?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вечный эскорт - 17

Вечный эскорт - 17

17

Я опять в Москве. Цветы, ресторан, подарки.

– Ана, что бы между нами ни происходило, я хочу, чтобы ты меня правильно поняла. Есть жена, она тяжело болеет, вряд ли это излечимо. Меня неодолимо влечет к тебе, тем не менее, ни-при-каких-обстоятельствах я-не-оставлю-жену. Это часть моей жизни. Можешь делать собственные выводы. С благодарностью и пониманием приму любое твое решение.

Она ничего не ответила, только сильно побледнела. Глаза запали, из щек будто выкачали соки жизни.

После ресторана поехали в модный ночной бар «Four Seasons». Искусный колумбиец-сомелье баловал Ану ассортиментом вин и коктейлей, она пробовала, пробовала, пробовала. Я выпил чуть-чуть в ресторане, а в баре взял только безалкогольный имбирный напиток. Анна просила менять музыку. Мне хотелось потанцевать, но оказалось, что Ана вообще не танцует. Даже просто тихо, в обнимку. Ну, что-ж, она такая. Жаль, я очень люблю танцевать. Сидели у стойки. Много болтали с барменами. Ана с удовольствием говорила об особенностях приготовления коктейлей. По ее мнению, здесь очень грамотные бармены и сомелье. Ана была уже очень навеселе. В конце вечера выпили лимончелло. Ее качало, она еле держалась на ногах. Однажды, чуть не упала – я успел подхватить ее в последний момент. На прощание попросила меня оставить чаевые колумбийцу и девушке, выдававшей пальто в гардеробе.

Вышли на улицу, Ана закурила у входа в бар. Рядом стояли еще двое курильщиков – очень высокая бледная девушка в накинутом на плечи длинном норковом манто и коренастый краснорожий качок, преданно смотрящий снизу вверх на свою спутницу. Девушка оказалась моделью, где-то здесь только что закончилась презентация новой коллекции одежды. Ана с удовольствием болтала с этими двумя, ее белозубая улыбка так и порхала от одного к другому – что она в них нашла? «Какая красивая девушка», – шепнула мне Ана. Что красивого? – длинная, немощная, постное, невыразительное лицо. Говорили о том, что, видимо, было Ане близко и интересно, – отели, одежда, шикарные курорты, вино.

Ана любила всякое такое. В арсенале ее знакомых мелькали имена известных поп-музыкантов, владельцев ресторанов в Голландии, Эмиратах, Италии. Ну, и конечно, олигархов. Вернее, не имена. А упоминания о каких-то олигархах.

Такси не надо было заказывать. Отель «Националь», куда мы теперь направлялись, был напротив. Просто подземный переход, и мы там.

– Нет, нет, уже ночь. Переход – это опасно. В Москве могут быть нападения.

– Какие нападения, о чем ты?

– Ну, ты, конечно, большой храбрец, но пройдем лучше сверху.

– Здесь нет перехода.

– Посмотрим, если поблизости нет милиции, проскочим.

– Ана, постарайся продержаться, иди тверже, неудобно перед портье. Здесь совсем недалеко, вот мы уже в лифте... А вот и в номере.

Она опять курила. Попросила открыть бутылку шампанского из минибара. Я решил принять душ. Когда вышел из ванной, вся пепельница была в окурках.

Помог ей раздеться.

– Иди ко мне, Герман.

Как мне нравилось ее тело. Я целовал каждую клеточку, каждый сантиметр.

– Почему ты всегда загорелая?

– Часто езжу на юг. Люблю жару. Хожу на ультрафиолет. Еще, еще, целуй меня. Сюда, сюда, именно сюда. Сюда и рядом. Ты хочешь любви, Герман?

Это место «между» блатные называют «ништяком»... Грубо, очень грубо, и зачем я это вспоминаю? Ужас, в такой момент, что за ужасное слово, происки лукавого. Но это же в моей голове, вот она моя собственная мерзость. Это место... А на самом деле очень красиво. Когда у твоей любимой. Ана – дитя природы, в природе все красиво.

Мы приближались друг к другу, и вот наступил момент, когда Адам познал Еву. Это продолжалось бесконечно. Казалось, что у обоих силы только прибывали. Останавливались ненадолго, чтобы отдышаться, и снова тянулись друг к другу. Нам обоим было хорошо. А я – что обо мне говорить? Наверное, никогда в жизни я не был так счастлив.

Ана была явно не в себе – бледной от выпитого спиртного, с опрокинутым лицом, с больными, ничего не видящими, горящими лихорадочным блеском глазами. Может, именно это состояние и сняло с нее официальную маску приветливой, благовоспитанной, отстраненной леди, сорвало оковы, преграды, и вся ее жизненная энергия, так хорошо взнузданная и запеленатая цивилизацией в общественно-выверенные нормы поведения и приличия, получила в этот момент возможность свободно изливаться. Ее мощный женский поток подхватил меня и понес. Упоение от участия в слиянии Инь и Ян.

– Трахай меня, Герман, трахай – трахай, трахай, трахай меня.

Любила ли она меня в этот момент? Вряд ли. Просто разрешила войти мне в этот свой стремительно несущийся водопад, накопивший, видимо, огромную энергию, проходя через препятствия ее непростой жизни, через неудачи, разочарования, несбывшиеся желания, обиды, оскорбления – что еще? – я не знаю. Да, это был поток любви, но не ко мне, если и ко мне – то совсем чуть-чуть, поток анонимной любви. Вселенская женская энергия, почуявшая близость мужской энергии, и рванувшаяся к ней со всей страстью, которая может быть только у женщины, срывая все преграды, сминая все на своем пути. Я с головой ушел внутрь захватившей меня темной стихии плодородия, задыхался, тонул, умирал от восторга перед этой женщиной, от страха, от счастья и от ядовитого привкуса горечи. Растворялся в этом течении, замирал от ощущения полета и постепенно терял себя. Что это было – сон или реальность? В какой-то момент мне померещилось, что полет превратился в сон. Я откинулся на спину и впал в забытье, на мгновение открыл глаза и в мареве темной спальни увидел над собой, где-то, как показалось, далеко под потолком, бледное лицо Аны с закрытыми глазами, провалившимися щеками и почерневшим ртом, прекрасной всадницы, оседлавшей мое почти бездыханное тело, продолжавшей свой вдохновенный полет и ведущей его куда-то вверх, в разреженные эмпиреи.

«Само воплощение женщины, Ева, да, да, – бормотал я, – так, только так», и снова мое сознание улетало куда-то, теряя ощущение реальности. «Разве можно спать и одновременно любить?» – на мгновение мелькнула удивленная мысль, и тут же ее смыло потоком. Потом я окончательно впал в забытье. Когда проснулся, Ана, закрыв глаза, по-прежнему сидела у моих ног, держала в руках корень моей страсти.

– Почему ты не спишь, Ана?

– Не хотела расставаться с тобой, дорогой. Ты все время чувствовал меня и отвечал взаимностью. Спал, но был со мной, твое мужество выше всяких похвал. Мне казалось, я смогу достигнуть каких-то необыкновенных вершин. Ты вел меня к ним. Я чувствовала, что смогу узнать что-то новое, совсем иное. Такое, что никто не знает. Никто из обычных людей. Но мы не дошли. Могли дойти, но не дошли. Как жаль, как жаль. Может, когда-нибудь дойдем, милый. Ведь ты мне поможешь? Но, наверное, не сейчас. Я засыпаю. Можно мне воспользоваться твоей электробритвой?

– Зачем тебе бритва? – ты и так гладенькая.

– Ночь, почти вся ночь прошла. Я обросла и стала колючей. Не хочу, чтобы ты чувствовал меня колючей.

Я слышал, как она орудовала в ванной моей бритвой. Потом вернулась.

– Все, давай спать. Нет, я не хотела бы в обнимку. Не обижайся, пожалуйста. Спать в обнимку – это паллиатив. Ни то, ни сё. Давай просто поспим. Спокойной ночи, дорогой.

Меня удивило, почему она в Петербурге вроде была не против того, чтобы спать в обнимку, а сейчас – против. Почему она не захотела любви потом, когда наступило утро? – тоже непонятно.

– Не беспокой меня, я сплю еще. Иди на завтрак. Приму душ и догоню тебя.

На завтрак нам был предложен расширенный буфет. Я взял понемногу всего для нас обоих, заказал для Аны эспрессо. Она пришла в американской футболке от Tiffany – да, да, тот самый ювелирный дом Tiffany, он выпускает футболки, ручки, кружки и прочие сувенирные аксессуары – и в состаренных джинсовых шортах, из которых торчали наружные части карманов. Как ей идет футболка! – одета просто, но элегантно. По пути познакомилась с англичанами, гостями отеля, обсуждала погоду и Москву, раздавала направо и налево свои фирменные ослепительные улыбки. Она опять была леди – восхитительной и далекой.



Как мало было времени – не успел сказать тебе всех слов, дорогая, как мало успел сказать тебе ласковых слов.

Встал рано. Занимался хозяйственными делами. А все равно, ты была рядом. Я успел привыкнуть, что мы вместе, кажется, это было очень и очень давно. Все, что случилось до этого, будто бы произошло не со мной. Будто другая жизнь была, ненастоящая. А с тобой – настоящая.

Все время подступал ком к горлу. Чувствовал себя одновременно несчастным и счастливым, несчастным – оттого что не рядом с тобой, счастливым – потому что со мной любовь к тебе и до боли живые воспоминания последних трех дней в Москве. Мне было плохо, горела голова, билось сердце, не могу понять – от счастья или несчастья. И я подумал, что вот так – от счастья или несчастья – наверное, можно и умереть. Не знаю, как тебе это объяснить. Я умирал – так я скучал, и умирал от счастья – так ясно я видел и чувствовал тебя рядом, так ясно ощущал все, что было с нами за эти три дня.

Вечером добрался до своего загородного дома, до своего любимого парка. Листья падают во всю, но еще их много на ветках. И очень много – красных, розовых, желтых, почти зеленых – на земле. Любимый сад, любимый парк, дом, напоминающий мою теперешнюю жизнь – красивую, полнокровную, жизнь в полную силу, но, увы, что кривить душой, не такую уж молодую мою жизнь.

Мудрый сад неожиданно успокоил меня. Он попросил, чтобы я вспомнил, что все в руках Господа, и чему суждено быть, то и случится. Замысел Господа не осилить разуму человеческому. Не надо ни о чем думать, сказал мне мудрый сад, ни о чем не надо заботиться – делай, что сердце велит, а дальше будь, что будет...

Почему я должен волноваться? Мне судьба еще раз подарила счастье любить, радость обнимать тебя. Я уверен в себе – сделаю все, что от меня зависит, чтобы украсить твою жизнь... а дальше...

А потом я немного испугался. Если я успокоился... А вдруг пройдет время, и я потеряю это чувство. Не хочу... Не хочу тебя терять, хочу быть все время рядом. Чтобы это чудо не заканчивалось... как можно дольше... может быть, никогда...

От меня многое зависит. Возможно, не все. Я прилечу, родная. Буду прилетать, пока ты оставляешь для меня небольшая щель в двери, как тогда в гостинице... Дай весточку, я буду знать, для меня дверь оставлена незакрытой.

Скучаю, тоскую, умираю в разлуке...



Сегодня ни разу не говорил с тобой. Был занят. Ты, я понял, тоже была занята. Появились неплохие идеи относительно твоей поездки. Обязательно обсудим. Но я так ни разу и не услышал твоего голоса.

Соскучился, грустно. Хочу быть рядом. Целовать твои волосы, руки, просто прижать лицо к прекрасной спине, тихо говорить тысячи нежных глупостей, повторять без конца всякие слова... склонять и повторять на разные лады любимое имя...

Спокойной ночи, дорогая, я буду рядом. Буду просыпаться, вспоминать тебя и благословлять твой сон.



Да, немного грустно без тебя, дорогой, и даже холодно. Может, не грустно, а странно. Для меня это так: куча дел, буквы, обложки и проволочки и все вперемешку с твоими звонками, от которых веселее. А сегодня атомный темп и ни одного звонка. Диссонанс. Говорю же... странно. Вчера ты говорил про какие-то идеи... Расскажешь при встрече, что у тебя за идеи. В общем, жду тебя с радостью.



Доброе утро, ангел мой!

Спасибо за "немного грустно". Не волнуйся, я все время здесь, рядом с тобой, всегда держу тебя за руку.

Погода у нас установилась холодная, но ясная. Долго стоял в душе под теплой струей, тепло от затылка разливалось по всему телу. Сзади душевая колонка, передо мной большая, просторная ванная с эркером в три окна. Из окон, взлетевших над обрывом на высоту более 50 метров, – простор огромного шестикилометрового озера Хэппо Ярви и необъятная ширь неба, которая не кончается ни вправо, ни влево, ни вверх, а снизу обрезана сумрачной гладью воды в колючих ресницах сосен и елей вперемешку с красными пятнами рябины.

На небе, что творится на небе... То же, что на душе.

Небо светится, поет радостную песню и нежным солнцем освещает остатки листьев на деревьях, розовые стены моего дома, рамы, подоконники, домашние цветы, разноцветные полотенца в ванной. Голубое небо... Приглашает к полету, манит вверх. Несмотря ни на что. Несмотря на пересекающие его темные, длинные полосы облаков.

Облака – сверху они, наверное, светлые, совсем пушистые. Этого мне не узнать, видны только светящиеся пуховые окаймления. Такими эти облака, видимо, были раньше. А теперь они темные, свинцовые, обращены ко мне тяжелой мрачной своей стороной. Они прожили длинную, нелегкую жизнь, эти облака. От испытаний, горестей, от тягот длинного пути они потемнели и помрачнели.

Что сулит этот небесный пейзаж. Этот предельно ясный, прозрачный пейзаж? Что сулит он мне?

Возможно, тучи будут сгущаться, закроют прозрачную голубизну неба, закроют плотным черным покрывалом. Станет темно. Рванут порывы неуемного ветра, завоют злобные валькирии, грянет небесный бой, с дождем, с визгом, с вспышками молний и долгими раскатами рвущихся на куски и сшибающихся небесных сил. Что ж, я готов к испытаниям. Я бывал уже в жизненных битвах и даже в сражениях... Я готов, я сумею удержать самое хрупкое и драгоценное, то, что ценю больше всего на свете.

Может, тучи развеются, уйдут, такое тоже бывает. Небо распахнет мне свои просторы. Пригласит к счастью. Я готов к счастью, я не боюсь счастья. Приму его и буду делиться со всеми, в первую очередь – с моей любимой. С той, у которой тысяча имен – ясная заря, полуденное солнце, журавлик, лебедушка, а правильней – Жар-птица.

А может и так случиться. Серая пелена закроет ясное небо. Тишь, гладь, крапает скучный мелкий дождик, пасмурь, света божьего не видно. Готов ли я к этому? Наверное, да. Потому что голубое небо счастья... Оно ведь никуда не денется. Оно останется на своем месте – там, выше, над облаками. Что бы ни случилось, я не забуду его, не забуду ласкового света, которое оно мне уже дарило. Этот подарок останется в душе, я буду беречь его и охранять. И, может быть, сумею пронести его через годы.

Что ждет меня? Какая разница? Сейчас я счастлив, на душе ясная погода. И готов ко всему, что бы ни случилось. Пока стоял под душем, окна запотели, и чудесный пейзаж исчез. Вышел из ванной и написал это письмо. Хорошего тебе дня и прекрасного настроения.

Мне кажется, все, чего коснутся твои руки в моей жизни, все будет прекрасно. Благословляю день и час, когда мы встретились. Не знаю, будут ли так же благодатны мои прикосновения к твоей жизни. Считается, что у меня легкая рука. Конечно, я хотел бы принести в твою жизнь немного радости. Хотел бы сделать тебя счастливой. А как распорядится провидение? Время рассудит. Рядом с тобой мне хочется самому стать лучше, умнее, щедрее, благороднее. Не знаю, что из этого получится. Одно могу сказать с уверенностью – моя жизнь стала совсем другой. Потому что появилась ты... Каждый день вдали от тебя кажется мне жизневычитанием.

Завтра созвонимся. Будем говорить о делах. А я буду упиваться твоим веселым, или твоим грустным – твоим любимым голосом, в котором столько всего разного намешано.

Молюсь за тебя, благословляю тебя.



Отвечу устно на это письмо. Здесь просто напишу, что скучаю по тебе. Была в отеле сегодня, вспомнила то утро, когда мы завтракали, оно запомнилось так сильно и так ярко, помню вкус кофе и все остальное. И то ощущение – я шла на завтрак и думала: «Там есть человек, который меня ждет». А сейчас вечер, почти ночь. Странно, обычно я в восторге от этого времени суток )) Мне легче и веселее говорить с тобой... не писать. Я вообще люблю говорить с тобой по телефону, иногда о всякой ерунде )) Обнимаю тебя, спокойной ночи, мой дорогой. Приезжай, ты знаешь, как я буду рада тебе.

Comments

( 38 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
kittisakte
Jul. 20th, 2018 06:44 pm (UTC)
Не знаю, что и сказать. Анастейша снова напилась в стельку. И если в прошлый раз она хоть свой день рождения отмечала, то теперь какой повод? Правда, потом она вела себя с Германом даже в чем-то трогательно. Но откуда такая холодность утром? Да и потом в письме ей всего лишь "немного грустно" без Германа. Ох, не доведет его до добра эта женщина.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 07:33 am (UTC)
Любовь не выбирает. Она охватывает человека - всего целиком и внезапно.
jenitomi
Jul. 20th, 2018 07:22 pm (UTC)
Не думаю, что Герман так уж разбил Ане сердце заявлением о том, что ни при каких обстоятельствах не оставит жену. В сразу появившейся бледности и запавших глазах есть что-то театральное. А вот то, что Анастейша не упустила случая напиться и с удовольствием болтала с первыми встречными о пустых вещах - это уже похоже на ее настоящую суть. Но в ней хорошо, что она не обманывает Германа, создавая у него лишние иллюзии. Вот только он сам почему-то тешит себя такими иллюзиями. Чего стоит хотя бы его высказывание: "Мне кажется, все, чего коснутся твои руки в моей жизни, все будет прекрасно". Наверное, правду говорят, что мужчины, влюбившись, в любом возрасте ведут себя, как дети.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 07:34 am (UTC)
Может, это и неплохо, оставаться в чем-то ребенком?
(no subject) - jenitomi - Jul. 25th, 2018 05:59 pm (UTC) - Expand
(no subject) - krugo_svetov - Jul. 27th, 2018 06:07 am (UTC) - Expand
ger0y
Jul. 20th, 2018 07:53 pm (UTC)
Ну Герман дает! Сначала выпил чуть-чуть в ресторане, а потом только безалкогольными напитками жажду утолял. Чему удивляться, что он был с Аной не на одной волне. А она, пожалуй, не так уж и пьяна была, раз сообразила, что в Москве через переход лучше по ночам не ходить. Но Герман все маленько преувеличил, потому что слишком трезвым был по сравнению с ней. Но хорошо, что это не помешало отличной ночи. Ну и в дальнейшем, я уверен, все у них еще будет.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 07:34 am (UTC)
Давайте посмотрим, что будет
chubarin
Jul. 20th, 2018 08:11 pm (UTC)
Поведение Аны уже не удивило. Герман тоже был к этому готов. И раз он решил мириться с недостатками Анны, а в остальном все у них получается прекрасно и в постели, и в письмах, то почему бы и нет, как говорится. Но вот что он правильно сделал, так то, что с самого начала расставил приоритеты и сообщил любовнице, что, как бы там ни сложилось, он останется с женой. В его ситуации это и порядочно, и разумно.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 07:36 am (UTC)
Сколько человек не проявляет разумности и осмотрительности, все равно когда-нибудь оступится и его охватит демон безрассудности
nochnaya_ptaha
Jul. 20th, 2018 08:36 pm (UTC)
"Мы приближались друг к другу, и вот наступил момент, когда Адам познал Еву".
И снова Герман удивительно лиричен. И в жизни, и в письмах после его отъезда из Москвы.
"Мне судьба еще раз подарила счастье любить, радость обнимать тебя. Я уверен в себе – сделаю все, что от меня зависит, чтобы украсить твою жизнь..." Заслуживает ли Анастейша, чтобы ей писали такое? Заслуживала ли Викторин, чтобы ее изобразил на стольких картинах Мане? Боюсь, что в обоих случая ответ отрицательный. Но Викторин, судя по всему, оказалась именно той натурщицей, которая была нужна Мане. Возможно, так окажется и с Анастейшей в жизни Германа.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 07:39 am (UTC)
Неизвестно, кто больше получит: человек, охваченный безраздельным и искренним чувством, украшающим жизнь его души, или его модель, в полной мере не отвечающая ему и даже не сознающая что ее душа обделена по собственному желанию
roadleyek
Jul. 20th, 2018 08:55 pm (UTC)
Не знаю, прав ли я, но мне кажется, что Герман сам понимает, что влюбился в неподходящую ему женщину. И с этой неподходящей женщиной чувствует счастье, которого не было с более подходящими. И вот, не знаю, сочувствовать ему или завидовать. Но как бы там ни сложилось потом, он мужик крепкий и с головой. Не пропадет и дури не натворит, даже если и вправду рванет за Аной в Америку. Однако подозреваю, что там ему придется совсем туго.
А вообще, чего у Вас не отнять, так это того, что и он, и Ана - прямо как живые!
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 07:41 am (UTC)
Шикарный комплимент. Если герои получились такими, что читатель верит в то, что они живые, что может быть лучше?
odyly
Jul. 20th, 2018 09:18 pm (UTC)
Это, конечно, может ничего не значить, когда мужчина говорит, что никогда не оставит жену. Сегодня сказал так, а завтра взял и ушел из семьи. Такое бывает. Но Герман не производит впечатления человека, бросающего слова на ветер. Только возникает вопрос, зачем он заговорил об этом с Аной. Вряд ли в ее намерениях было уводить его из семьи. А такое признание звучит оскорбительно. Не все вещи, которые и без того ясны, нужно говорить вслух. Так что я понимаю, почему Ана пустилась во все тяжкие, а затем, после ночи любви, стала мстить Герману подчеркнутой холодностью. И, видимо, он для нее значит гораздо больше, чем она хочет показать.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 07:49 am (UTC)
Да, нет, я думаю, она хотела бы выйти замуж за симпатичного ей и обеспеченного человека. Герман вполне мог бы вписаться в ее представление о замужестве. Просто, она приняла предложенные ей правила игры и старалась вести себя прилично в этом смысле. Но все равно это ее внутренне ломало и мучило. Вы правы: для нее это значило больше, чем она показывала.
timerlan88
Jul. 21st, 2018 07:43 pm (UTC)
Можно и так, как Вы говорите, сказать, что Герман полностью отдается своему чувству. Но ведь Анастейша не ценит этого, а буквально вьет из него веревки. Ему хочется танцевать, а она говорит, что вообще не танцует. Ему хочется разговаривать с ней, а она много болтает с барменами, со случайно встретившейся бледной моделью и краснорожим качком. Ночь, вроде бы, проходит по-человечески, но утром Ана принимается за старое – обсуждает московскую погоду с какими-то посторонними англичанами. И в письмах он пишет ей: "Скучаю, тоскую, умираю в разлуке". Она в ответ в конце концов тоже написала, что скучает, но это звучит как подачка из снисхождения. Зря Герман перед ней так сразу все свои карты раскрыл.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 07:51 am (UTC)
Герман такой человек. Он не старается вести себя расчетливо, а полностью отдается своему чувству. Хотя, как мы увидим, он вполне осознает, что они с Аной не пара.
ninafk
Jul. 22nd, 2018 08:13 am (UTC)
"В конце вечера выпили лимончелло. Ее качало, она еле держалась на ногах. Однажды, чуть не упала – я успел подхватить ее в последний момент".
Что-то опять не везет Ане с барами и лимончелло. А если серьезно, то, конечно, не стоило бы ей столько пить.
Думаю, не из-за козней нечистого Герману вспомнилось блатное слово во время близости. Что-то внутри уже начинает отталкивать его от пьющей женщины. И на расстоянии в письмах он нежнее любит ее, чем во время таких встреч, когда Ана стремительно напивается.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 07:54 am (UTC)
Любовь в отдалении часто бывает ярче чувство более щемящим и пронзительным, чем тогда, когда герои рядом.
ilich72
Jul. 22nd, 2018 08:46 am (UTC)
Курить одну сигарету за одной, пить рюмку за рюмкой, мешая разные напитки. Ана совсем не тревожится о своём здоровье. И боится идти через тёмный переход, где вероятность нападения бандитов не так уж высока. Очередной контраст.
В этих контрастах вся она. Грубые, на уровне древних животных инстинктов, стоны: "...трахай, трахай меня". И сразу после этого поиски высших смыслов в плотской любви: "Мне казалось, я смогу достигнуть каких-то необыкновенных вершин. Ты вел меня к ним".
А Герман ещё удивляется, почему ей сначала хотелось спать в обнимку, а теперь нет. Ана сама не знает, чего ей захочется через неделю или через день, а чего перестанет хотеться.
Впрочем, и мудрый Герман, зная жизнь, ни в чём не уверен: "А вдруг пройдет время, и я потеряю это чувство". Это ведь не только о счастье, которое он испытывает с Аной и которое может потерять, если она уйдёт. Это и о том, что сам он тоже может однажды разлюбить её, как не раз разлюбливал в жизни.
И к чему тогда обвинять Ану, что она не спешит слишком привязываться к Герману? Птицы вообще не умеют слишком привязываться к людям. Главная их страсть - вольный полёт в небе. И герой осознанно выбрал себе именно птицу.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 08:05 am (UTC)
Абсолютно согласен с вами. Ана - свободная птица, ее страсть - вольный полет. Птицы и люди могут дружить, но лишь на время. Неслучайно в самом начале их переписки они использовали образы огня и ветра. Ветер раздувает огонь, сам согревается за счет него, а потом улетает в поисках других костров. Ана родилась под знаком Весов (стихия Воздуха), а Герман - под знаком Льва (стихия Огня). В этом союзе Огонь обречен быть когда-то оставленным. Похожий образ есть у Лермонтова. Ночевала тучка золотая. Образы немного другие - стихии Воздуха и Земли. Но лирическая составляющая похожа. И влажный след - это память об ушедшей любви.
(no subject) - ilich72 - Jul. 26th, 2018 08:21 pm (UTC) - Expand
(no subject) - krugo_svetov - Jul. 27th, 2018 06:03 am (UTC) - Expand
djylija
Jul. 22nd, 2018 09:18 am (UTC)
Герман, как всегда, очарователен. Он ведет себя, как настоящий джентльмен, делая вид, что не замечает неподобающее в поведении Аны и стараясь видеть только хорошие. Он поэтизирует их ночь любви, пишет нежные письма, в которых открывает полноту своего чувства и глубину своей натуры. Но возникают сомнения, что Ана способна оценить это и дать Герману ответную глубину чувств.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 08:06 am (UTC)
Возможно, вы правы. Но Ану вы в полном объеме пока не представляете. Кроме того, Ана будет меняться.
saraphze
Jul. 22nd, 2018 06:39 pm (UTC)
Ваше авторское мнение, что, встретившись с Анастейшей, "Герман впервые в своей жизни готов любить женщину, которая любит его по-видимому гораздо меньше", в читательском восприятии пока полностью подтверждается. Но нельзя сказать, что и Герман такой уж страдалец: сразу дал понять Анастейше, что она в любом случае будет на втором месте после жены, и нельзя сказать, что Ана, несмотря на свои закидоны, не делает общение с нею приятным для него.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 08:08 am (UTC)
Герман не выглядит пострадавшей стороной. Скорее это можно сказать об Ане, которая обречена оставаться на вторых ролях. Но она всегда будет обречена на это в силу выбранной жизненной стратегии. Также как и Викторин.
goodsmoker
Jul. 22nd, 2018 07:02 pm (UTC)
Модный ночной бар «Four Seasons» - новая локация, но определяющее слово "бар". Так что пусть это Москва, а не Питер, но Герман был прав, что Ану нужно держать подальше от баров. Отель - Ана, как и в прошлой локации такого же формата, много курит, опустошает минибар, но дает Герману свою нежность. Письма - еще одна локация, только виртуальная. И снова все, как было: Герман страстен и откровенен, Ана сдержанна, но не лишает его надежды.
Пока моя версия о том, что Ана подчиняется влиянию миров, в которых оказывается, вполне подтверждается. Но посмотрим, будет ли так дальше.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 08:09 am (UTC)
Интересная версия. Возможно, она подтвердится и в будущем.
gisellevv
Jul. 22nd, 2018 07:40 pm (UTC)
По моему мнению, Герман, не замечая того, обижает обеих своих женщин разом. Ане он говорит: "Меня неодолимо влечет к тебе, тем не менее, ни-при-каких-обстоятельствах я-не-оставлю-жену. Это часть моей жизни". Это же до чего обидно. Жена - часть жизни, а кто Ана? Случайная женщина, к которой он ненадолго воспылала страстью - звучит именно так. А про письма Германа я уже писала, что они обижают Леру. И новые письма точно такие же. Но Лера хотя бы в более выигрышном положении, что она о них не знает.
И Герман, на самом деле, не то, чтобы жесток, он никого не хочет ранить, но получается у него то, что получается.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 08:11 am (UTC)
Герман замечает и понимает, что он обижает обеих женщин. Но он не может отказаться от Аной, потому что он искал ее всю жизнь и встретил. Об этом еще будут его размышления.
oxana_vesna
Jul. 22nd, 2018 09:21 pm (UTC)
После этой главы мне еще сложнее понять, что Герман нашел в Анастейше. Викторин все-таки заботится о себе, когда играет чувствами Мане, для нее это - способ выжить. Анастейша как будто лишь упивается своей властью над Германом, для нее он - очередное развлечение. А сама она не демонстрирует ничего выдающегося, кроме способности много пить.
krugo_svetov
Jul. 24th, 2018 08:13 am (UTC)
Разве любят только выдающихся женщин? Разве можно сказать, что любят за что-то? Любовь не выбирает. Это химия, в том числе - и феромоны.
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 38 comments — Leave a comment )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

October 2019
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow