?

Log in

No account? Create an account
Фуа-гра – сломанное крылышко - 3

* * *

Аня говорила и говорила. Она уже изрядно выпила... И будто поток прорвало.

– Прям, клялась! А подружка твоя тут же и поверила, – Аня смачно зевнула, нехотя прикрывая рот ладонью. – Она прям при мне красилась. Ну, почти при мне. Чего, чего? Сигареты кончились?

Ира сказала, что у нее есть еще пачка, дурра-а-ацкая сумка, в ней никогда ничего не найдешь.

– Эта идиотка домработница, – произнесла Аня с каменным лицом, – часа полтора назад я положила прямо перед ее носом два мешка с продуктами, водитель привез. Вот увидишь, сейчас явится сюда и спросит, что ей с этим делать? Пришла с рекомендациями, я, говорит, жрец культуры, богиня голубого экрана, телевизионный режиссер... Все для нее сделала, умоляла, чтобы переехала сюда, комнату для нее выделила, ну и работай, неча разглагольствовать о высоком. Хочешь о высоком? Чо-ты-с-телевидяння-ушла, возвращайся – или не берут уже? Она не знает даже, как курицу приготовить. Свари бульон, а это отработанное птичье мясо, оно уже ни к чему не годно, просто жвачка, его просто... теперь надо выбросить. Совсем сбилась с мысли, о чем это я?
Read more...Collapse )
Фуа-гра – сломанное крылышко - 2

* * *

Ира Гнатова искала многоквартирный дом Анны до двух часов. Потом не могла найти подъезд, и Анне пришлось одеться и выйти ей навстречу. Ира объяснила, что ехала отлично – ни пробок, ни аварий, что она очень хорошо помнила дорогу, а потом запуталась, это когда свернула от Баррикадной.

– Не Баррикадная, а Беговая, пухлая ты моя малышка. Ты ведь уже здесь бывала.

Ира, мокрая, встрепанная, что-то невнятно пробормотала, бросилась назад к машине. Анна подняла воротник пальто из ламы, закурила и спокойно ожидала, повернувшись спиной к ветру. Подружка быстро вернулась, нервно вытирая салфеткой разгоряченное, потное, в красных пятнах лицо, но это ее почему-то не освежило. Аня со смехом сообщила, что завтрак сгорел к чертям собачьим – и омлет, и тосты с сыром – но оказалось, что Ира по пути уже перекусила в какой-то уж-ж-жасной шаверме.
Read more...Collapse )
Друзья, мне хотелось бы предложить вам для прочтения в этом и нескольких последующих постах рассказ Саши Кругосветова «Фуа-гра – сломанное крылышко». Несколько лет назад он был напечатан в журнале «Российский колокол», а потом вошел в мой сборник «Цветные рассказы», но в ЖЖ я его еще не публиковал.

Саша Кругосветов, «Фуа-гра – сломанное крылышко»

Фуа-гра – сломанное крылышко

Он говорит: «Бедный мой Дядюшка Виггили!» Это он про мою ногу.
Так и сказал: «Бедный мой Дядюшка Виггили!..» Господи, до чего он был милый!

Д. Сэлинджер. «Дядюшка Виггили»[1]


Настроение у Ани Бакшировой – из рук вон... Настроение... Какое к черту настроение? – полный упадок. Паника. Депрессия – можно и так сказать... Сволочь какая! Тоже мне, цаца... Не лорд... Даже не англичанин. Ну, хорошо – не сакс, был бы хоть английским евреем, как Майкл Нордингтон, к примеру. Этот же – и того хуже – простой ирлашка, а туда же. Типа – «я тебя люб-лю, но женитьба в мои планы не вхо-дит». Интересно, кто к кому снисходить должен? Настоящая белая женщина из России или этот, без роду и племени?
Read more...Collapse )
Саша Кругосветов на встрече с юными читателями

В «Литературной газете» вышла рецензия Льва Аннинского на двухтомник Саши Кругосветова «Цветные рассказы», а в Центральной библиотеке им. К.Г. Паустовского в Санкт-Петербурге состоялась встреча писателя с юными читателями.


В № 8 (6680) от 27.02.2019 еженедельника «Литературная газета» опубликована рецензия «Жизнь в цвете» на двухтомник Саши Кругосветова «Цветные рассказы», написанная известным еще с советских времен критиком и литературоведом Львом Аннинским.

Ознакомиться с публикацией можно на сайте издания:
Read more...Collapse )

Выставка «Уже или ещё?»

Выставка книг Саши Кругосветова «Уже или ещё?»

Выставка книг Саши Кругосветова «Уже или ещё?» открывается 10 апреля в Новом здании Российской Национальной библиотеки по адресу: Санкт-Петербург, Московский проспект, дом 165/2. Как раз к её открытию в издательстве «Литературная Россия» выходит книга Саши Кругосветова с таким же названием.

В книгу вошли рассказы и лирические зарисовки, ранее публиковавшиеся в еженедельнике «Литературная Россия», а также произведения, не вписавшиеся в объём газетных полос, но оценённые в литературно-критических статьях на страницах издания. За эти публикации в 2017 году Саша Кругосветов стал лауреатом премии «Литературной России».

Узнать подробнее о сборнике «Уже или ещё?» и почитать некоторые из вошедших в него произведений вы можете на сайте автора. Купить книгу можно в интернет-магазине «Лабиринт».

Read more...Collapse )

Тайна соавторства

Саша Кругосветов и Лев Лапкин

Некоторое время назад у меня родилась шуточная зарисовка, в которой о Саше Кругосветове и Льве Лапкине рассказывается как о двух разных людях, пишущих в соавторстве. Возможно, я иногда буду использовать эту миниатюру для создания непринужденной атмосферы на своих творческих вечерах и презентациях книг. Ну а пока что мне показалось правильным представить этот текст в печатном виде здесь в ЖЖ.

Жил-был на свете один человек, звали его Лев Лапкин. Вначале он был мальчиком, потом – парнем, потом стал зрелым мужчиной. В общем, все – как у всех. Он был ровесником войны, и прожил долгую, довольно трудную, но в целом очень счастливую жизнь. «Прожил» – не значит, что его нет. Он и сейчас жив и здравствует. И слава богу.

В тревожные 90-е Льву Лапкину приходилось особо много работать, он мало бывал дома, но ему хотелось хотя бы иногда рассказывать сыну Диме сказки перед сном. Причём не какие-то сказки из известных книг, а свои собственные. Но чтобы придумывать новые сказки, требовалось свободное время, а вот как раз свободного-то времени у него совсем и не было. И тогда наш герой вспомнил, что он изобретатель, и изобрёл путешественника и сказочника Сашу Кругосветова.
Read more...Collapse )
Придет время, и она возьмет нас в свой замок - 6

* * *

Белые ночи. Выйдя из Домжура, Нарик с Мариной долго бродили по городу. Нарик рассказывал о своей маме. О том, что матушка до сих пор ездит на велосипеде в Московский район, чтобы заработать какую-никакую копеечку, что до сих пор переживает за него по пустякам, что бабушки уже давно нет... О том, как он, Нарик, в свое время увлекался вокалом, танцем, как ему нравилось читать стихи... Но, увы, ничего серьезного из этого не получилось. Потому что сердце. Вот он и остался взрослым ребенком. Что друзья за веселый нрав и форму пальцев называют его «барабанные палочки». Вспоминал о своей беззаветной преданности первому чувству, о ежедневной розе и о «гранатовом браслете». О том, что мама знает о его давней привязанности к Лене, но незнакома с ней и имени ее не знает. «Меня это не интересует, – говорила ему мама. – Баловство одно. Немного затянулось твое юношеское увлечение. Все проходит. И это пройдет».
Read more...Collapse )
Придет время, и она возьмет нас в свой замок - 5

* * *

Рабочий день Леонарда прошел в обычных хлопотах – звонки, отчеты в министерство культуры, в обком, документы, посетители. Все, день закончен. Свою норму закупоренных бутылок я выполнил. Не помню как там у Джека Лондона – пять тысяч закупоренных или раскупоренных бутылок в день? Теперь пусть работают другие. Флаг им в руки. Он вышел на Невский и медленно побрел в Домжур, благо это совсем рядом. По пути заметил девочку лет двенадцати. Коротко подстриженные пепельные волосы по бокам закрывают уши, а спереди откинуты назад, открывая высокий лоб. Девочка шла быстрым, энергичным шагом, размахивая руками, будто маршируя под музыку. И взгляд... Взгляд всезнайки. Казалось, что она успевает заметить и пересчитать всех прохожих на Невском, о каждом сделать умозаключение и каждому вынести свой приговор. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит. Как же ей наскучил этот неумный и суетливый народец, шаркающий ногами по тротуару Невской перспективы. Сами-то вы знаете, куда вы все идете? Ее взгляд на мгновение остановился на чуть сутуловатой фигуре Леонарда – и этот туда же. Юная леди непроизвольно зевнула. Зевнула, как и подобает настоящей леди, не размыкая губ, но скрыть зевок ей не вполне удалось, выдали дрогнувшие крылышки аккуратного носика.
Read more...Collapse )
Придет время, и она возьмет нас в свой замок - 4

* * *

В обеденный перерыв Леонард Вацлович доехал на метро до Фрунзенской. Прошел вдоль Обводного канала к улице Константина Заслонова. Интересно, что это за выдающаяся такая личность, что в его честь назвали даже улицу в центре города? Фильм, вроде, был такой о партизанах. Вошел во двор здания, построенного, видимо, еще в XIX веке. Почему в Ленинграде говорят «парадная»? Дверь на лестницу распахнута настежь и, к слову сказать, совсем не выглядит парадной. Стены ветхие, штукатурка местами обвалилась, местами осыпалась от старости цветными живописными пятнами. Очень выразительно – прямо Мондриан[1] или Клее[2]. В лестничную шахту встроен лифт, тоже довольно архаичный – начала XX века, видимо.

Леонард – очень худощавый молодой человек, ростом чуть выше среднего, возраст – до тридцати. Друзья называют его Нариком. Плечи широкие, но очень худые, грудь – впалая, тонкая талия, руки, ноги – тоже очень худые. Он в летней рубашке и немного потрепанных бельгийских брюках. Длинные светлые волосы, высокий чистый лоб, широко поставленные огромные глаза... Нарика можно было бы назвать очень интересным, эффектным, если бы не излишняя худоба лица и некоторая синюшность припухлых губ.
Read more...Collapse )
Придет время, и она возьмет нас в свой замок - 3

* * *

В общем так. Вы спросите, как закончились эти кутерьма и пересуды, за которыми, если говорить откровенно, скрыты – ну, не скрыты, а можно сказать, располагаются – глубокие человеческие чувства и нелегкие переживания отдельных уважаемых людей, потому что сердце, как известно, не камень, потому что, как пел о сердце Леонид Осипович, ему «не хочется покоя», и вот за это нежелание покоя сердце обычно и расплачивается самыми что ни на есть своими глубокими переживаниями? По прошествии некоторого времени Георгия Яковлевича сняли с работы за аморалку в коллективе, засорение кадров и идейную неустойчивость, долго мурыжили по кабинетам и судам, недвусмысленно намекали, что ему светят места, не столь отдаленные, пока он сам не собрал манатки и вместе гримершей Валькой не умотал в провинциальный сибирский театр. Обстановка в театре на Грибоедова – хуже некуда. Маринку уговаривали перейти в Ленком, предлагали роль Наташи Ихметьевой в «Униженных и оскорбленных» Достоевского. Конечно, это не Академический театр. Ставки пониже. И там нет таких заслуженных и таких народных. Да может, оно и к лучшему. Так думала Марина Шитикова. Думала, думала, да и согласилась, в конце концов.
Read more...Collapse )

Profile

юзерпик1
krugo_svetov
krugo_svetov

Latest Month

March 2019
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow