь они не могут быть уверены, что она не даст показаний против де Морни. То есть дистанцируйся не дистанцируйся, а скандал может в любую минуту грянуть. И тогда карьера герцога окажется под угрозой, а политическая ситуация осложнится. Как же император и герцог не осознают этого? Как думают обелить себя в случае скандала? Или они ни о чем не думают, а надеются на русский авось, как принято говорить у нас? Но тогда уж нечего удивляться, что Франция не подготовилась должным образом и к предстоящей войне с Пруссией.
krugo_svetov
Nov. 28th, 2018 07:42 am (UTC)
Я не разрабатывал в этом романе линию поведения Морни. Это, безусловно, было бы интересно. Но роман и без этого получается слишком объемным. Есть еще опасность перетянуть роман в сторону интриги Викторин-Мане в ущерб основной линии романа. Так что размышления на тему, что думает в это время Филипп, что думает об этом Наполеон, мы оставляем для свободной фантазии читателя. Кое что об этом будет сказано в следующей главе.
nochnaya_ptaha
Nov. 27th, 2018 07:41 pm (UTC)
Как все-таки хорошо, что Викторин не послушалась герцога и не порвала контакты с прежним кругом общения. И, прежде всего, с Мане. Поступи она так в свое время, ее положение было бы сейчас безнадежным. Когда хочешь, отравили бы ее по-тихому в прежней камере, а потом бы списали это на какую-нибудь выдуманную болезнь. Но теперь, я думаю, недруги Викторин не решатся так с нею потупить. Потому что она не беззащитная и не одинокая.
Хотя тревога за ее судьбу не проходит. Еще и этот стражник со своим мрачным пророчеством. А, с другой стороны, не пустовала же камера Марии-Антуанетты последние семьдесят лет. И наверняка кто-то из ее постояльцев благополучно выходил на свободу, а не отправлялся на эшафот.
krugo_svetov
Nov. 28th, 2018 07:45 am (UTC)
Относительно судьбы узников тюрьмы ничего не могу вам сказать, я этим не занимался. А что касается Викторин... Если бы она сгинула в тюрьме, наш роман не получился бы, я думаю.
jenitomi
Nov. 27th, 2018 08:31 pm (UTC)
Каким же самоотверженным, любящим и деятельным мужчиной проявил себя Эдуард Мане в этой истории. Не перестаю восхищаться им. И конечно, если Викторин и теперь не станет его возлюбленной, это будет настоящим свинством с ее стороны.
Правда, строить радужные планы на будущее еще рано. Пока что Викторин за решеткой, хоть и получила стараньями адвоката комфортабельные тюремные покои. Но я почему-то уверена, что граф де Бриак ее вытащит. От этого человека веет спокойной уверенностью, да и полезные связи у него, разумеется, есть.
Вот только я тоже не понимаю, почему Викторин с таким упорством защищает герцога. Да еще и пафосно заявляет: "Я не предам его". Это нелогично, потому что предать предателя по определению нельзя.
krugo_svetov
Nov. 28th, 2018 07:48 am (UTC)
Викторин не предает друзей. Считаете это недостатком? Я - не считаю. А Филипп - ее друг и любовник. А по поводу его поведения она, видимо, не спешит делать окончательные выводы. Это тоже проявление ее характера и житейского ума.
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 36 comments — Leave a comment )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow