?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вечный эскорт - 40

Вечный эскорт - 40

36 (начало главы)

Викторин читала статью Золя в «Обозрении XIX века». «Боже, какое неприличие! В общем, толпа отказалась судить о «Завтраке на траве» так, как принято судить об истинных произведениях искусства; толпа увидела в картине только людей, закусывающих на траве после купанья».

В тишину будуара ворвался звук стремительных шагов по мраморной лестнице. Дверь распахнулась, на пороге стоял Филипп.

– Убирайтесь! – закричал он испуганным парикмахеру и лакею, которые тут же выскочили из комнаты.

Викторин понимала, какой разговор её ждёт. Во Дворце Индустрии открылся Салон, и выставленная там картина Эдуарда с пикником потрясла весь Париж. Филипп раздражённо расхаживал из одного конца комнаты в другой, он с трудом сдерживал ярость.

– Объясни свой поступок.

– Это же шедевр, – ответила она.

Де Морни посмотрел на нее так, будто хотел задушить:

– Но ты обещала: больше никаких обнажённых картин.

– На этой картине я не просто обнажённая натура. Ты разве не заметил отсылки к Тициану? Ты не увидел аллегорию?

– Знаешь, о чём они говорят? – он указал на двери французского балкона. – Они называют все это непристойным. Оскорбительным. Называют Мане мятежником. Называют тебя… – он запнулся.

– Филипп, пожалуйста, выслушай меня. Картина говорит: «Смотрите, как прошлое и настоящее похожи на нас, они касаются друг друга плечами в современном городе и при этом остаются столь обособленными друг от друга».

– Не хочу ни о чем слышать. Какого черта ты это сделала? Тебе не достаточно, что у тебя есть этот дом, прислуга, драгоценности и платья?

Де Морни достал сигарету из серебряного портсигара; вспыхнула спичка, из его ноздрей пошёл дым. Он смотрел на отражение в зеркале продолжающей причёсываться Викторин.

– Как ты думаешь, что я почувствовал сегодня на заседании кабинета министров, когда Евгения бросила мне в лицо, что твоё голое тело…

– Обнажённое!

– …твоё голое тело выставлено на обозрение во Дворце Индустрии? Она исподволь внушает членам кабинета министров, что Франция катится по наклонной из-за сомнительной морали, примером которой выступаешь ты, куртизанка, и я, незаконнорожденный сын, бастард. В моём роду были бастарды на протяжении трёх поколений. Но я правнук великого короля, внук епископа, сын королевы и брат императора.

– При этом все министры знают, что именно ты посадил Луи-Наполеона на трон. Они знают, кому принадлежит реальная власть в империи.

– Но я незаконнорожденный. Для них я всегда буду именно таким.

Викторин опустилась перед ним на колени. Гладила его волосы, потом обхватила ладонями его лицо. Он отводил взгляд, чтобы не смотреть ей в глаза, глядел только на арабески персидского ковра, будто в них он мог найти ответы на свои неразрешимые вопросы.

Он не сопротивлялся её рукам, Викторин шептала успокаивающие слова, нежно покачивала его голову в своих ладонях.

– Филипп – ты самый могущественный человек во Франции. Никто не станет отрицать этого.

Наконец, он, казалось, пришёл в себя, расправил плечи, и, глубоко вздохнув, сказал:

– Ты должна пойти со мной во дворец сегодня утром. Это покажет ей и другим министрам, что я не запуган и не чувствую слабости стыда.



– Здесь ты ошибаешься, мой друг. Опять все перепутал. Картину «Завтрак на траве» я написал за два года до появления «Олимпиии». Эта картина выставлялась не в Парижском Салоне, а в Салоне отверженных.

– Все равно был скандал. Она же выставлялась. Да, ты прав, это было до «Олимпии». Но сейчас это уже не имеет особого значения. Для меня важно совсем другое. Филипп использовал любой повод, чтобы добиться поставленных целей. В данном случае ему необходимо было подобраться поближе к замыслам Бисмарка с помощью своей фаворитки.



Мёран стала новой страстью Бисмарка, как это и планировал Филипп. Граф ежедневно посылал ей букеты, сопровождая их короткими грубоватыми записками, которые, очевидно, считал любовными письмами. Во всяком случае, в них он отмечал ее восхитительные бёдра, о которых якобы грезил в свои немногие свободные от государственных дел минуты.

Филипп старался подтолкнуть Бисмарка к более доверительным отношениям с Викторин; он подстроил визит министра к ней и поручил девушке поподробнее узнать о тайных планах Пруссии в роскошной атмосфере её будуара. Де Морни должен все знать, чтобы иметь возможность подробно доложить обо всем императору. Германская армия представлялась столь грозной силой, что Филипп не мог допустить дальнейшей потери времени.

Викторин сидела в уютной библиотеке. На ней был бархатный пеньюар цвета бургундского вина, украшенный аппликациями в виде золотых звёзд, с тонким золотым ремешком. Её волосы свободно ниспадали на плечи и лились каскадом по спине. На крошечных ступнях – бордовые бархатные домашние туфли на коротком каблучке с вышитыми гербами де Морни. Голос Филиппа в фойе заставил ее отложить в сторону etui – шкатулочку для иголок, булавок, зубочисток и косметики. Филипп протянул плащ дворецкому и дал указание позвать лакея, чтобы приготовить ломберный стол и достать из серванта карты.

Викторин взглянула на каминную полку, часы показывали восемь тридцать. Отто фон Бисмарк должен был прибыть в девять.

– Туанетта обошла всех продавцов фруктов в Ле-Але, чтобы купить тропические груши для «Пуар Бель Элен»[1], – Викторин поцеловала в щеку де Морни. – Филипп, ты уверен, что это его любимый десерт?

Филипп подтвердил, что это именно так. Потом заметил свой герб на её домашних туфлях.

– Тебе лучше было бы снять их и обуть что-нибудь другое, – сказал он.

Викторин пошла наверх, чтобы сменить туфли. Вернувшись, с удивлением обнаружила странного незнакомца, появившегося в её гостиной.

– Граф фон Бисмарк – официальный представитель Пруссии. А это лейтенант дворцовой полиции Ле Иглён, – сказал Филипп. – Он осматривает каждую частную резиденцию перед прибытием официальных лиц европейских государств. Мы обязаны обеспечить безопасность гостям.

Офицер приподнял шляпу и вышел в коридор.

– Он будет стоять с заряженным револьвером в твоём коридоре до конца визита Отто, – Филипп заметил напряжение во взгляде Викторин. – Не волнуйся, дорогая, это обычная рутина. Любовные свидания Отто фон Бисмарка разыгрываются как по нотам с точностью вальса Штрауса, – он раскрыл карманные часы. – Впрочем, мне пора.

– Все это очень неприятно. Я беспокоюсь, что окажусь крайней, если что-то пойдет не так… – сказала Викторин.

– Ничего не случится. Доверься мне, моя хорошая девочка, – он поцеловал её в лоб.

– Я вовсе не «хорошая девочка», – она нахмурилась и решительно произнесла: – И впредь не смей так называть меня.



Как Филипп и проинструктировал её, Викторин склонила Бисмарка к разговору об отношениях между великими европейскими державами, украсила их беседу анализом ситуации, подготовленным для нее де Морни, и выразила уверенность в том, что именно могучий прусский ум поведет Европу по пути прогресса. Слушая её, Бисмарк взболтнул хрустальную рюмку с отличным арманьяком, поднял её, чтобы вдохнуть аромат, и одним махом осушил ее. Он смотрел на спешно излагавшую факты Викторин с нескрываемым восхищением. В его взгляде смешивались уважение и похоть. Потом он долго объяснял ей, как намерен устроить прусский порядок в Европе и как всем после этого будет хорошо. После ужина Викторин пригласила Бисмарка подняться наверх. Он, качаясь, поднимался по лестнице, опираясь на руку дворецкого. Был, видимо, нездоров в этот момент, румяна, с помощью которых он скрывал следы болезни на лице, стёрлись, ее высокопоставленный любовник был в этот момент похож на упыря.

Через несколько минут после полуночи Викторин проводила графа до входной двери. Она замедлила шаг, подстраиваясь под его болезненную походку. Дворецкий придерживал дверь, пока Викторин наблюдала, как Бисмарк, прихрамывая, спускался вниз к ожидавшей его карете. Внезапно двое мужчин в черных плащах выпрыгнули из кустов, росших перед домом Викторин, и бросились к Бисмарку, держа пистолеты наизготовку. Темноту разорвали вспышки света, и раздался грохот выстрелов. Охранники дворцовой полиции схватили было их, но нападавшие вырвались из рук полицейских и побежали. Один из охранников погнался за ними. Бисмарка тем временем втолкнули в его карету, которая тут же понеслась прочь через ворота двора. Викторин ошеломлённо смотрела на всё это.

Туанетта выскочила на крыльцо в ночной рубашке:

– Это были взрывы петард? Что происходит, мамзель?

Лейтенант схватил Викторин за руку. Она попыталась освободить руку от его цепкой хватки.

– Что вы делаете?

– Вам придется пройти с нами на допрос, мадемуазель Мёран.

– Что?!

– Обычная процедура, мадемуазель, – он потянул её за собой вниз по ступеням. – Просто выполняйте приказы.

– Чьи приказы? – требовательно воскликнула Викторин.

Два офицера подхватили её под руки и втолкнули в полицейский экипаж.

– Мамзель, мамзель! Какой ужас, скажите же скорей, что мне делать? – голосила Туанетта.

– Беги к господину Мане! Расскажи ему, что случилось, и попроси помочь мне! – успела прокричать Викторин из окна отъезжающего экипажа.



Примечания

1. «Груша “прекрасная Елена”» – французский десерт, в его состав входят груши, ваниль, лимон, ванильное мороженное, шоколадный соус и миндаль.

Comments

( 36 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
nochnaya_ptaha
Nov. 16th, 2018 04:59 pm (UTC)
Викторин отстаивает свою независимость, свое право поддерживать дружбу с Мане и позировать для его картин. И за это она заслуживает уважения. Тем более что теперь ее отношения с герцогом не столько любовные, сколько деловые, а значит, ничего она ему не должна. Может, и была должна, да, грубо говоря, отработала.
Окончание первой части главы вызывает тревожное настроение. Не могу понять, с какой стати Викторин забрали в полицию. Да и покушение на Бисмарка выглядит странным. То ли это настоящее покушение, то ли его имитация с целью подставить Викторин.
krugo_svetov
Nov. 19th, 2018 07:41 pm (UTC)

Вы правы. Все это выглядит странным. Но верховный судья - Наполеон. И от него зависит, будет ли дан делу ход.

jenitomi
Nov. 16th, 2018 06:32 pm (UTC)
Я смотрю, Викторин умеет находить к герцогу подход. И даже в какой-то мере научилась манипулировать им. Но, мне кажется, она не была бы такой уверенной в себе без любви Эдуарда. Он для нее - словно прочный тыл за спиной. Как и Бодлер, и другие друзья из творческой парижской тусовки. Поэтому Викторин очень правильно сделала, что не порвала с ними связь, как требовал когда-то герцог.
Про покушение на Бисмарка я пока не знаю, что думать, посмотрю, как будут развиваться события. Однако я совершенно не представляю, в чем тут можно обвинить Викторин или как это событие может бросить на нее тень.
krugo_svetov
Nov. 19th, 2018 07:44 pm (UTC)

Обвинить можно в чем угодно. При этом необязательно иметь доказательства. Здесь, видимо, нужен был повод. Так всегда было, есть и будет. У сильного всегда бессильный виноват.

saraphze
Nov. 16th, 2018 08:28 pm (UTC)
Да уж, неожиданно закончился этот романтический вечер! Тут даже не знаешь, что думать. В Бисмарка стреляли, но почему-то даже не ранили. Хотя это еще ни о чем не говорит: ведь могли и стрелки оказаться неважными. Так или иначе, а повод для обострения политической ситуации есть, и как бы не обвинили в этом герцога де Морни. Как я понимаю, императрица Евгения его ненавидит и мечтает отстранить от государственных дел. Так что я не удивлюсь, если выяснится, что в истории с покушением на Бисмарка замешана лично эта дама.
krugo_svetov
Nov. 19th, 2018 07:45 pm (UTC)

Интересная гипотеза. Посмотрим, насколько она верна.

oxana_vesna
Nov. 16th, 2018 09:23 pm (UTC)
Как ужасно, что Викторин приходится быть любовницей Бисмарка. А герцога Филиппа все это ничуть не коробит, он только рад, что благодаря Викторин добывает секретные сведения. Ну, так пусть и не возмущается, что Викторин позирует обнаженной для картин Мане. Я бы на ее месте еще и в любовную связь с Эдуардом вступила.
Немного удивило, что Викторин велела Туанетте бежать к Мане, а не к герцогу, когда ее затащили в полицейский экипаж. Как же может помочь ей Эдуард в такой ситуации? Но, наверное, Викторин знает, что делает.
krugo_svetov
Nov. 19th, 2018 07:47 pm (UTC)

Туанетту не примут у герцога. А к Мане всегда можно попасть.



Edited at 2018-11-19 07:48 pm (UTC)
roadleyek
Nov. 17th, 2018 04:22 pm (UTC)
Насчет аллегорий и отсылок к Тициану - это Викторин загнула. Я лично, как и де Морни, вижу на картине голую женщину на пикнике, а все другие смыслы могут быть - но уже потом, когда задумаешься, после того как посмотришь.
В одном Викторин права. Она может позволить себе такие шалости, раз де Морни так использует ее для получения информации от Бисмарка.
А с покушением странное дело. Сначала ни один из стрелявших не попал, потом оба легко вырвались из рук полицейских и сбежали. Не похоже на настоящее покушение. Думаю, что это спектакль с какой-то целью.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:10 am (UTC)
Обнаженная натура была в живописи. Но это были богини и нимфы. А здесь появилась реальная женщина. Чем не перекличка эпох?
(no subject) - roadleyek - Nov. 23rd, 2018 05:17 pm (UTC) - Expand
odyly
Nov. 17th, 2018 05:47 pm (UTC)
"Потом заметил свой герб на её домашних туфлях.
– Тебе лучше было бы снять их и обуть что-нибудь другое, – сказал он."
Сначала я подумала, что герцогу не понравился лишний намек на то, что он отдает другому свою женщину. Но потом, вспомнив как важны для де Морни государственные интересы, решила, что снова они во главе угла: зачем лишний раз напоминать Бисмарку, что Викторин связана с де Морни, лучше выбрать туфли без гербов.
Еще, конечно, умилило, как Филипп жалуется на свою незаконнорожденность, которая до сих пор причиняет ему моральные страдания, но ничуть не мешает его влиянию. Право же, мне на его месте было бы стыдно жаловаться на такое Викторин, которая тоже незаконнорожденная, но вовсе без королевской крови и без прочного положения.
А насчет стрельбы в ночи не знаю, что думать. Подожду следующих глав.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:13 am (UTC)
Бастард всегда считался человеком второго сорта. У него не было шансов стать императором. При этом Филипп ощущал себя фигурой более значительной чем ничтожный Наполеон III.
ger0y
Nov. 17th, 2018 09:07 pm (UTC)
Лихо Вы интригу закрутили! Не знаю, на кого и подумать. И де Морни мог попытаться избавиться от Бисмарка, и враги герцога могли стараться его подставить, и даже сам Бисмарк мог такое организовать, чтобы получить лишний повод для войны с Францией или чтобы под этим предлогом затребовать Викторин к себе в Пруссию, типа для допросов. Вне подозрений только Мане. Наверное, поэтому Викторин и послала служанку к нему. Правда, сомневаюсь, что он сможет чем-то помочь. Но Викторин по любому за себя постоит и не пропадет, вот в этом не сомневаюсь.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:14 am (UTC)
У Викторин нет личных рычагов влияния. Она должна искать того, кто мог бы за нее заступиться.
kittisakte
Nov. 18th, 2018 06:03 pm (UTC)
Ну и циник же герцог де Морни! Обсуждает с Викторин подробности ее предстоящего свидания с Бисмарком. Не каждый бы так смог, а, точнее сказать, мало кто. Но Филипп не видит ничего ужасного в том, что его любовница оказывает интимные услуги Бисмарку. Карьера и государственные интересы превыше всего.
Вот только императрица Евгения все равно ненавидит Филиппа, несмотря на все его большие заслуги. Я почти уверен, что мнимое покушение на Бисмарка - дело ее рук. Решила одним махом навредить Викторин и свалить герцога. А о том, что это навредит интересам Франции, недалекая женщина не думает.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:17 am (UTC)
Вы правы в том, что Евгения и Филипп конкурируют за влияние на НаполеонаIII. Евгении наплевать на интересы Франции. А вот кто подстроил покушение, это пока вопрос.
ilich72
Nov. 18th, 2018 08:06 pm (UTC)
Всесильный де Морни имеет не только обычные человеческие слабости, но и комплексы. Вершитель судеб Европы Бисмарк ковыляет болезненной походкой и лишь с помощью румян может добиться живого цвета лица. А вот шедевр Мане пусть даже ругают, но обсуждают все, вплоть до императрицы.
Правда, это не значит, что искусство сильнее. На облик сегодняшнего мира действия таких фигур, как Бисмарк и де Морни, наверное, повлияли больше, чем полотна лучших мастеров. Но когда мы смотрим на картину "Завтрак на траве", мы по-прежнему видим молодую Викторин, чувствуем смелость и талант Мане, несмотря на то, что их обоих давно нет в живых. А когда мы говорим, что современный мир родился из войн и дипломатии прошлых столетий, мы ещё острее видим его несовершенство.
Так что искусство можно обвинять в чём угодно, можно засунуть Викторин в полицейскую карету, можно допустить картину-шедевр только на выставку в Салоне отверженных. Однако в конечном итоге искусство если даже не побеждает, то не оказывается побеждённым. В Вашем романе это можно прочитать между строк. А если вспомнить, что о Троянской войне мы знаем преимущественно по поэме Гомера, то, наверное, в конечном счёте победа всё-таки за искусством.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:24 am (UTC)
Чувство власти, упоение властью - это даже больше, чем упоение богатством. И множество одаренных и алчных натур на протяжении всей истории человечества тянутся к власти и готовы ради нее жертвовать всем - деньгами, любовью, благополучием и жизнью родных и любимых. Жизнь в поисках прекрасных идеалов и красоты - удел немногих. Так устроен мир. Человечеству нужно и то, и другое.
(no subject) - ilich72 - Nov. 23rd, 2018 10:28 pm (UTC) - Expand
djylija
Nov. 18th, 2018 08:46 pm (UTC)
Как же возмущают двойные стандарты герцога Филиппа. Значит, подкладывать Викторин в постель к Бисмарку и попутно изменять ей - это хорошо, а то, что она согласилась позировать обнаженной для картины Мане - это непристойно. Хотя, может быть, герцог и не увидел бы здесь ничего непристойного, если бы не реакция двора. Того самого императорского двора, где вовсю процветает разврат, прикрытый соблюдением приличий.
А Мане не желает быть лицемером и ханжой. И Викторин тоже. Они честнее и лучше высокородных снобов, и я очень надеюсь, что когда-нибудь они будут вместе.
Но пока что над головой Викторин сгущаются тучи. Я не сомневаюсь, что покушение на Бисмарка устроено с целью навредить ей. Остается надеяться, что Мане что-нибудь придумает и выручит свою музу из беды.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:27 am (UTC)
Ханжеская буржуазная мораль. Двойные стандарты. Она и сейчас расцветает пышным цветом.
chubarin
Nov. 19th, 2018 01:36 pm (UTC)
Вот же Викторин странная - пыталась втолковать герцогу, что картина Мане "Завтрак на траве" - шедевр. Как будто ему не все равно. Светское общество посчитало картину неприличной - значит, она плохая, и Викторин поступила плохо, согласившись быть ее моделью
Хотя сам я, конечно, одобряю поступок Викторин. Как и то, что она поддерживает дружбу с Мане. Как знать, может быть, сейчас именно он окажется тем человеком, который сумеет вытащить ее из ловушки, подстроенной недругами.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:29 am (UTC)
Филиппу, конечно, неважно, что эта картина - шедевр. А кто поможет Викторин и что с ней станет, мы пока не знаем.
ninafk
Nov. 19th, 2018 02:12 pm (UTC)
Молодец Викторин, что не побоялась позировать для скандального полотна Мане. Герцог недоволен, но что он может сделать? Да ничего. Только возмущаться да жаловаться на то, что на него косо смотрят при дворе. Но при этом он не помышляет порвать с Викторин, потому что теперь она для него не просто любовница, а еще и ценный помощник.
А Бисмарк, я смотрю, прямо в нее влюбился. И чувствует к ней уважение, которое, как я думаю, непросто заслужить женщине. Но Викторин это удалось, потому что она незаурядна. Уверена, что она сумеет выпутаться из переделки, в которую ее кто-то старается втолкнуть.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:32 am (UTC)
Бисмарк, видимо, запал на Викторин. Но в эпизоде покушения на него самого он вряд ли станет на ее сторону и будет ее защищать. Здесь не только покушение, но и факт связи с фавориткой де Морни, одного из самых влиятельных лиц при дворе. И то, и другое может повредить его карьере.
yurbashi83
Nov. 19th, 2018 08:34 pm (UTC)
"Она исподволь внушает членам кабинета министров, что Франция катится по наклонной из-за сомнительной морали..."
Вообще-то, Франция не из-за этого катится по наклонной. И не из-за этого продует предстоящую войну Пруссии. Хотя про сомнительную мораль Евгения правильно сказала. Но примером ее выступает не Викторин, а все придворное общество. Но за собой они пороков не замечают. Как и своей глупости. Зачем вставлять палки в колеса такому деятелю, как герцог де Морни? Он вовсю старается для родной страны, даже любимую содержанку уступил Бисмарку. Так что по заслугам достанется всей этой камарилье во главе с Евгенией, когда их скинут с престола.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:34 am (UTC)
Да, вы правы, война с Пруссией, революция и свержение Бонапарта не за горами. Сам НаполеонIII будет спасаться бегством. Но до этого пока далеко.
darthputin
Nov. 19th, 2018 09:29 pm (UTC)
Интересная интрига с покушением на Бисмарка. Не помню, чтобы где-то читал о таком, и, соответственно, скорее всего, это ваш собственный сюжетный поворот. Но поворот хороший, реалистичный.
В случае неудавшегося покушения Бисмарк действительно должен был бы молчать о произошедшем, учитывая пикантность сопутствующих обстоятельств. А удавшееся покушение могло бы стать поводом к войне, ещё более веским, чем скандал вокруг эмсской депеши, но, как мы знаем, в верхушке Франции царили шапкозакидательские настроения, войны с Пруссией не боялись.
Судьба Викторин тоже показательна. Она - случайный человек в больших политических играх, и закономерно, что именно её собираются назначить виноватой. В то же время скандал вряд ли выйдет наружу, и это даёт ей шанс на спасение. Да и судя по тому, что настоящая Викторина Мёран дожила до старости, можно догадаться, что всё окончится хорошо. По крайне мере, если вы не решите войти в явное противоречие с историческими фактами, что тоже допустимо в литературном произведении, но пока причин для этого я не вижу. Однако, так или иначе, мы видим, что Викторин - пешка, не ставшая ферзём, а лишь оказавшаяся на важной клетке в позиции, сложившейся на шахматной доске. И пешкам в таких случаях глупо рассчитывать на слишком многое. Что вы и показываете.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:40 am (UTC)
Вы правы, покушения на Бисмарка не было. Было похожее покушение на Наполеона III. Это тоже было связано с женщиной - с его фавориткой ди Кастильоне. Так что этот эпизод синтезирован из жизни и выдуманного литературного хода. Об этом автор еще расскажет.
gisellevv
Nov. 19th, 2018 09:45 pm (UTC)
Интересно, почему Бисмарк нездоров? Это обычное недомогание, или его пытаются извести? И, мне кажется, покушение на его жизнь может быть вовсе не имитацией, а реальной попыткой убить. Ведь Бисмарк опасен для Франции. Наверное, это понимают многие, а уж герцог де Морни - тем более. И я бы не сильно удивилась, узнав, что покушение организовал именно он. Война неизбежна, так не лучше ль заранее вывести из игры самого сильного игрока?
А Викторин... Не посадят же ее в тюрьму из-за этой истории. Ее покровитель силен, должен помочь. Правда, Викторин почему-то послала служанку не к герцогу, а к Мане. Но, наверное, она решила, что Филипп и так обо всем узнает, а Эдуарду она доверяет.
krugo_svetov
Nov. 20th, 2018 07:43 am (UTC)
Мне не хотелось показывать в этой сцене Бисмарка уверенным и сильным. Я решил - пусть он будет больным, немощным и отталкивающим. А насколько это серьезно и не является ли просто стечением случайных обстоятельств, я это не раскрываю.
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 36 comments — Leave a comment )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow