?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Клетка - 20

Клетка - 20

10 (начало главы)

«Велиары СИСТЕМЫ, посланники преисподней, они поджидают меня, – думал КГ, направляясь на работу. – Стараюсь забыть о них, выкинуть из своей жизни, им это явно не нраву. Не хотят они оставить меня в покое, постоянно напоминают о себе. То Хамзат, то Соловейчик, то охранники и их мучитель.

А Нюра, будь она неладна, каждый день мне снится, вернее – каждую ночь. На черта она мне сдалась? Моя Клара и моложе, да и поинтересней будет. И с СИСТЕМОЙ никак не связана. Свободная девушка свободной профессии. Пожалуй, слишком свободной. Да и Марина Толоконникова – тоже вполне, ничего себе барышня. С таинственными закидонами. Может, просто напускает на себя эдакое, чтобы не как у всех?

Нюра снится мне, приходит во сне, обнимает, ласковые слова говорит. Значит, тоже обо мне думает. Это все так просто не бывает. Но она-то приходит не по своей воле, ее СИСТЕМА посылает.

Кого мне СИСТЕМА пришлет на этот раз? Приду пораньше, чтобы не было неожиданностей, как с Хамзатом. С Хамзатом этим и с Соловейчик мне хорошо удалось отвертеться. Ничего не получилось? – сами и виноваты. Какие ко мне могут быть претензии? Не появляются они больше. Может, и не появятся».

Взял на вахте ключ от своего кабинета, расписался, как положено, в журнале. Рядом с кабинетом сидел посетитель с испитым лицом. Похож на отмытого бомжа. «Неужели ко мне этот тип, что у нас может быть общего? Ничего, подождет, если ему надо. Пусть посидит, придет в себя, жизнь у него непростая, видимо». Мысли его уже бегло коснулись предстоящих рабочих дел. Это он любил. На работе он чувствовал себя состоявшимся человеком.

В безмятежном настроении открыл дверь и ахнул.

Прямо перед ним в его кабинете находился абсолютно незнакомый ему человек. Внутри запертого помещения, сидел за его, КГ, столом и в упор смотрел на Бориса. Колючие глаза, лицо бледное, гладко выбритое, невзрачное. Пиджачок, галстук, впалая грудь, довольно широкие плечи. «Какой-то он плоский, вешалку напоминает, – невольно подумал Борис. – Сидит за моим столом, и просматривает бумаги, мои документы».

– Что вы здесь делаете в моем кабинете, кто вас впустил? На каком основании, что вы вообще себе позволяете? Немедленно покиньте помещение. Немедленно, вы меня поняли?

Незнакомец продолжал внимательно рассматривать Бориса и не проронил ни слова.

– Если вы не потрудитесь объяснить, кто вы такой и что здесь делаете, я немедленно вызову охрану.

– Плоский Ленин Иванович, – бесстрастно сказал незнакомец, – следователь по особо важным делам следственного отдела специальной судебной системы, предназначенной для повсеместного поддержания социалистической законности, для выявления и наказания особо злостных нарушителей, внедренных в звенья управления нашей страной с целью нанесения ей особого вреда и даже для разрушения нашей системы.

КГ, открыв рот, слушал этот бюрократический речитатив, апофеоз овеществленного правосознания, – «надо же, следователь Плоский собственной персоной!» – слов он не ходил.

– Борис Илларионович Кулаков, не так ли?

– Кулагин я, сколько можно...

– Пусть будет по-вашему. Никогда не спорю по пустякам. Хочется быть Кулагиным, будьте Кулагиным. Не хотите быть сантехником, будьте кем хотите, хоть чертом, хоть дьяволом. Вам это, товарищ Кулаков, все равно не поможет. Карающая рука возмездия может быть и не очень сурова, но она найдет вас везде, наказание нашего закона неотвратимо как меч Немезиды.

Мы с вами неплохо знакомы. Правда, заочно. Вот теперь и очно познакомились. «Если гора не идет к Магомету, то Магомет идет к горе». Что скажете?

– Как вас пропустили, как вы попали сюда?

– А вы позвоните на вахту, они и скажут вам.

– И позвоню, и узнаю. Прямо сейчас.

Борис поднял трубку местного телефона.

– Охрана? Это Кулагин Борис Илларионович. Скажите, пожалуйста, на каком основании вы пропустили ко мне посетителя? Он не имеет никакого отношения ни к моей работе, ни к деятельности нашей организации.

– Так, сейчас посмотрим. Как фамилия?

– Плоский.

– Ленин Иванович, есть такое дело. У него пропуск на весь год. Оформлен полгода тому назад. С возможностью посещения вашего подразделения.

– От какой организации?

– Понятия не имею. Я человек маленький. Начальник охраны мне спустил список, я обязан пропустить. Да вы не волнуйтесь, товарищ Кулагин. Это точно Плоский, я проверил, он паспорт предъявил.

– Зачем вы пропускаете посторонних, которые мешают нам работать?

– Никак нет. Если он есть в бумаге, утвержденной начальником охраны и замдиректора по режиму, значит, он не посторонний. Тут у меня большой список. Кроме Плоского, есть Вагинян Эсмердина, что ли... не понял, язык сломишь, есть Носиков Олег Васильевич, Ишкинина, много их, целый список. Если у вас какие-то претензии, то не ко мне. Это все, еще требуется моя помощь? Извините, Борис Илларионович, но у меня много дел, просто наплыв посетителей и командировочных.

Борис сконфуженно повесил трубку.

– А как же вы попали сюда, в мой кабинет?

– Охранник проводил меня и открыл дверь. Зачем закрыл за мной? – не знаю, зачем это ему понадобилось.

– Ну, хорошо, – устало произнес Борис, – пришли, так пришли. И что вы хотите, устроить допрос? Спрашивайте, что вам нужно, мне нечего скрывать. Мне не за что стыдиться. Спрашивайте, ищите червоточину, ищите изъян. Мы же не боги. Недостатки всегда найдутся, особенно, если очень хочется. «Ищите, да обрящете», – следователь Плоский сморщился, будто отведал кислющего лимона. – Я чувствую, вы не любите цитаты из Библии, – продолжил КГ. – Что поделать? Мудрость древних нам с вами тоже может пригодиться. Спрашивайте.

– Да нет, Борис Илларионович. Я пришел не для того, чтобы допрашивать вас. Если бы это было моей целью, я вызвал бы вас в свой кабинет.

Но я же здесь, у вас, пришел просто поговорить. Вы многого не понимаете, а я мог бы дать хороший совет.

– Поговорить? Дать совет? Почему? Делайте свое дело, я буду делать свое. Моя совесть чиста.

– Вы многого не знаете. Не понимаете, как работает система. Решил вам подсказать – иначе говоря, помочь. Мой визит носит абсолютно неофициальный характер. Я вот полистал ваши документы, мне понравилось. Правильно Нурбида Динмухамедовна говорила, вы – толковый работник. Я бы, например, был бы очень рад, если бы у меня появился такой помощник.

«Чтобы я связал свою жизнь с этой отвратительной СИСТЕМОЙ, да еще в подмастерья к этому Плоскому – ну уж нет... Шуткует, видать, Ленин Иванович». КГ решил пропустить мимо ушей последнее замечание.

– Так это Нурбида Динмухамедовна вас прислала? – очень даже интересно, – сердце Бориса бешено забилось.

«Мерзавец, юбочник. Он забудет обо всех делах, лишь бы отхватить кусочек сладкого. Любитель клубнички – подумал он. – А что, если я сейчас сдвину стол и прижму этого Плоского к стене? Сделаю его еще более плоским. Прижму стол к животу, язык у следователя по особо важным делам выпадет, рот откроется, он станет хрипеть, задыхаться... Когда-нибудь я обязательно это сделаю. Когда-нибудь... Обязательно. Но не сейчас. Он пришел сам. Ему что-то надо. Послушаем, зачем он пришел – не я к нему, а он ко мне – что это ему вдруг понадобилось от бедного обвиняемого?»

– Так вы хотите мне помочь? С какой стати? Не нужна мне ваша помощь. Почему именно ВАША помощь? Себе помогите. Ведите свое расследование честно, это и будет лучшая помощь для меня. Честно. И этого вполне достаточно с вас.

– Знаете, Борис Илларионович, вы человек молодой и горячий. Я не обижаюсь на вас. Многого не знаете и поэтому ведете себя вызывающе. И таким вот неадекватным поведением усугубляете свое и без того нелегкое положение. Если бы вы сознались... Думаю, что чистосердечное признание и раскаяние еще может спасти вас.

– Ну, так скажите, в чем меня обвиняют. Тогда я, наконец, сумею доказать, что я невиновен.

– Все обвиняемые без исключения, все, как один, говорят, что они невиновны.

– Вы предубеждены против меня, как и все другие?

– Нет, у меня нет предубеждения.

– Надеюсь, что это так. Спасибо вам за это, Ленин Иванович. А вот все остальные, как я понял, заранее уверены в моей виновности. Они влияют на мнение других и создают вокруг меня замкнутый круг подозрения и недоброжелательности. Поэтому-то мое положение все время ухудшается.

– Вы неправильно понимаете существо работы суда. Это так только говорится: «допрос». Допрос – то есть, вопросы и ответы. Обвиняемому кажется, что мы выясняем обстоятельства дела, что-то узнаем, изучаем, направляем какие-то документы. Кажется. И обвиняемым, и адвокатам, и посторонним наблюдателям. Хотя, конечно, мы все это делаем. Но только для того, чтобы получше присмотреться к вам, ближе познакомиться, понять, кто вы есть на самом деле.

Мы никуда не спешим. Для начала просто изучаем вас. Причем, это идет как на низшем уровне, то есть на моем, на уровне простого следователя по особо важным делам, так и на более высоких уровнях. Сколько таких уровней и где он, самый высокий уровень, я, например, не знаю. Изучаю только то, что мне предписано. Составляю отчеты, докладные. Они поступают в канцелярию и лежат там. Будет ли их изучать вышестоящее руководство, это никому не известно. Когда придет время принимать окончательное решение, могут испросить документ и ознакомиться. Повлияет ли он на исход дела или никак не повлияет, это нам, простым смертным, неведомо. А могут и не испросить этого документа.

Я бы посоветовал вам иметь адвоката, а не пытаться заниматься защитой самому. Адвокат лучше представляет, как такие дела делаются. Хотя их возможности, я имею в виду адвокатов, тоже очень невелики.

Так вот, я изучаю только то, что мне предписано. А что рассматривают на других уровнях касаемо вас, это мне неизвестно. Никто мне этого не скажет. Да и встречаться со мной никто из высших судебных инстанций не станет, и говорить – тоже. И те документы, которые они рассматривают в ходе судебного процесса, мне недоступны. Даже начальник канцелярии их не знает. Эти документы пронумерованы и названы, но хранятся в запечатанных портфелях в специальных ячейках. И вскрыть портфель может только исполнитель соответствующего уровня или вышестоящая инстанция.

Так что я не могу ответить на прямо поставленный и справедливый вопрос, в чем вас обвиняют. У меня есть поручения. Я их выполню и дам отчет. Мой отчет может и не повлиять. Но заранее здесь ничего не известно. Не исключено, что и повлияет. Если вы, например, признаетесь в содеянном, это может в некоторых случаях спасти вас.

Я вижу, вы любите библейские притчи. Любите, хотя это и показалось мне странным, вы же пионером были, комсомольцем. Насколько я знаю, обсуждали даже вопрос о том, чтобы стать членом КПСС. Удивляетесь? – мы о многом осведомлены, стало быть. Но не в этом суть. О другом говорим. И малый поступок может спасти подчас. Хотите притчу? Не я придумал. Ваша любимая Библия. Мы тоже не лыком шиты.

Заболел мытарь Петр и приблизился он к смерти. И было ему видение, что умер он и душа его предстала пред грозным судиёй. С одной стороны весов стояли светлые Ангелы, с другой — страшные и бесчеловечные демоны. Демоны положили на чашу весов злые дела Петра, и чаша была переполнена ими. Ангелы же не имели ничего, что положить надлежало на противоположную чашу, ибо Петр не свершил никаких добрых дел. Тогда Ангел Хранитель Петра сказал: «Нам действительно нечего положить на весы, разве только вот что – недавно Петр дал нищему хлеб, только чтобы отделаться от его назойливости, и нищий благодарил за это Бога». Положил Ангел данный Петром хлеб на весы, и эта чаша сразу перевесила все злые дела Петра. Демоны исчезли, а Ангелы сказали Петру: «Иди, Петр, и прибавь к этому хлебу другие добрые дела, чтобы не взяли тебя бесы и не повели бы на вечную муку».

Так и у Федора Михайловича, Достоевского, я имею в виду, хоть мы, коммунисты и не признаем его, притча есть о луковке, которая могла спасти злую бабу, кою черти бросили в огненное озеро. Покайтесь в малом, может, это и окажется луковкой, которая вас спасет. И не будьте вы строптивым, как та злющая бабища, а то и луковка не поможет вам. Маленькая толика раскаяния спасти может. И наоборот. Яростным своим сопротивлением вы только усугубляете вину. На горб терпеливого верблюда навьючили огромное количество поклажи, и он все выдержал, но когда положили легчайшую соломинку – верблюд рухнул. Невесомая былинка может переломить хребет даже самому могучему верблюду. Нашему терпению тоже может наступить конец, учтите это.

Вот так и проходят наши дела. А захотите ли вы вникнуть в это и добросердечно помочь следствию, в конце концов, это ваше дело.

Разбирательство идет постепенно, шаг за шагом. И вот, в ходе разбирательства выявляются неясные вначале контуры приговора, а потом и сам приговор.

Я пришел к вам, чтобы помочь. Мы, работники СИСТЕМЫ – единственные ваши друзья сейчас. Вы правильно сказали – все от вас отвернулись. Боятся быть рядом с вами, оказаться хоть в чем-то причастными к вашему делу. Ведь вы – прокаженный. Вы сами можете помочь себе, еще не поздно. Поможете себе и мне тоже поможете. Я смогу, наконец, закрыть несколько висящих дел, и это повлияет на мое продвижение по службе.

– А если я не признаю себя виновным?

– Для вас это только хуже. Потому что мы все равно сумеем найти доказательства. Дело есть. Преступление есть. Обвиняемый тоже есть. Доказательства всегда найдутся. Вы же не святой, сами сказали. Так что доказательства – это дело техники.

– Как вы докажете то, чего не было и чего я не совершал?

– Зря вы так, Борис Илларионович. Я ведь добра вам желаю. А обстоятельства пока против вас. Давайте поговорим по существу. У меня есть несколько заявлений, вот их и разберем. Это не допрос. Я хотел бы, чтобы мы по-товарищески поговорили.

– Ну, что же, валяйте, какие у вас заявления? Пока вы их прочтете, все обвинения против меня рассыплются в пыль. То есть, я очень рад, что вы пришли сюда. Уверен, что мы минуту поговорим по существу, и вы сами поймете, что все это не больше, чем недоразумение. И вам самому будет стыдно за то, что вы отнимаете по пустякам свое и мое время.

Comments

( 36 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
chubarin
Nov. 30th, 2017 07:57 pm (UTC)
И снова: если вы не идете к СИСТЕМЕ, СИСТЕМА идет к вам. Нет, Борис однозначно должен давать себе передышку от СИСТЕМЫ хотя бы в те моменты, пока она забывает о нем. Тем более если это правда будет способствовать ее удалению от него. А как не думать "об обезьяне" - заставить себя чем-то с головой увлечься. Хоть в женщину сильно влюбиться, хоть вечный двигатель начать изобретать, хоть в поход на северный полюс рвануть. Вот туда бы, кстати, велиары СИСТЕМЫ вряд ли добрались. А так до чего дошло - уже Плоский прямо к нему пришел, потом и мадам Вагинян явится, раз пропуск на нее уже выписан, потом и другие зачастят. Борису стоило бы все-таки подумать, куда сбежать от таких ходоков.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:15 am (UTC)
Я думаю, он попытается. Другое дело, получится ли это.
odyly
Dec. 1st, 2017 02:06 pm (UTC)
Пытаюсь понять, почему следователь пришел к Борису, а не вызвал его к себе. Наверное, для эффекта неожиданности. Потому и получилось, как в спектакле, что Борис открыл дверь ключом, и вдруг увидел человека, по-хозяйски устроившегося за его столом. А еще Борису этим продемонстрировали всесильность взявшегося за него ведомства. И я, к сожалению, уверена, что разговор по существу ему не поможет. Хоть Плоский и говорит, что пришел помочь, но ясно, что его цели прямо противоположны.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:16 am (UTC)
У Плоского есть цель посещения. Вы узнаете о ней из окончания главы.
ger0y
Dec. 1st, 2017 02:53 pm (UTC)
Ну вот, и какой был смысл париться из-за наказания охранников, когда с собственным делом нет определенности? И про какие такие заявления говорит этот Ленин Иванович? Сдается мне, сейчас Борис кое-что узнает, но нисколько не лучше ему будет от этого. Не зря же Ленин Иванович заявил, что для следствия достаточно того, что Борис не святой. Тогда преступлениями могут назвать и мелкие проступки, которые он не считал преступлением.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:17 am (UTC)
И мелкие проступки и отсутствие мелких проступков. Был бы человек, а проблемы на него всяко можно повесить.
ilich72
Dec. 1st, 2017 07:14 pm (UTC)
Следователь призывает героя покаяться, признать хоть какую-то малую вину, но самое удивительное здесь, что неизвестными остаются критерии этой вины. Возможные грехи христианина отражены в десяти заповедях, грехи обычного преступника - в уголовном кодексе. Но как Борис может знать, что считает преступлением СИСТЕМА? И ведь наверняка, как и в обычном суде, незнание закона не освобождает от ответственности. И, быть может, одна из задач героя в дальнейшем - понять, что именно хотя бы приблизительно представляют собой те законы, в нарушении которых его обвиняют? Или главная пружина трагедии в том, что ему так и не удастся приблизиться к пониманию этого?
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:20 am (UTC)
Помните процессы 30-х годов? Подписывали все, соглашались, что они японские и немецкие шпионы. СИСТЕМЕ важно, чтобы пойманная мышка покаялась. Тогда уже есть за что ее всерьез наказывать. Признание - царица доказательств (Вышинский).
(no subject) - ilich72 - Dec. 7th, 2017 04:14 pm (UTC) - Expand
(no subject) - krugo_svetov - Dec. 10th, 2017 02:14 pm (UTC) - Expand
timerlan88
Dec. 1st, 2017 08:56 pm (UTC)
Да-а! Я смотрю, СИСТЕМА взялась за Бориса не в шутку, а всерьез. И попробуй тут отвлекись и развейся, когда обложили буквально со всех сторон. Сначала вся эта катавасия в кладовой, а теперь и следователь заявился. Что же будет дальше? Начнут припираться домой и оставаться ночевать у Бориса? Это какой-то кошмар, а не нормальная жизнь получается.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:20 am (UTC)
Коготок увяз - всей птичке пропасть.
ninafk
Dec. 1st, 2017 09:21 pm (UTC)
"Мы никуда не спешим. Для начала просто изучаем вас". Ничего не скажешь, обрадовал... Они никуда не торопятся, видите ли. Ну и подлецы – лицемерные и расчетливые. Я долгое время старалась смотреть на ситуацию с юмором, как в некотором смысле и сам Борис, но это становится все сложней и сложней.
И как тут не вспомнить бедолаг, встреченных Борисом в коридоре подвала дома в Манежном переулке. Возможно, их тоже не сразу довели до ручки, а вот так постепенно, как доводят сейчас Бориса.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:21 am (UTC)
Наверное, да - постепенно, шаг за шагом...
nochnaya_ptaha
Dec. 1st, 2017 09:56 pm (UTC)
Даже этот следователь с дурацкой фамилией не сказал Борису, в чем его обвиняют. Да еще и откровенно признался, что не может ответить на прямой и справедливый вопрос. И как же тогда бедному Борису быть? Как защищаться, если не имеешь понятия, в чем тебя обвиняют?! Ведь защита всегда строится на основании предъявленного обвинения, а, если его нет, никакой опытный адвокат не поможет. И сам растеряешься, не будешь знать, как держаться, как не сболтнуть лишнего. Борис пока держится, но, боюсь, что его самообладание уже на исходе.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:22 am (UTC)
Борис - мышка в когтях кошки. Обращение к нормам права и справедливости - бессмысленно.
yurbashi83
Dec. 2nd, 2017 08:13 pm (UTC)
На первый взгляд, этот Ленин Иванович производит не такое уж плохое впечатление. Он хотя бы не пытается обойти главный вопрос, а откровенно говорит Борису: "я не могу ответить на прямо поставленный и справедливый вопрос, в чем вас обвиняют". Но откровенно ли на самом деле? Вся остальная его иносказательность наводит на мысль, что СИСТЕМЕ достаточно выбрать жертву, а преступление будет подобрано уже в процессе следствия. К тому же вспомним Вована с Димоном и остальных служителей СИСТЕМЫ, с которыми уже познакомился Борис. Наверное, Плоский может быть умнее и образованнее, чем они, но вряд ли он чем-то отличается по моральным качествам.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:24 am (UTC)
Какая может быть мораль? Где в госорганах вы видели мораль? Только социалистическая законность и пролетарская необходимость.
oxana_vesna
Dec. 2nd, 2017 08:42 pm (UTC)
Вот не думаю, что Нюра приходит в снах к Борису по чьему-то заданию. Это больше похоже на то, что он сам сильно много думает о ней. И если на нее еще, как выяснилось, пропуск к нему на работу выписан, то дело плохо. Придет она к нему, Борис растает и втянется в историю. А ведь ему и так нелегко. Вот зачем сейчас следователь к нему пришел? Не верится мне, что из этого выйдет что-то хорошее. Разве сможет Борис как-то оправдаться перед человеком, считающим, что доказательства всегда найдутся, когда есть обвиняемый?
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:25 am (UTC)
О визите вы все узнаете в следующей части. В целом вы правы.
saraphze
Dec. 3rd, 2017 06:05 pm (UTC)
Выходит, едва ли не любой служащий СИСТЕМЫ может свободно проникнуть в НПО "Базальт"? Неприятное открытие, что и говорить. Но я уже ничему не удивляюсь. Если СИСТЕМА вездесуща, то ее сотрудники, конечно, должны получать доступ в интересующие их организации.
Вопрос в том, что делать и как быть нашему герою. Как ему оградиться от активного вмешательства СИСТЕМЫ в его жизнь. И тут, увы, ничего толкового на ум не приходит. Может, все-таки обратиться к адвокату? Совет кажется наивным, но ничего лучшего не придумывается.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:28 am (UTC)
В те годы член бюро обкома мог попасть в любое самое закрытое учреждение. Что касается СИСТЕМЫ, то складывается впечатление, что она по уровню влияния выше любых других государственных и партийных органов, она - наднациональна.
jenitomi
Dec. 3rd, 2017 07:30 pm (UTC)
Чем дальше, тем напряженнее. Теперь нашему бедному Борису и на работе совсем покоя нет. И, если на Вована и Димоном можно было как-то не обращать внимание, то такую серьезную персону, как следователя Плоского, игнорировать никак не получится.
И я тоже подумала про адвоката. Точнее, не адвоката, а влиятельного Нестора Арсентьевича, с которым созванивалась мать Бориса. Наверное, надо все-таки ему позвонить, встретиться. А что еще остается? Ведь положение Бориса только ухудшается и ухудшается.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:29 am (UTC)
Ваши мысли совпадают с мыслями Бориса. А что из этого получится мы еще узнаем.
goodsmoker
Dec. 3rd, 2017 07:56 pm (UTC)
Еще один гость из параллельного мира говорит Борису: "Мы, работники СИСТЕМЫ – единственные ваши друзья сейчас". Если они все так настойчиво пытаются внушить это ему, значит, у СИСТЕМЫ еще не получилось сделать его своею частью. Но есть ощущение, что постепенно доля правды в этих словах появляется. Борис не может помешать СИСТЕМЕ оформить пропуска к нему на работу. Но пропуск в сновидения получить гораздо сложнее, и по прежним встречам Бориса с Нюрой Ишкининой складывается впечатление, что проникла в сны героя она не без его собственной помощи. И он даже, кажется, не особо переживает из-за того, что она приходит в снах пообнимать и ласковых слов наговорить, а волнуется только из-за того, что она приходит не по своей воле, а по приказу СИСТЕМЫ. А если через некоторое время параллельный мир окружит Бориса своими слугами, не вызывающими у него неприязни, то наш герой запросто может сдаться без боя.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:31 am (UTC)
Интересное рассуждение о воздействии СИСТЕМЫ на сны героя. Потом мы увидим, что она достанет его и на том свете.
djylija
Dec. 3rd, 2017 09:04 pm (UTC)
Прекрасный сюрприз, нечего сказать! Приходишь ты утром на работу, а там сидит следователь. И лицемерно уверяет, что пришел "просто поговорить" и "дать хороший совет".
А у меня складывается впечатление, что Бориса подталкивают к тому, чтобы он сам себя оговорил. Нет у них против него ничего серьезного. Поэтому и не могут сказать, в чем конкретно обвиняют Бориса. "Обстоятельства против вас"... Какие обстоятельства, что это вообще такое - "обстоятельства"? Расплывчатое понятие и ничего больше.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:33 am (UTC)
СИСТЕМА ищет путей как-то договориться с Борисом. А почему - об этом мы узнаем позже.
roadleyek
Dec. 3rd, 2017 09:27 pm (UTC)
"Это не допрос. Я хотел бы, чтобы мы по-товарищески поговорили". Прочитал, и сразу вспомнилась поговорка про тамбовского волка.
И правда, ну какой этот следователь товарищ Борису, какие у них могут быть разговоры по душам? Поговоришь по душам. А потом твои же слова используют против тебя, и окажешься ты кругом в дураках.
И Плоский ведь сам признается, что ему хочется закрыть несколько висящих дел. Наверно, дело Бориса из числа таких. Так что понятно, чего он явился по его душу.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 07:34 am (UTC)
В целом - да. Но есть еще цель, о которой мы узнаем несколько позже.
kittisakte
Dec. 4th, 2017 04:48 pm (UTC)
Читаю отрывок и чувствую, как "кипит мой разум возмущенный".
Потому что, ей-богу, это уже переходит все границы приличий. Ведь что делает Плоский? Без предупреждения явился в кабинет Бориса с утра пораньше и пытается его обработать, прикинувшись доброжелателем. Дескать, я хочу вам помочь... Ну-ну! Слыхали мы эти сказки. Надеюсь, Борис не поверит и будет вести себя с верным служакой СИСТЕМЫ предельно осмотрительно.
krugo_svetov
Dec. 4th, 2017 08:19 pm (UTC)

Кипит мой разум возмущенный. У вас будет еще много поводов для возмущения.

Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 36 comments — Leave a comment )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

September 2019
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow