?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вечный эскорт - 41

Вечный эскорт - 41

36 (окончание главы)

Викторин проснулась в спальне Эдуарда. Медленно приняла сидячее положение и взглянула в трюмо. Удивилась своему отражению: слипшиеся, спутанные волосы, перепачканный бордовый бархатный пеньюар. Разыскала Эдуарда в его кабинете, он спал на диване; от причудливой рубашки, которую он надевал в Парижскую оперу, всё ещё исходил запах сигарного дыма и дорогих женских духов. Тело его было изогнуто, как у акробата: рука свисала на пол, а одна нога была перекинута через подлокотник дивана. Андре храпел в кресле напротив.

– Эдуард, проснись, – прошептала она, опускаясь на колени.

Мане потёр светлую щетину на подбородке, и его голубые глаза покосились на полосу солнечного света, лившегося из окна.

– Боже мой, Викторин, – он уселся, прокручивая в голове события, происшедшие несколько часов назад.

– Спасибо, что спас меня прошлой ночью, – сказала она. – Если бы не ты…

– Благодари не меня. Скажи спасибо влиянию моего отца в Министерстве юстиции[1]. Что именно произошло у тебя? Скажи, а то не знаю, что и думать, – он провёл руками по своим взъерошенным волосам.

– Эти люди, дворцовые сыщики… Они сказали, что это был «допрос».

– Что за допрос?

– Они спрашивали меня, почему я шпионила и на кого работала – на Пруссию или против Пруссии? И почему хотела убить Бисмарка! Я была… – Викторин остановилась на минуту не в силах продолжать свой рассказ. – Это было хуже, чем кошмар. Они обещали отпустить меня, если я дам показания против Филиппа.

– Что ты на это ответила? – спросил Эдуард.

– Послала их к чёрту. Я никогда не была доносчиком.

– Вот это правильно, моя девочка, – сказал Андре.

– Кто ещё знал, что Бисмарк должен был прийти к тебе домой прошлой ночью? – спросил Эдуард.

– Не знаю. Филипп и дворцовый офицер… Я не знаю.

Они услышали настойчивый стук в дверь Эдуарда. К ним ворвалась Джулия с утренними газетами.

– Вы только посмотрите! – она бросила на стол «Фигаро» с огромным заголовком «Покушение на прусского министра» и подзаголовком меньшего размера «Викторин Мёран подозревается».

Викторин тяжело опустилась на диван.

– Прочитай нам, что там написали, – сказал Эдуард.

Джулия уселась на обитый шёлком пуф с кисточками, и начала читать:

– «Мадемуазель Викторин Мёран, известная куртизанка и любимая модель Эдуарда Мане, подозревается в попытке покушения на жизнь прусского министра Отто фон Бисмарка, – Джулия остановилась и посмотрела на каждого из них, а затем продолжила. – Министру удалось спастись бегством, не получив каких-либо ранений. Теперь он отдыхает после пережитого. Вышеупомянутая уроженка Эльзаса предположительно выступила в качестве агента герцога де Морни».

– Что? – вскричала Викторин.

– «Она является личным другом и доверенным лицом министра иностранных дел Отто фон Бисмарка и недавно была замечена с ним в Берлине».

– Это ложь! Никогда в жизни я не была в Берлине!

– «Источники, близкие к дворцу, подтверждают, что она будет преследоваться в судебном порядке в качестве прусского шпиона с обвинением в государственной измене и за попытку вооруженной провокации, которая могла привести к политическому и военному столкновению нашей страны с Пруссией».

– Как может газета печатать подобный бред?! – воскликнула Викторин.

– Политическое давление и подкуп, – сказал Эдуард. – Вильмесан, издатель «Фигаро», является преданным рупором императорской четы.

– Подкуп? Деньги в обмен на ложь? – спросила Викторин.

– Не обязательно деньги; это было бы слишком просто, – ответил Эдуард. – Газетчиков подкупают, давая им доступ к политической информации или новостям, недоступным для конкурентов. Я видел подобное много раз.

– Пойду к Филиппу. Он разберётся с этим и наведет порядок, – она поднялась.

– Как только ты выйдешь на улицу, полиция немедленно арестует тебя, – напомнил ей Эдуард.

– Филипп, вероятно, очень беспокоится за меня, – Викторин покачала головой. – Мне необходимо дать ему знать о себе и сообщить, что я в безопасности.

– Я пойду к нему, – предложил Эдуард.

– Ты? Мне казалось, ты питаешь отвращение к де Морни, – сказал Андре.

– У меня нет ничего, кроме презрения, к этому человеку. Но я не разбираюсь в политике, в которой у него важная роль.

– Довольно самоуничижительно, – сказал Андре, – особенно, если учесть количество выдающихся дипломатов и государственных чиновников в твоей семье.



Викторин и Джулия с нетерпением ждали его возвращения. Наконец, они услышали голоса в прихожей.

– Ну, что? Что он сказал? – спросила Викторин, привстав со своего места.

– Сказал, что если бы он признал, что послал тебя шпионить в интересах Франции, это похоронило бы его, – сказал Эдуард. – Министр правительства, использующий женщину, чтобы обольстить министра иностранных дел другого государства? Это может спровоцировать международный конфликт. Возможно, войну.

– Политик, спасающий собственную шкуру. Неужели это удивляет тебя? – прокомментировал Андре.

– Но он ведь обещал защитить меня…

–Я назвал его негодяем, прямо в лицо сказал ему, что он трус, который воспользовался тобой для своих бесстыдных политических целей, а затем бросил на растерзание этим псам, этим шавкам…

– Итак, Филипп будет стоять в стороне, спокойно глядя на то, как они будут уничтожать меня, – сказала Викторин медленно. – И как я только могла доверять ему?

– Ты опустошена, дорогая, твои нервы на пределе, – Эдуард притянул Викторин к себе и погладил её длинные волосы.

Рыдания сотрясали ее тело.

– Что это такое? – он взял её за плечи и попытался встретиться с ней взглядом, но она отвернулась, стыдясь своих слёз. – Разве это моя Викторин? Разве это не та девушка, которая сказала всем этим аристократическим снобам, чтобы они катились к чёртовой матери?

Она рассмеялась, вытирая слёзы со щёк.

– Тебе надо отдохнуть, – сказал Эдуард.

Он взял её за руку и подвёл к своей постели. Накрыл стёганым одеялом и подоткнул его край под подбородок Викторин, лаская щёку и губы указательным пальцем.

– Попробуй уснуть, дорогая, – прошептал он.

Викторин лежала на подушке и видела через приоткрытую дверь, как Эдуард смотрел через выходящее на балкон окно на парижские крыши. Андре ушёл, но Джулия стояла позади Эдуарда, обняв его. Она прижалась щекой к его спине и сказала:

– Эдуард, Викторин нуждается в тебе. Но я ведь тоже нуждаюсь в тебе.

Он повернулся и посмотрел в лицо Джулии. Когда он закрывал дверь спальни, Викторин увидела, как Джулия расстёгивает свою кофточку. Викторин закрыла глаза и попыталась выбросить из головы образ Джулии, обнимавшей Эдуарда.



Весь Париж был охвачен разворачивающимся скандалом.

В газетах ежедневно появлялись невероятные истории. «Источники, близкие к дворцу» обвиняли Викторин в том, что у неё хранятся документы, содержащие государственные секреты, украденные Викторин затем, чтобы продать пруссакам. Другие, наоборот писали о бумагах, которые она выкрала у Бисмарка, чтобы передать их Совету министров Франции. Двое неудачливых убийц, которые были прусскими подданными, находились под стражей в полиции, но отказывались говорить. Кольцо с фамильным гербом фон Бисмарка приводилось в качестве дополнительного доказательства государственной измены. Эдуард использовал весьма весомые политические связи своего покойного отца и обратился к старому другу семьи, чтобы помочь Викторин.

– Я послал телеграмму, срочно прося его дать совет. Эта травля зашла слишком далеко, – Эдуард присел рядом с Викторин. На ней было платье, позаимствованное у Джулии.

– Интересно, что он сможет сделать? – спросила Джулия.

– Мой отец поддерживал хорошие отношения с нынешним режимом. Не волнуйтесь, мы можем положиться на связи судьи Мане.

– Но кто стоит за всем этим? – спросила Викторин.

– Выясним. Надо только запастись терпением.

На следующий день, в то время когда Эдуард отправился по делам, полицейские ворвались в его квартиру. Они вышибли ногами двери спальни и связали руки Викторин. Потащили её, вырывающуюся, за собою. Джулия же следовала за ними вниз все четыре лестничных пролета, крича о том, что Викторин невиновна.

Полицейский экипаж быстро понёс их по бульвару Осман. Торговые пассажи промелькнули мимо: торговцы шоколадом, парфюмерные магазины, лавки кожаной галантереи, ювелиры – те места, куда она так часто заходила. Экипаж свернул за угол на проспект Мариньи, замедлил ход, пересекая Сену по мосту Менял, и резко свернул налево на Часовую набережную. Викторин услышала, как за экипажем с лязгом закрылись ворота, и деревянные колёса загрохотали по булыжнику, когда они подъезжали к главному входу в её новый дом, Консьержери[2], тюрьму, предназначенную для самых известных узников государства.

Когда дверь экипажа распахнулась, Викторин спустилась из него и прищурилась от яркого утреннего солнца. Она прикрыла глаза от прямых лучей и уставилась на сооружённый из серого камня грозный фасад средневековой крепости. Смотрела на него, пока не почувствовала грубый толчок в спину, заставивший её споткнуться.

– Пошла вперёд, – сказал стражник.

Её глаза привыкли к темноте в проходе знаменитого Коридора Узников. Дрожь пронзала её позвоночник в сырой прохладе, исходившей от каменных стен, пока стражники вели её через заплесневевший, холодно-промозглый коридор. Они остановились у кабинета, где зарегистрировали её поступление в тюрьму. Группа стражников столпилась вокруг, чтобы поглазеть в мерцающем свете настенных факелов на знаменитую куртизанку.

– Ну и ну! Мадемуазель Мёран, рад приветствовать вас, – похотливо посмотрел на неё тюремщик, заполнявший бумаги. – У нас здесь было много отъявленных убийц, но никогда еще среди них не было такой красавицы.

Стражники, стоявшие вокруг неё, мерзко захохотали.

– Я не убийца, – сказала она.

– Следует дождаться суда, чтобы узнать, так ли это на самом деле, не правда ли? А пока что отведите её в женское крыло, – и он махнул рукой, чтобы её увели.

Викторин, спотыкаясь, поднималась по узкой каменной лестнице, а потом шла по другому коридору с низкими как в склепе потолками, пока стражник не остановился перед деревянной дверью. Звякнули ключи в ржавом замке, дверь скрипнула, и она вошла внутрь. Викторин подняла свои связанные руки к лицу, чтобы заслониться от запаха мочи, шедшего от ночного горшка в углу. У одной из стен всё пространство занимал топчан с матрасом, набитым соломой, а напротив него стояли испещрённый червоточинами стол и стул с прямой спинкой. Ширина камеры была столь мала, что, раскинув руки, можно было коснуться кончиками пальцев сразу обеих стен. Стражник зажёг пламя газовой лампы. Когда он повернулся к Викторин, она увидела, что это совсем молодой человек, возможно, лет двадцати, её ровесник.

– Что ж, теперь я могу освободить ваши руки, – сказал он.

Молодой стражник подошёл, чтобы снять с нее веревки, и притянул её руки к себе необыкновенно нежным движением, столь странным для этой обстановки, что слёзы навернулись на глазах у Викторин.

– Не волнуйтесь, мадемуазель. Вам не будет больно, – сказал он.

– Я так напугана, – прошептала она.

– Каждый, кто приходит сюда, пугается, – поколебавшись мгновение, он решительно вышел из камеры и захлопнул дверь, ответившую угрожающим лязгом.



Примечания

1. Огюст Мане (1797 – 1862), отец художника, был начальником отделения во французском министерстве юстиции, а также советником при дворе и рыцарем Ордена Почётного легиона.

2. Бывший королевский замок и тюрьма в самом центре Парижа.

Comments

( 36 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
kittisakte
Nov. 20th, 2018 07:32 pm (UTC)
"Они обещали отпустить меня, если я дам показания против Филиппа".
Теперь я почти не сомневаюсь, что мнимое покушение на Бисмарка организовала императрица Евгения. Уж очень ей хотелось свалить ненавистного де Морни. И чтобы попутно досталось не менее ненавистной Викторин. А на интересы Франции Евгении, как Вы верно заметили, наплевать. Да и вряд ли эта недалекая женщина понимает, какими политическими осложнениями грозит все случившееся.
Но что же тут делать Викторин? Может, ей все-таки следует дать показания против Филиппа, раз он не защищает ее? Или она только себе этим навредит? Не знаю, что и думать, честно говоря.
krugo_svetov
Nov. 22nd, 2018 07:16 am (UTC)
Навредить своему любовнику и покровителю ради собственного спасения - совсем не в характере Викторин. Она этого никогда не сделает. Даже несмотря на то, что сам Филипп готов ее предать.
gisellevv
Nov. 21st, 2018 05:10 pm (UTC)
Только я написала, что Викторин не должны посадить в тюрьму из-за истории с Бисмарком, как это случилось. И именно в тот момент, когда этого уже и не ждали. Эдуард пытается защитить Викторин и, казалось, у него все должно получиться. И тут вдруг такой поворот.
Что же до герцога, то теперь он выглядит в моих глазах полным ничтожеством. И где же его хваленое влияние на императора? Хотя, вероятно, он просто не хочет обращаться к императору ради того, чтобы спасти Викторин. Но я надеюсь, что она сможет как-то спастись и без его помощи.
krugo_svetov
Nov. 22nd, 2018 07:18 am (UTC)
Он пытается всячески дистанцироваться от этой истории. Так как это грозит крахом его карьере. Он думает о себе, а Викторин пусть сама выкарабкивается, как хочет.
nochnaya_ptaha
Nov. 21st, 2018 06:11 pm (UTC)
Волнительная глава! И вызывает море вопросов.
Допустим, герцог не может признаться, что Викторин обольщала Бисмарка по его указке. Но ведь императору Франции известно об этом. Почему же он тогда не заставит газетчиков замолчать? Почему допускает, чтобы Викторин таскали на допросы? Ведь, если Викторин даст показания против де Морни, скандал разразится еще пуще.
В общем, не понимаю я этих государственных мужей и занятой ими позиции. А за Викторин еще тревожней становится. Как бы ее не убили в тюрьме, чтобы все концы в воду.
krugo_svetov
Nov. 22nd, 2018 07:20 am (UTC)
Император не станет защищать женщину второго сорта. Он тоже боится осложнений политической ситуации и не хочет быть хоть как-то в этом замешан.
chubarin
Nov. 21st, 2018 07:44 pm (UTC)
Как это ни странно, но вытаскивать Викторин из ловушки, действительно, пытается Мане. И даже оказалось, что у него есть необходимые связи в Министерстве юстиции.
О де Морни я давно не лучшего мнения. Но здесь он проявил себя так проявил. Не ожидал от него такой трусости. Как не ожидал, что газетчики развернут против Викторин такую массированную травлю. Понятно, что их статейки кто-то щедро оплачивает, но совсем непонятно, кто именно. И в обвинениях чехарда. То Викторин называют прусской шпионкой, то обвиняют в шпионаже против Пруссии. Заварилась, однако, каша!
krugo_svetov
Nov. 22nd, 2018 07:21 am (UTC)
Думаю, что со временем станет понятно кто и для чего это организовал
goodsmoker
Nov. 21st, 2018 08:51 pm (UTC)
Консьержери вряд ли многим лучше больницы Сальпетриер. Вот до Викторин и дотянулся тот самый третий мир, которого она боялась. Задержится ли она здесь надолго, мы еще не знаем и не будем гадать. Лучше посмотрим на остальных действующих лиц.
Де Морни поступил совершенно правильно по меркам своего мира, но позволит ли это ему сохранять спокойствие, когда обстоятельства, угрожающие его положению, останутся позади? Как мы видим, даже Мане связан с миром де Морни, там у него остались унаследованные от отца знакомства, которыми он пользуется, пытаясь помочь Викторин. Естественно предположить, что и де Морни живет не только в мире, где все обусловлено целесообразностью и политикой. В силу этого, Филипп еще может принять участие в спасении Викторин, а может не сделать этого, но тогда вряд ли все окажется для него таким уж безболезненным.
krugo_svetov
Nov. 22nd, 2018 07:23 am (UTC)
Возможно, де Морни не чужд обычным человеческим чувствам. Но что совершенно ясно - такие чувства и эмоции у него на третьем или четвертом месте.
jenitomi
Nov. 22nd, 2018 05:34 pm (UTC)
Вот уж Вы точно заметили, что обвинить можно, в чем угодно, было бы желание и повод. Правда, обвинения против Викторин все равно кажутся мне абсурдными. Женщина принимала у себя любовника, его пытались убить возле ее дома. И с какой стати тут виновата женщина? Убийцы просто нашли подходящее место, вот и все. Так нет же, Викторин обвиняют во всех мыслимых и немыслимых грехах.
Любопытно было бы узнать, что думает обо всем этом Бисмарк и считает ли Викторин в чем-то виновной. И конечно, интересно, кто за всем этим стоит.
krugo_svetov
Nov. 23rd, 2018 08:38 am (UTC)
А если это она и организовала? А если нет других участников инцидента и других выявленных заинтересованных лиц? Разве кто-то заинтересован, чтобы выяснилась истина? Кто-то заинтересован как раз в противоположном.
oxana_vesna
Nov. 22nd, 2018 07:29 pm (UTC)
Выходит, Викторин поступила правильно, послав Туанетту к Мане. Он, и правда, старается ей помочь всеми силами. А герцог Филипп ведет себя, как последний трус и подлец. Не ожидала от него такого. Мне казалось, он все же привязан к Викторин, и она дорога ему не только как секретный агент, но и как женщина.
Конец главы получился неожиданным и пугающим. Не думала, что Викторин не только опять заберут в полицию, но и упрячут в тюрьму. Не представляю, что с ней теперь будет.
krugo_svetov
Nov. 23rd, 2018 08:41 am (UTC)
Морни, конечно, привязан к Викторин. Но теперь выясняется, каковы его реальные приоритеты. Хотя это было понятно и раньше. Иначе зачем ему было бы посылать свою любовницу к Бисмарку?
yurbashi83
Nov. 22nd, 2018 07:51 pm (UTC)
Газетчики набросились на Викторин, словно свора оголодавших собак. Наверняка это не просто так. Мане прав, что это чье-то политическое давление и подкуп. Но подобное можно пережить. Гораздо хуже, что Викторин забрали в тюрьму. Как бы она там не сломалась и не дала показаний себе во вред. Хотя она ведь из социальных низов и видала всякое, так что, надеюсь, продержится.
Интересно, что ее забрали из квартиры Мане именно тогда, когда он отсутствовал. Наводит на мысль, что действия полицейских не совсем законны. Потому что, будь они полностью законны, никакой Мане не помешал бы увезти Викторин.
krugo_svetov
Nov. 23rd, 2018 08:43 am (UTC)
Интересный аспект - почему Викторин забрали в момент, когда Мане не было дома? Возможно,вы правы, у них не было полномочий на это.
ninafk
Nov. 22nd, 2018 08:19 pm (UTC)
Ну и досталось бедной Викторин - едва Эдуард ее спас, и тут же она снова оказалась в лапах полицейских и попала в тюрьму Консьержери. Зато молодой стражник ей горячо сочувствует. Не исключено, что этот юноша видел картины с изображением Викторин, а то и встречал ее в городе и был очарован ее обаянием. И, возможно, он как-то облегчит ей жизнь или даже поможет сбежать.
Но каким же трусливым оказался герцог де Морни. И Бисмарк не лучше. Нет, не способны эти мужчины на глубокие, настоящие чувства. И понятия о чести у них искаженные. Видимо, это черта всех политиков.
krugo_svetov
Nov. 23rd, 2018 08:51 am (UTC)
Не надо думать, что Бисмарку как-то особо важна судьба Викторин. Это похоть им больше ничего. Тем более, что он не знает, кто в действительности организовал это покушение или эту инсценировку.
timerlan88
Nov. 22nd, 2018 09:17 pm (UTC)
"Сказал, что если бы он признал, что послал тебя шпионить в интересах Франции, это похоронило бы его".
Наверное, это правда. Но неужели у де Мори не достаточно рычагов, чтобы помочь Викторин, ничего не признавая? Тут можно подумать, что он все-таки стоял за покушением на Бисмарка, и при любом его исходе заранее решил избавиться от Викторин, упрятав ее в тюрьму надолго или хотя бы пока скандал не забудется. Правда, в игру вмешались другие лица, которые добиваются от Викторин признаний против герцога. Но, видимо, он уверен в Викторин и каким-то образом позаботился, чтобы на нее не слишком давили, выбивая эти признания.
krugo_svetov
Nov. 23rd, 2018 08:59 am (UTC)
Его первая задача - дистанцироваться от этого скандала, и он спешно уезжает - как бы по делам. Он не знает, как будет вести себя Викторин и не даст ли она показания, что сделала все по его заданию. И, наверное, в первую очередь готовит защиту самого себя. Мы пока не знаем, до каких пределов подлости он сможет дойти. Последим за развитием событий.
roadleyek
Nov. 23rd, 2018 05:13 pm (UTC)
Де Морни в чем-то можно понять. Раз он подкладывал Викторин под Бисмарка ради государственных дел, то она для него не так важна, как эти дела. Но даже если он считает их отношения деловыми, должна же и в них быть какая-то порядочность. Только что он заявлял Викторин, что у него все под контролем, а теперь оставил ее выкручиваться, как сможет сама. Я бы сказал, что он просто струхнул. А Мане ведет себя, как настоящий мужик. Вот тот, кто даже лучше, чем заслуживает Викторин.
krugo_svetov
Nov. 26th, 2018 07:54 am (UTC)
Согласен с тем, что друзья Викторин, в том числе Мане, ведут себя в этой ситуации ровно так, как и должны вести себя друзья. Потому что они действительно друзья и приличные люди. А Морни - в первую очередь политик. А политика - грязное дело.
darthputin
Nov. 23rd, 2018 06:08 pm (UTC)
На мой взгляд, вы очень хорошо изобразили Филиппа де Морни. Мне не хватает знаний, чтобы судить, насколько он близок к конкретному историческому персонажу, ставшему его прототипом. Но это и не важно. Важно, что у вас получился обобщенный образ государственного деятеля, пусть не забывающего о собственных интересах, но обладающего умом, хваткой и служащего своей стране не на словах, а на деле. Если учесть, что самоотверженные идеалисты, добравшиеся до вершин власти лишь с целью осчастливить всех соотечественников разом, - это не более чем выдумки пропаганды и официозных историографий, то ваш де Морни как политик заслуживает самой положительной оценки. В сегодняшней России, боюсь, таких не густо.
Но, что ещё интереснее, вы выразительно показываете, как поступки, полностью оправданные политической целесообразностью, выглядят иначе с простых человеческих позиций. И старая истина о том, что политика не делается в белых перчатках, наполняется живым пониманием, когда это становится очевидным через излом в судьбе одной из главных героинь книги.
И это хорошо, что как писатель вы стремитесь к идеалу, намекая на него, даже если показываете его невозможность в реальной жизни. Однако чаще бывает, что политики демонстрируют худшие качества сразу и в житейском, и в государственном понимании. Но не будем о современности, не будем о грустном.
krugo_svetov
Nov. 26th, 2018 08:01 am (UTC)
Есть хорошие политики и есть плохие политики. Есть хорошие люди и есть плохие люди. Оба вида присутствуют в политике. НО, к сожалению, хороших людей, видимо, в политике гораздо меньше, чем плохих. Хорошие люди там плохо приживаются. Видимо, это закон. Но плохо ли это само по себе? Кто комплектовал население Соединенных Штатов? Каторжники, преступники, маргиналы, вытолкнутые из старого света, не принятые бомоном и просто нарушители законов. Думаю, что с порядочностью и нравственностью там было не гладко. И все начиналось как дикий запад. А что сейчас? Штаты - диспетчер и модератор всей земли.
(no subject) - darthputin - Nov. 26th, 2018 07:31 pm (UTC) - Expand
(no subject) - krugo_svetov - Nov. 27th, 2018 07:37 am (UTC) - Expand
saraphze
Nov. 23rd, 2018 06:55 pm (UTC)
Еще одна неожиданность, на сей раз - в конце главы. Казалось, можно порадоваться, что Викторин удалось вырваться из цепких лап полиции, и больше она в них не попадет. Однако радость была преждевременной. И теперь Викторин не просто на допрос вызвали, а даже в тюрьму упекли.
Значит, за всей этой историей стоит некто могущественный. И цель этого человека - убедить Викторин дать показания против де Морни. Тут можно, конечно, возразить, что показаниям какой-то куртизанки нет большой веры, но герцог, в любом случае, будет скомпрометирован сильно.
krugo_svetov
Nov. 26th, 2018 08:01 am (UTC)
Думаю, вы правы буквально во всем.
djylija
Nov. 23rd, 2018 07:32 pm (UTC)
Эдуард Мане вызывает в этой главе глубокое восхищение. Чего, к сожалению, не скажешь о герцоге Филиппе. Этот человек, казавшийся таким сильным и уверенным в себе, вдруг сдулся, как мыльный пузырь. И оказалось, что он совсем не орел, а павлин с пышным хвостом. Вот сейчас ему хвост укоротили, и он выглядит жалко.
Еще раздражает поведение Джулии. И как ей не совестно - липнуть к Эдуарду в такой напряженный момент? Внимания ей не хватает, видите ли. Как будто сейчас до нее.
Конец главы напугал. Но я все-таки верю, что Мане сумеет вытащить Викторин из Консьержери и поможет ей доказать невиновность.
krugo_svetov
Nov. 26th, 2018 08:03 am (UTC)
Почему Джулия должна жертвовать своей личной жизнью? Она любит Мане и хочет быть любимой. Мне кажется, это вполне естественно.
ger0y
Nov. 23rd, 2018 09:00 pm (UTC)
Как я погляжу, де Морни вряд ли причастен к покушению. Но что же он Викторин совсем кинул? В отличие от нее, рычаги влияния у него есть. А какие-то из них можно употребить и так, чтобы самому не засвечиваться. Мане как раз подошел бы в качестве посредника, но ему герцог сразу сказал, что ничего не будет делать.
Правда, обнадеживает, что и сам Мане оказался не без связей. Я думал, что зря Викторин на него понадеялась, а она права оказалась. Есть у нее чутье, которое дорого стоит. Теперь я еще больше уверен, что в тюрьме она не только не пропадет, но и надолго не задержится.
krugo_svetov
Nov. 26th, 2018 08:05 am (UTC)
Думаю, что Морни попал в ловушку. Он решил временно отступить, чтобы ситуация разрядилась. Временно. Морни из тех политиков, кто в конечном итоге сумеет взять свое.
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 36 comments — Leave a comment )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow